Подпишись на новости
 
 
Нашли ошибку в тексте?
Ctrl+Enter

Ангел-Хранитель

 А что такое остров? - еще в самолете спрашивал Мальчик.

- Это когда не так много твердой земли, а кругом нее вода, - объяснил папа.

Утром Мальчик проснулся и первым выбежал на балкон.

Солнце было горячим. Небо - синим. Город был белый. Дома, балконы, крыши, даже заборы - все было ослепительно-белым.

У домов росли странные деревья: листья у них были как птичьи перья...

- Как их зовут? - спросил Мальчик.

- Это пальмы, мой милый! - сказала мама. - На них финики зреют. Видишь?

Мальчик кивнул.

- А какой воздух! - восхищалась мама и дышала полной грудью.

- Как бабушкины пироги пахнет! - принюхался и радостно удивился Мальчик.

Пышный куст под балконом, весь в синих цветочках, благоухал ванилью.

- Это же ваниль!.. Подумать только, целые кусты ванили! - догадалась мама. - Вот что значит тропики!

- Хорошо! - сказал папа.

- Обалденно! - поддержала его мама.

Мальчик был с ними полностью согласен.

Только вчера еще была зима. Там, у них дома. Зима с глубокими сугробами, с метелями, морозами...

Когда они шли к самолету, у Мальчика мерзли щеки и нос, и он натягивал колючий шарф на лицо. А сегодня сразу лето... Разве это не чудо?

- А там что? - спросил Мальчик. - Продолжение неба?

Папа засмеялся:

- Нет, дружище! Там - Океан! - и подхватил его на руки, чтоб он мог дальше видеть.

И Мальчик увидел еще и гавань, и корабли. Обыкновенные и под парусами.

- Хорошо! - восхитился папа.

- Как в сказке! - подтвердила мама.

- Ну, пойдем-ка поздороваемся с Океаном, - сказал мальчику папа.


Мальчик бегал по сырому песку, оглядывался и смотрел, как волны слизывают его следы.

Потом он сооружал замок.

- До самого неба построю! - обещал он родителям.

Потом он прыгал с большого камня в океан. Папа на всякий случай стоял рядом.

Потом он познакомился с двумя мальчишками. Они были похожи, как две капли воды, потому что были близнецами.

Братья бегали друг за другом и за ним. И кричали что-то на незнакомом языке. Странно, но Мальчик их немножко понимал.

Потом они швыряли камни в Океан и соревновались, кто бросит дальше.

Было очень весело.

А потом близнецы дружно напали на него. Непонятно почему. Мальчик заревел, но все равно храбро отбивался.

Близнецов увели, а Мальчик уселся на горячий камень и сидел, болтая ногами в воде...


В гостиницу они возвращались через Гавань.

Рыбаки выгружали с лодок свой улов.

Кошки со всего города, - черные, белые, рыжие, полосатые - сбежались к пристани. Они знали, что в это время их будут кормить. Такая была в этом городе традиция. Для развлечения туристов.

Рыбаки бросали кошкам из лодок мелкую рыбешку, негодную для продажи.

А туристы из разных стран разговаривали с кошками каждый на своем языке и кормили их остатками от своих завтраков.

Мама из пакета тоже вытащила бутерброд, и Мальчик протянул его белой кошке с черным хвостом.

- Она уже откликается на имя Муська! - радостно сообщил родителям Мальчик.


Из Гавани в город надо было подниматься в гору по широкой деревянной лестнице. Она, казалось, висела в воздухе на высоких столбах, перил у лестницы не было, а внизу были камни и скалы.

Мальчик бежал вверх, перепрыгивая через ступеньки.

- Осторожно! - просила мама.

А Мальчик не попал ногой на ступеньку, споткнулся, сорвался с лестницы и полетел вниз.

Папа замер. Мама закричала. Люди, поднимавшиеся вверх, остановились и ахнули.

Сорваться с такой высоты!.. Костей не соберешь!..

Но там, на скалах, у мольберта стоял седой Художник и рисовал Гавань и Океан...

Он подхватил Мальчика, немного присел, потому что ловить падающего было тяжеловато, потом опустил его и они вместе сели на камни.

- Как я полетел, а!? - кричал в восторге Мальчик.

Он обнял седого Художника за шею, и они принялись дружно смеяться.

Потом они поднялись по камням и скалам вверх, к родителям. Папа от волнения отвесил Мальчику легкий шлепок по мягкому месту. А мама кинулась пожимать руку Художнику:

- Вы наш ангел - хранитель! Спасибо вам! Спасибо!

Художник по-русски не понимал, но догадывался, что его благодарят.

- Ноу, мадам! Нот эт ол! - отнекивался он.


Вечером родители собрались куда-то уходить.

- Спокойной ночи! - мама наклонилась и поцеловала Мальчика.

- А вы? - забеспокоился он.

- А мы будем жить своей жизнью, - сказал папа.

Мальчик остался в номере один и стал думать, чем бы заняться, потому что спать совсем не хотелось.

И тут он увидел картину, которая висела как раз напротив его кровати.

...Белая стена дома с голубой двустворчатой дверью. Дверь заканчивалась узорной застекленной аркой. Сразу было ясно, что это парадный вход.

Одна половинка двери была приоткрыта, словно приглашала войти.

Еще за завтраком Мальчик рассматривал эту картину и тогда же спросил у папы:

- А что за той дверью? Куда она ведет?..

Папа очень удивился:

- Никуда!.. Это фантазия художника.

Мальчик тогда поверил, а теперь начал сомневаться: не может быть, чтоб дверь никуда не вела.

В комнате горел ночник, а на картине все было залито солнечным светом. За приоткрытой половиной голубой двери виднелись три белые, освещенные солнцем ступени и часть перил...

- А дальше еще сколько ступеней? И куда они ведут?.. - опять подумал Мальчик.

Он влез на стул, чтоб лучше все рассмотреть.

Ах, как ему захотелось войти в эту дверь! Все бы, кажется, отдал, чтоб попасть туда!..

И вдруг - Мальчик даже не понял как это получилось! - он оказался во дворе, вымощенном белыми каменными плитами. Босыми ногами стоять на них было приятно, потому что они нагрелись от солнца.

От радости Мальчик подпрыгнул козликом и побежал мимо цветущих кустов роз.

Перед голубой дверью он остановился. Неудобно было входить без приглашения.

Он постучал по приоткрытой половинке и вежливо спросил:

- Можно?

- Входи! - послышалось откуда-то сверху.

Ступеньки белые, солнечные. Много. Вверх, вверх...

На огромной, залитой солнцем террасе, окруженной цветущими олеандрами, за белым столом на белом кресле сидел седой Художник и улыбался ему.

- Ты меня ждал? - спросил Мальчик.

- Вообще-то я отдыхал. Но я рад тебе! Чем займемся?

У Художника было столько цветных карандашей и хорошей бумаги на столе!

- Давай рисовать!

- Давай!

И они рисовали сначала каляки-маляки.

Потом карымбурымов и карымбурымчиков.

Потом домики с зелеными и красными крышами и желтые дороги к домикам...

А еще они рисовали корабли под парусами, оранжевое солнце, деревья и красные и голубые цветы на берегу...

Получалось все очень разноцветно и красиво.

А когда карандаш падал и Мальчик лез за ним под стол, его новый друг подставлял руку под край, чтоб Мальчик не ушибся.

- Ты похож на моего дедушку, - каждый раз говорил Мальчик. - Он тоже был седой и всегда руку подставлял, когда я под стол лазил.

- Я и есть сегодня твой дедушка, - отвечал Художник.

- А завтра кем будешь? - заинтересовался Мальчик.

- Посмотрим... Время покажет, - улыбнулся Художник. - А теперь хочешь, я научу тебя рисовать человечков?

Он взял карандаш и, рисуя, приговаривал:

- Точка, точка, два крючочка... Носик, ротик, поворотик...Ручки, ножки, огуречек - вот и вышел человечек!..

Мальчик был в восторге. Но он не любил оставаться в долгу:

- А я нарисую тебе Зюню Маленькую и Зюню Большую! - предложил он.

- Давай, - согласился художник.

- Их даже рисовать страшно, - пугал его Мальчик. - Они зубастые и кусаются! А Зюня Большая может даже съесть Зюню Маленькую!

Он старался, зато и рисунок получился очень колючий, зубастый и страшный.

- А где такие Зюни живут?

- У бабушки! В том ящике, куда она мне лазить запрещает, - объяснил Мальчик.

А потом хитро улыбнулся и сказал:

- Там только письма и фотографии. Я посмотрел и положил на место. Зюни меня и не съели.

- А ведь это грех...

- А что такое “грех”? - удивился Мальчик.

- Ты ведь знаешь, что хорошо, а что плохо?

Мальчик кивнул:

- Плохо, например, капризничать, плохо бабушку не слушать... В ящик без разрешения лезть плохо, да? А еще, наверное, первым драку начинать?..

- Хорошие примеры, - улыбнулся Художник. - Так вот, если знаешь, что это плохо, а все равно поступаешь так, это и есть грех!

- Понятно! А бегать можно? А то я устал сидеть!

- Бегать - не грешно! - засмеялся Художник.

- Ура! - закричал Мальчик. - Лови меня!

И они начали бегать по большой террасе. Туда - сюда, туда - сюда!..

Художнику так и не удалось ни разу поймать Мальчика .

Зато нахохотались они вволю.

- Пора! - сказал Художник. - Мама с папой вот-вот вернутся!

Мальчик послушно сбежал по лестнице. Остановился у голубой двери и крикнул:

- Можно я приду завтра?..

- Приходи!.. - послышалось сверху.


Мама на цыпочках вошла в комнату.

- Не спишь? - удивилась она.

- Я в гостях был, - отозвался Мальчик.

- Где?

- Секрет!

- И как вы развлекались в гостях? - спросил папа.

- Сначала рисовали, а потом бегали и ловили друг друга...

Родители засмеялись.

А Мальчик не обиделся, что они не поверили ему.


Дни отдыха проходили хорошо. И у родителей, и у Мальчика.

А вечером родители укладывали сына спать и уходили.

И Мальчик, немного погодя, бежал к Художнику.

- Ты сегодня совсем не похож на дедушку! - удивлялся он.

- Правда? А на кого я похож?

- На моего любимого дядю Колю, пожалуй, только у него волосы русые и короткие, а у тебя кудрявые и длинные, - раздумывал Мальчик и, не теряя времени, спрашивал: - А чем мы займемся?

И они дружно рисовали, или из кубиков с буквами складывали слова (мальчик уже хорошо знал самые важные слова - ПА-ПА, МА-МА, ДОМ, КОШ-КА, БА-БУ-ШКА, О-КЕ-АН).

Когда они уставали, то бегали по террасе, или вместе пели веселые песни...

А еще у Мальчика была любимая игра “в превращалки”.

- Ты кто? - спрашивал Художник, сегодня больше похожий на любимого дядю Колю, который не поехал с ними отдыхать, а остался дома, далеко-далеко отсюда, там, где сейчас зима.

- Так кто ты?

- Я - пальма!

И Мальчик становился на цыпочки, вытягивался изо всех сил, поднимал руки и распускал их, как пальмовые листья...

- А это - финики растут! - и Мальчик опускал пальцы.

- Начинается буря! - пугал Художник. - Какой ветер поднимается! - и он начинал дуть изо всех сил, изображая ветер.

Пальма качалась из стороны в сторону, метались по ветру ее перистые листья, спелые финики срывались и падали на землю...

А Мальчик разговаривал с ветром, уверял: пальмы не ломаются и бури не боятся.

И ветер понимал, что ему не одолеть прекрасное дерево. Он сдавался, буря прекращалась.

А пальма радостно вздыхала, выпрямлялась, и опять ее листья тянулись к солнцу...

Мальчик, и вправду, чувствовал себя настоящей пальмой.

- Почему так? - спрашивал он.

А Художник объяснял:

- Это называется искусство перевоплощения... И это очень помогает понимать другие существа!

Мальчику интересно было становиться и камнем, и чайкой, и черепахой, и верблюдом, и тигром, и волной океанской... Да мало ли чем еще!

Игра прекращалась, когда Мальчик говорил:

- Уф! Устал! - и прыгал в белое кресло.

- Отдохнем! - соглашался Художник, сегодня похожий на любимого дядю Колю. - Расскажи, что тебе снилось сегодня...

Чаще всего Мальчику снилась бабушка, как она его на “кувыркучих” санках катает и они вместе валятся в сугроб и хохочут.

Только он бабушку не бабушка называл, а бабушкИн с ударением на букву И.

- Почему? - спрашивал Художник.

- Не знаю, - задумывался Мальчик. - Так получилось!.. Наверное, потому, что она не похожа на просто бабушку...

- А на кого похожа?

- Я думаю - на волшебницу. Дедушка говорит, что пироги у нее волшебные, руки у нее золотые... А еще она сказки сочиняет!

- Все бабушки рассказывают сказки...

- Она не рассказывает, она их сама сочиняет! На компьютере!

- Ну, если на компьютере, тогда она точно бабушкИн!.. И, конечно, волшебница! - улыбнулся Художник. - Вижу - ты соскучился.

- А как же?! - удивлялся Мальчик. - Конечно, очень!..

- Это хорошо, - одобрял Художник.

- Знаешь, когда она включает свой компьютер, он говорит моим голосом: “Здравствуй, бабушкИн!” А когда выключает, компьютер говорит: “Пока, бабушкИн! Скоро увидимся!”

- Какая умная машина! - удивлялся Художник.

Поговорив и отдохнув, они придумывали новую игру и играли, пока Художник не сообщал, что пора уходить.


Но не все дни белые, иногда и черный выпадает...

В этот день Мальчик завтракать не хотел. Тарелку отпихивал. Каша по полу разлилась... Мама решила, что он это нарочно. Мальчик очень обиделся.

Он не захотел идти на пляж. Его пробовали тащить, а он упирался...

- Да что с тобой? - испугалась мама и все клала руку ему на лоб, чтоб узнать, нет ли у него температуры...

А он носился по номеру, топал ногами, как слон, стучал по столу палкой, оглушительно хлопал дверцами шкафов и кричал. Чем громче, тем ему было веселее и интереснее.

- Ну, и отдых у нас! - возмущалась мама и затыкала уши.

Мальчик, конечно, опасался, что его отлупят, но почему-то все равно не мог остановиться.

Родители хотели его схватить, а он не давался. Бегал вокруг стола, из стульев баррикады делал...

Но они с двух сторон окружили его и все-таки поймали.

- Сейчас свяжу! - сердился папа.

- Да что с тобой? - плакала мама.

А Мальчик все равно прыгал и кричал “Ура!” Он понимал, что ведет себя отвратительно, но ничего не мог с собой поделать.

Вдруг Мама топнула ногой и сердито сказала:

- Надоело! Мы уходим сами! Подумай над своим поведением!

Они ушли и в этот раз даже заперли номер, чтоб он никуда не убежал.

Мальчик посидел в тишине, орать и бегать ему почему-то сразу расхотелось.

Он подставил стул к картине, влез на него, обрадовано подумал, что вот сейчас он побежит мимо цветущих розовых кустов...

И ничего не произошло: картина не пускала его! Он и по стеклу постучал, и голову прислонил, и раму подергал так и этак - ничего не получалось.

Вот тут он горько заплакал, впервые за этот ужасный день.

Ах, как ему захотелось снова очутиться в просторном дворе, пробежаться по белым теплым плитам, постучать в приоткрытую дверь и услышать: “Заходи, дружок!”

И вдруг!..

Мальчик уже стоял перед голубой дверью. Как получилось, что он все-таки проник в этот заветный мир, он так опять и не понял. Никогда не мог уловить этот момент перехода!

У Мальчика глаза еще были полны слез, но он уже улыбался:

- Можно? - громко спросил он.

- Поднимайся, милый! - послышалось сверху.

Художник был сегодня старым: лицо прорезали морщины, спина сгорбилась, даже меньше ростом стал.

- Ну, вот, - сказал он тихо и печально, - сам всех обидел, и сам же теперь плачешь.

- Я больше не буду!

- Постарайся, дружок!..

- Я так испугался, что никогда не увижу тебя!

Художник молодел на глазах: и морщин стало меньше, и седые волосы вновь закудрявились, и спина выпрямилась...

- Ну, чем займемся? - спросил он.

- Сочини сказку, - предложил Мальчик. - Мне бабушкИн почти каждый вечер новую сказку придумывала!

- Давай сочинять вместе!.. Но сначала подготовимся!

Художник притащил большую коробку, вытряхнул разноцветные кубики “Лего” на белый теплый пол.

И они вместе построили высокий дом с большими окнами и красивыми балкончиками.

Они тут же сообразили, кто в этом доме живет.

На первом этаже были квартиры Барсука и Медведя.

На втором жила белая Кошка с черным хвостом.

На третьем совсем недавно поселился огромный Дог.

А на самом последнем, на четвертом, жила Мышка, которая каждое утро делала зарядку на своем балконе и будила всех своими прыжками.

- А почему? - с интересом спросил Мальчик.

- Она нарочно прыгала громко, - ответил Художник. - Ну, продолжаем... Как только Мышка начинала прыгать на балконе, все соседи открывали окна, распахивали двери и выглядывали на улицу: есть ли солнышко на небе? Если солнце взошло, то, пожалуй, и вставать пора.

- Солнце каждый раз уже было на месте, - сказал Мальчик.

- Правильно, - подтвердил Художник. – И поэтому все соседи сладко потягивались и начинали здороваться. Как они здоровались?

Мальчик подумал и сказал:

- Доброе утро! – говорил Барсук Медведю.

- Утро доброе, - соглашался Медведь.

Дог, умываясь, плескал водой в Кошку:

- Доброе утро, - ласково ворчал он.

Мальчик не знал, что сказать дальше.

Художник засмеялся и продолжал:

- А Кошка делала очень недовольную мину и отфыркивалась. Но на самом деле ей нравилось, что Дог водой в нее плещет: значит, он неравнодушен к ней.

Поздоровавшись, соседи поднимали головы и смотрели на балкон, где бодро прыгала и прыгала Мышка.

- И не надоело тебе? – спрашивали они ворчливо.

- Нет! – отвечала Мышка.

- Зачем тебе это нужно?! – обязательно спрашивал кто-нибудь каждый раз.

Мышка помалкивала и только весело прыгала еще выше…

- День у соседей проходил в разнообразных трудах, - рассказывал Художник.

- Медведь на пасеке трудился, - вставил Мальчик.

- И медом соседей угощал, - добавил Художник.

- Кошка в большом супермаркете нахальных мышей пугала, - вступил опять Мальчик. – И каждый день за работу получала молоко!

- Дог в охране коммерческой фирмы служил, ему и пистолета не надо было: крепкие зубы вполне пистолет заменяли, - сообщил Художник.

Мальчик радостно засмеялся. А Художник продолжил:

- У Барсука не менее трудная работа была. Он подземные тоннели рыл для прокладки электрического кабеля. На работе Барсука ценили за смекалку и честность.

Чем Мышка занималась, никто не знал. Подозревали, что она в газете работает. А Барсук уверял, что она даже стихи сочиняет.

Мальчик тут же продолжил:

- Когда солнышко за горизонт садилось, соседи дружно домой собирались, ужинали и укладывались спать.

- Правильно, - согласился Художник. – Все, кроме Мышки. Мышка еще долго сидела на балконе и любовалась на Луну.

- Ах, какая она поэтическая особа, - говорил Барсук Кошке. – Совсем, как вы, мадам!

- Да, - соглашалась Кошка и облизывалась.

Ей очень хотелось сцапать Мышку. Но она держалась: это ведь нехорошо и неприлично поедать соседей.

- Поэтическое создание – это прекрасно! – ворчал Медведь, ворочаясь на своей огромной кровати. – Но зачем она так рано прыгать начинает? – и он сердито натягивал на голову тяжелое стеганое одеяло.

Дог слышал такие разговоры и всегда обижался. Он тоже любил на Луну смотреть и поэтому тоже считал себя поэтическим созданьем.

Но никто почему-то этого не замечал. Все только про Мышку твердили – “поэтическое, поэтическое”!

И Дог сердито рычал, и засыпал нескоро.

Мальчик перебил Художника:

- Ему тоже часто хотелось Мышку придушить. Есть бы он ее, конечно, не стал. Зачем? Так, поиграл бы и бросил... Но нельзя! Соседка!.. Еще другие соседи обидятся, и Кошка с ним не подружится, потому что бояться его будет...

- Все-все уже крепко спали, - продолжал сказку Художник, - а Мышка все сидела на балконе, смотрела вверх в темное небо, где медленно плыла полная Луна, и хихикала.

- Почему она хихикала? - удивился Мальчик.

- Ей было смешно, что им всем невдомек, почему она так любит на Луну смотреть, - объяснил Художник. - Никто даже не догадывался, что круглая Луна кажется ей желтым вкусным куском сыра... С дырочками!..

Мальчик засмеялся и стал продолжать:

- Вот погрызть бы! - мечтала Мышка.

Луна пряталась за горизонт. Мышка вздыхала и уходила с балкона спать.

А рано утром Мышка снова делала зарядку. И, подпрыгивая, кричала вниз соседям:

- Доброе утро, господин Барсук!.. Доброе утро, госпожа Кошка!.. И вам, господин Дог, доброго утра!..

И Мальчик тут же продолжил:

- Когда и Медведь, наконец, выглядывал на улицу, она, подпрыгивая, весело кричала ему:

- Доброе утречко!

- Утречко-то доброе, - ворчал Медведь. - Только зачем так рано прыгать?

Мальчик не знал, что дальше. Зато Художник знал:

- Медведь, как всегда, не надеялся ответ получить. А Мышка вдруг возьми и крикни ему:

- Зачем? Зачем? Хочу быть здоровой, богатой и умной! - и стала подпрыгивать еще выше.

Соседи очень удивились. А Дог щелкнул зубами и сказал:

- Этого все хотят!

- Делайте зарядку по утрам! - засмеялась Мышка, прыгнула с балкона в комнату и закрыла дверь.

Художник замолчал.

- А дальше? - спросил Мальчик.

- По-моему, сказка кончилась!

- Нет! Я думаю, Мышка банк готовится ограбить! - сказал Мальчик и сделал большие глаза.

Художник расхохотался:

- Вот боевиков по телевизору насмотрелся! Ну, беги домой!

- Ладно, - сказал Мальчик. - Мы с бабушкИным дальше придумаем! - потом он вспомнил: - У меня завтра день рождения. Мне пять лет исполнится. Поэтому мы завтра на экскурсию по Острову поедем.

- Я буду с тобой. Хочешь?

- Да! А как ты завтра выглядеть будешь?

- Посмотрим...

- Ученым в очках?

- Да, конечно, как все ученые! - улыбнулся Художник.


В экскурсионном автобусе было много туристов. И даже драчливые братья-близнецы были с родителями.

Мальчик сел рядом с длинноволосым Студентом. У него были большие роговые очки, серьга в ухе и дырявые джинсы.

Студент был веселый и умел немножко говорить по-русски. Смешно так говорил, но они отлично понимали друг друга.

- А что там? - спрашивал Мальчик, глядя в окно.

- Ветряные устройства. Электричество добывают. По принципу ветряных мельниц.

- О! Сколько здесь их! Я до двадцати умею считать, а тут больше!

- Так и электричества нужно много!

Когда их привезли в “Сад кактусов”, Мальчик опять удивлялся:

- Какие они некрасивые! Прямо колючие уродцы!

- Уродцы - то уродцы, но как они удивительно цветут! - Студент снял свои роговые очки и наклонился над растением. - А запах какой тонкий!

- Мама, мама! Понюхай цветок кактуса! - звал Мальчик.

Мама нюхала, восхищалась, а Мальчик снова бежал к Студенту.

- А он, правда, Студент? Он не жулик? - волновалась мама. - Смотри, какие у него джинсы... С дыркой на колене!

- Это - последняя мода! - засмеялся папа. - Будь я помоложе - сам бы такие надел!

Мама поверила папе:

- Ты, наверное, прав. Как ему очки идут! Облагораживают! - заметила она и перестала бояться длинноволосого Студента.


На очередной остановке Студент подхватил Мальчика, выпрыгнувшего из автобуса, и сказал:

- Пойдем знакомиться с “кораблями пустыни”...

- С кем? - не понял Мальчик.

- Так верблюдов называют.

- А почему?

- Сам поймешь, - сказал Студент.

...Много-много рыжих верблюдов лежали на земле, подобрав ноги и гордо вытянув шеи.

- Здравствуй, Верблюд! - вежливо сказал Мальчик тому, кто лежал первым.

Верблюд даже головы не повернул. Людей верблюды совсем не замечали. “Подумаешь, невидаль какая - люди!” - наверное, думали они.

- А почему у него железный намордник? Они кусаются? - удивился Мальчик.

Студент засмеялся и погладил Мальчика по голове:

- Нет! На всякий случай одели, чтоб люди не боялись!

- А зачем у них на каждом боку по креслицу?

- А вот мы на эти креслица сейчас и сядем...

Мальчика папа не доверил Студенту, поднял к себе на колени и крепко обнял. Мама села на кресло на другом боку этого же верблюда и держала Мальчика за руку.

Студент уселся на верблюда, который был перед ними.

Погонщик что-то сердито крикнул.

Верблюды нехотя поднялись.

Мальчик испугался: они с папой оказались вдруг высоко-высоко над землей. Он даже охнул от неожиданности.

А папа только крепче прижал Мальчика к себе.

Длинный караван неспешно тронулся в путь.

Он двигался по пустыне по кругу. Все было точно рассчитано. Потому что через двадцать минут приедут новые туристы и эти же верблюды снова будут возить их.

Но звякали колокольцы, медленно вышагивал караван, и Мальчику показалось, что путешествовали они долго-долго.

- Понятно теперь, почему верблюдов называют кораблями пустыни? - обернулся к Мальчику Студент.

- Понятно! На них качает - с боку на бок, с боку на бок! Как на корабле в бурю, да?

- Молодец! Сам догадался?

- Папа помог! - признался Мальчик.

Студент засмеялся и тряхнул длинными волосами.


А потом автобус повез всех знакомиться с главным вулканом Острова. А неглавных вулканов было на Острове целых сорок шесть.

Но это уже было как-то неинтересно. Горы они и есть горы. Ну, подумаешь, в горе круглая дырка...

- Хочу домой! - капризно сказал Мальчик маме.

- Тебе скучно? - услышал его Студент. - Иди сюда! - позвал он и поправил свои большие роговые очки, которые у него почему-то часто съезжали на кончик носа.

Мальчик опять сел рядом с ним и капризно сказал:

- А что тут интересного?

- Ну, дружок, у тебя совсем нет воображения?..

Мальчик обиделся:

- Есть у меня воображение!

- Я тебе помогу! - не обратил внимания на его обиду Студент и подергал себя за ухо, в котором сверкала круглая серьга. - Садись удобнее и держись крепче: кресло - это машина времени!.. Она перенесет нас на триста лет назад, когда было последнее извержение!

Мальчик не очень поверил. Подумаешь, машина времени!? Обыкновенное автобусное кресло из дермантина, стали и пластика...

Но на всякий случай он все-таки устроился поудобнее.

- Держись! - приказал Студент.

И понеслось...

...Земля гудела, дрожала и корчилась. Как пузыри, поднимались, вспухали цепью новые вулканы на горизонте...

Рыбацкая деревушка уже была вся разрушена землетрясением.

Церковь только была еще цела. Она вздрагивала и покачивалась, но стояла.

Бедные люди в старинных одеждах метались в ужасе по деревне и по берегу, не соображая, что же делать.

Отец Антоний перекрестился:

- На все воля Божья!

Деревенский священник, может быть, только один не потерял самообладания, потому что вера его была крепка. Он твердо знал, что без воли Божьей ни один волос не упадет с головы человека.

Отец Антоний торопливо записывал в церковной книге события этого дня. Закончив, полез на колокольню.

Земля тряслась. Ветер бушевал. Лестница шаталась и скрипела.

Сутана священника развевалась. Волосы вставали дыбом. Пот заливал глаза...

- Господи! Спаси и помилуй! - повторял и повторял он, одолевая шаткие ступени.

На колокольне, для верности прижав тяжелую книгу еще и камнем, он оставил свой отчет: торопливое, но точное описание бедствия для тех, кто придет сюда потом... Он надеялся, что церковь устоит. Господь не допустит ее разрушения...

Люди на берегу садились в лодки: спастись они надеялись только в Океане, подальше от предавшей их Земли.

Отца Антония ждали .

Он брел к последней лодке, уже оторвавшейся от берега, по пояс в воде. Крутые волны сбивали несколько раз с ног. Но ему протянули весло, помогли перевалиться через борт...

Все! Весла взмахнули, как крылья, и лодка понеслась прочь.

Отец Антоний молился.

Две молодые женщины с малыми ребятами на руках с ужасом смотрели на удалявшийся берег, где лежали в руинах их дома...

Земля гудела.

Вулканы ожили. С их вершин к Океану медленно сползала багровая, алая, оранжевая, золотая лава.

Текла, текла... Неостановимо.

Вот уже лава добралась и покрыла разрушенную деревню.

Обошла двумя огненными языками холм, где высилась церковь.

Медленные раскаленные потоки залили песчаный берег...

Наконец багровые языки лавы коснулись Океана - и раздался первый оглушительный взрыв!..

А лавовый поток все сползал в океан... И воды, соприкасаясь с раскаленной лавой, мгновенно взрывались и взрывались паром...


Автобус тряхнуло. Мальчик схватил Студента за руку.

Он дрожал от волнения и жалости к людям, которые жили в этой деревне триста лет назад.

- Они погибли? - спросил он у Студента.

- Нет, слава Богу! Они успели уплыть. А потом высадились в безопасном месте.

- А откуда об этом узнали? - спросил Мальчик. И голос его все еще дрожал от волнения.

- Отец Антоний все для нас записал. Ты же видел...

- Да, он очень храбрый! - сказал Мальчик. - Церковь, значит, сохранилась?

- Посмотри, вон она, видишь - слева!

И правда, на невысоком холме, со всех сторон окруженном безжизненным полем черной, застывшей триста лет тому назад лавы, высилась белая старинная церквушка...

- Страшно было! - сказал Мальчик.

- Еще как страшно! - согласился Студент.


К гостинице их привезли, когда уже стемнело.

Туристы высыпали из автобуса и отправились по оживленным улицам, кто куда.

Папа стоял на перекрестке и крепко держал Мальчика за руку.

А мама вдруг перебежала на другую сторону. Она увидела магазинчик с сувенирами. А ей давно хотелось купить на память бусы из оливина.

Оливин - это светло-зеленый камушек, который добывают только на Острове в остывших вулканах да еще, кажется, в Бразилии. Говорят, что он приносит счастье.

Вот мама и помчалась на минутку в магазинчик.

Мальчику очень захотелось посмотреть, что там еще есть. Сувениры бывают такие забавные, лучше любых игрушек.

Он вырвался от папы и побежал через улицу.

Его ослепили фары машины, раздался противный скрип тормозов. Толкнуло очень сильно...

Потом чьи-то крепкие руки схватили его. И с кем-то вместе он покатился в сторону.

Папа первым подбежал и ощупал сына. Мальчик испуганно улыбался, но был цел. Ссадины на коленках и на локтях и шишка на голове в расчет не шли.

Прибежала мама и подхватила его на руки.

А папа кинулся поднимать Студента.

Он спас Мальчика, но сам пострадал. Из носа шла кровь, джинсы совсем разорвались, очки куда-то слетели... Но, слава Богу, он тоже уцелел.

Папа помог ему подняться. Потом они искали очки. Очки валялись на дороге: оправа была сломана, а стекла разбиты...

- Сейчас купим новые! - беспокоился папа.

- Пойдемте сначала в аптеку... - плакала мама и платком вытирала Студенту кровь с лица.

Но пока они спрашивали у зевак, где тут аптека, Студент исчез.

- Мы ведь и не знаем, как его зовут! - ахала мама.

- Завтра поищем его на пляже! - утешал ее папа.

Но Мальчик знал, что родители не найдут Студента.

Он вдруг догадался!.. И ему так захотелось снова войти в голубую дверь, чтоб проверить свою догадку...


Мама и папа так радовались, что их дорогой Мальчик цел и невредим, что хотели остаться с ним.

- Да идите живите своей жизнью! - уговаривал Мальчик. - Я спать буду, а вам скучно станет!

Родители удивлялись. Но ему все-таки удалось их выпроводить.

А Мальчик подождал немножко, потом встал, подтянул стул к картине и...

...И снова очутился во дворе, где цвели розы и где белые плиты под ногами были теплыми от горячего солнца.

Мальчик перебежал через двор, постучал в приоткрытую дверь.

- Заходи, дружок! - послышалось сверху.

Еще поднимаясь по лестнице, Мальчик услышал песню. Сначала она показалась ему печальной. Но нет, она была совсем не печальная, а какая-то нежная и задумчивая.

Мальчик ступил на огромную белую террасу, но не пошел дальше: заслушался. Художник тоже не двигался, не повернулся к нему...

- Понравилось? - спросил он, когда песня кончилась.

- Да, очень, - сказал Мальчик.

Он подошел ближе и увидел, что сегодня Художник не похож на его дедушку. И совсем не похож на любимого дядю Колю. Это, конечно, был Студент, и перед ним на столе лежали небрежно брошенные поломанные очки...

- Это ты меня спас? Ты кто все-таки? Только честно!

- На прямой вопрос - и ответ прямой... Я твой Ангел - хранитель, - улыбнулся он.

- Ангелы с крыльями, - засомневался Мальчик.

- Ничего подобного. Ангелы бывают и без крыльев!

- Да? - удивился Мальчик.

Ангел смотрел на него, молчал и улыбался.

Мальчик подумал и согласился с ним. Зачем крылья, если лететь не нужно? Вот, если лететь куда-нибудь, тогда и крылья появятся...

- А мы сегодня чем-нибудь займемся? - спросил робко Мальчик.

- Конечно! - засмеялся Ангел. - Будем пускать мыльные пузыри!

- Ура! - обрадовался Мальчик.

И они сначала все обстоятельно приготовили: нашли два блюдца, развели в них мыльную воду, трубочки из плотной бумаги скрутили...

- Ну, начали!.. - скомандовал Ангел, похожий на Студента.

Ух, какие у них пузыри получались! Нет, конечно, не сразу. Сразу редко все хорошо выходит. Сначала пузыри получались мелкие и как-то быстро лопались, обдавая их мыльными брызгами...

Но зато потом, когда они приноровились в эти трубочки дуть, - вот тогда-то и стало все отлично получаться!..

И теперь над террасой парили светящиеся всеми цветами радуги великолепные пузыри. Их было множество! Они никуда не улетали, потому что ветра не было. Они только медленно-медленно опускались и когда-нибудь должны были прикоснуться к белым теплым плитам просторной террасы...

Мальчик часто слышал, как мама говорила папе, какое это счастье среди зимы быть там, где море и солнце, где так роскошно, как в раю, цветут цветы...

Или по-другому говорила: мол, это такое счастье, что они тут все вместе, а впереди еще целая неделя сладкого безделья, тишины и покоя!..

Мальчик не очень тогда понимал маму.

А вот теперь он сам очень хорошо ощутил, что значит слово “счастье”.

Счастье - это когда тебе удалось выдуть большой - пребольшой мыльный пузырь, всем пузырям пузырь!

И он плывет над тобой, а ты смотришь на него, подняв голову, и хохочешь!

А рядом стоит Ангел, похожий на молодого Студента, и хохочет вместе с тобой!.. Чем не счастье?!

Легкий ветер вдруг подул откуда-то. Не ветер, а так, слабое дуновение...

И огромные разноцветные мыльные пузыри снова поднялись высоко над террасой и поплыли сначала над цветущими олеандрами, потом над садом, где на деревьях висели оранжевые апельсины, а потом все дальше и дальше, над прибрежными скалами, над синим Океаном...

- Хочешь, пошлем их кому-нибудь в знак привета? - спросил, улыбаясь, Ангел.

- Да! Да! - обрадовался Мальчик.

- Кому же?

- Сначала маме и папе!..


...Огромный шар плыл по залу, где играла музыка, где было много людей и на каждом столе горели свечи.

Шар переливался всеми цветами радуги и плыл медленно, словно выискивал кого-то...

Люди смотрели на него, удивлялись, и смеялись, и хлопали в ладоши. Они были уверены, что это чья-то милая рождественская шутка. Ведь сегодня была рождественская ночь.

А мыльный пузырь, огромный и веселый, как радуга, нашел столик, где сидели папа и мама, и закружился над ним.

Мама и папа тоже захлопали в ладоши и засмеялись...

А шар покачался над ними, все опускаясь и опускаясь, прикоснулся к пламени свечей - и лопнул брызгами!..

Мама и папа ойкнули. Хозяин ресторанчика подбежал к ним с бутылкой шампанского: он боялся, что они обидятся, оттого что их обрызгали.

Но они не обиделись и пошли танцевать.

Мама и папа танцевали. Они были молодые. Им и в голову не пришло, что радужный шар - привет от их Мальчика.


- А теперь бабушкИну отправь! - попросил Мальчик.

Ангел поднял руку...

И огромный мыльный пузырь закружился в тихой комнате, где было светло от полной луны и белого снега за окном.

Бабушка любила работать по ночам: ночью никто ей не мешал придумывать волшебные истории.

Она только что закончила новую сказку, выключила компьютер, послушала, как он попрощался с ней голосом Мальчика: “Пока, бабушкИн! Скоро увидимся!”

Тут-то она и увидела огромный мыльный пузырь. Он кружился над компьютером, светился сам по себе и переливался разными красками...

Бабушка с возрастом научилась не удивляться чудесам и поэтому сразу догадалась:

- Это - привет от Мальчика!

Пузырь, веселый, как радуга, покачивался перед нею и не думал лопаться.

Бабушка поняла: он приглашает посмотреться в него, как в хрустальный шар.

Она привстала... Сначала она увидела свое нелепое отражение, как в кривом зеркале в комнате смеха. Рот - до ушей, лоб - узенький, нос - картошкой, и один глаз - огромный, а другой просто щелочка...

Бабушка засмеялась, как девчонка, и показала себе язык .

Но тут ее отражение исчезло.

Теперь она заглядывала в глубину шара и видела просторную белую террасу, окруженную цветущими олеандрами.

На террасе стоял Мальчик и махал ей рукой:

- Здравствуй, бабушкИн! - кричал он.

Она хотела что-то сказать ему, но не успела - радужный пузырь лопнул...

Тогда она, радуясь, сказала луне и снегу за окном:

- Ему там хорошо!


Папа и мама вдвоем подхватили тяжелый чемодан и потащили его в автобус, который повезет туристов в аэропорт. Мальчик с сумками и пакетами оставался пока в номере.

Он не мог понять, почему папа отказался положить в чемодан картину, где был двор, белые теплые плиты, кусты роз возле голубой приоткрытой двери...

Ну, и что, если это чужая вещь? Можно ведь было ее купить! Сколько они накупили всего! И бусы из оливина, и какие-то полотенца с картой Острова, и вино из виноградников, что на утренних росах растут...

А о картине, как он ни просил, забыли. Глупости, мол... Слезы текли сами, он их не замечал.

И вдруг он услышал легкие шаги.

Мальчик обернулся - к нему подходил Ангел. Он был в белых одеждах и от него исходил свет.

- Я тебя больше никогда не увижу!.. - сказал ему Мальчик в отчаянии. – Они не хотят купить эту картину!

- Не волнуйся! Я всегда буду где-то рядом с тобой... Всегда!

У Ангела за спиной появились два больших белых крыла.

Мальчик удивился, потом встревожился:

- Ты улетаешь?

- Мы улетаем...


Это - конец? Нет! У сказок конца не бывает, мои хорошие!..


Искать на сайте:

Награды Лукошка
Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.