Loading...
Подпишись на новости
 
 
Нашли ошибку в тексте?
Ctrl+Enter

Дева потерянного озера

В  одной деревушке на самом отшибе стояла старая и убогая избушка, в которой жили старик со старухой да сынок их двадцати годков. Старенькие были родители, больные. Опорой семьи был сын, что работал у одного купца. Да только тот настолько жадным был, что юноша с рассвета до заката батрачил у него и получал гроши.

И вот как-то раз подозвал отец сына к себе и говорит:

– Шёл бы ты, Степан, по белу свету счастья искать. Глядишь, и найдёшь его. Счастье, оно ведь не только богатым, но и бедным даётся.

– Да как же так... На кого я тебя с матерью оставлю.

– Ступай, ступай, сынок. Мы уж пожили своё, как-никак век свой доживём. А ты ступай, на людей посмотри, себя покажи. Мир огромный, много хороших людей в нём. Нечего у купца молодость губить за копейки.

На том и сошлись.

На рассвете попрощался Степан с родителями, сунул ломоть хлеба за пазуху и отправился в путь счастье искать. Долго бродил по полям и лесам, от одной деревни к другой, да только никто не обращал внимания на молодого бродягу. Не то что заночевать, словом добрым никто не обмолвился. С опаской и недовольством посматривали все на скитальца.

– Ошибся отец насчёт добрых людей, – вздыхал парень и шагал дальше.

И вот в одной небольшой деревне заприметил Степан старика, что сидел на завалинке и дымил махоркой.

– День добрый, – поздоровался с ним юноша. – Дозвольте водички испить?

– Добро, – кивнул старик. – Отчего же нельзя, ясный молодец, пей вдоволь.

Зачерпнул Степан из колодца ведро, утолил жажду, умылся, и хорошо-то как сразу стало, аж петь захотелось. Улыбнулся молодец. Очень уж обрадовался, что хорошего человека встретил. Прищурил левый глаз, осмотрел избёнку и покачал головой.

– Что-то у вас, дедушка, крыша совсем прохудилась.

– Прохудилась, – вздохнул старик. – Старый совсем стал, спину ломит, не даёт ни согнуться, ни разогнуться.

– Крышу-то я мигом поправлю, – улыбнулся юноша. Тут же принялся за дело и мигом заделал прорехи.

– Ой, спасибо, – обрадовался хозяин. – Как же мне отблагодарить тебя, добрый человек?

– Ничего мне не нужно, дедушка, – улыбнулся ему по-доброму Степан. – А вот от ночлега не отказался бы.

Завел старик гостя в избу, накормил кашей да махоркой угостил. Сидят они на лавке, разговаривают, дым из ноздрей пускают, как вдруг за печкой кто-то чихнул.

– Кто это у тебя там? – удивился Степан.

– Не пужайся, – успокоил его старик, – чертёнок у меня там завёлся.

– Чертёнок?

– Он самый, бесёнок окаянный. Ни днем ни ночью покоя не даёт. Иной раз так напроказничает, что так и хочется его за хвост потрепать.

– Хулиганит, говоришь?

– Не то слово, – улыбнулся старик.

– Дай мне горсточку сахару да мешочек пустой.

– Зачем тебе?

– Поймать попытаюсь хулигана.

Старик недоверчиво усмехнулся, но дал Степану мешок и горсть сахара.

– Ну что, укладываться спать будем? Ложись здесь, на лавке. Только вот ещё что: услышишь ночью плач за окном, на улицу не выходи.

– Какой такой плач? – удивился Степан.

– За деревней нашей озеро, видал, наверное, днем? То, что в низине. По утрам туманом укроется, его и не видно. Мы его в шутку потерянным прозвали. Каждую ночь на берегу озера дева молодая горькие слёзы льёт. Красивая, говорят. Только к ней не подходи, влюбишься, и утащит она тебя под воду. Многих молодцев погубила дева та.

– А отчего же она плачет?

– Да кто её знает отчего, видимо, заманивает так.

– А сами-то видели её?

Старик кашлянул и потёр грубыми пальцами седую бородку.

– Сам не видел, а Макарушка, покойный сынок мой, видел. И ведь только одним глазом, говорит, посмотрел, убежать успел, а всё равно влюбила она его. Весь иссох. Всё по ночам у озера кружил, разыскать хотел. Так и потонул в омуте. Погубила парня любовь. А парень-то какой был!

Старик привстал, разогнул слегка спину и полез на печь. Прилёг и Степан на лавку, укутался полушубком, а перед тем на стол горсточку сахару высыпал. Подождал немного да заснул. Проснулся от шума. Глядит, сидит голубчик сахар слизывает, хвостом виляет. Недолго думая схватил его Степан... и в мешок. Завизжал чертёнок, заскулил. Вышел Степан с ним во двор и давай дубиной по мешку дубасить. Залился нечистый горькими слезами, отпустить просит.

– Будешь ещё к старику приставать? Будешь ещё, окаянный, хулиганить и спать не давать?

– Не буду больше, только отпусти, – послышалось из мешка.

– Ну что ж, поверим, – сказал Степан и достал из мешка чертёнка. – А ну, рогатый, рассказывай, что за дева на озере поживает и как её успокоить?

– Ничего не знаю, – пожал плечами хвостатый.

– Знаем мы вас, нечисть, говори, а то хвост в бараний узел завяжу!

Испугался чертёнок, а, как известно, все черти за хвост свой очень беспокоятся. И рассказал бесёнок все как на духу:

– Дева та – дочь водяного, и чтобы от неё избавиться, нужно рассмешить. Для этого нужна волшебная дудочка, которая хранится у гнома, что живёт в дремучем лесу.

Почесал Степан затылок, задумался, а бесёнка отпустил, погрозив ему на прощание пальцем. Почуял рогатый свободу и юркнул со свистом за печь. А молодец прилёг на лавку, укрылся полушубком и хотел уже было задремать, как услышал горький-прегорький плач. Всю ночь Степан не сомкнул глаз, слушая рыдания, доносившиеся с озера. И пойти хотелось да слова старика удерживали. А с рассветом, поблагодарив хозяина за всё добро, отправился далече. Путь держал в дальний лес. Уж очень Степану хотелось повидать ту деву и полюбоваться её красотой. Долго бродил по лесу, пробираясь сквозь дремучие заросли, и наконец заметил под огромной сосной маленькую избушку. Подошёл Степан к избушке, постучал пальцем по крохотной дверце. На крыльце появился маленький смешной старичок.

– Чего надобно? – спросил у Степана гном.

Молодец почесал затылок и улыбнулся. Ведь не каждый день приходилось ему общаться с гномами. Рассказал юноша всё старичку: про деву в озере, про чертёнка за печкой и про волшебную дудочку, за которой он и пришёл.

– Так-так, – затеребил бородку гном. – Вижу, хороший ты человек, раз старику помог, и я тебе помогу, но сначала отгадай загадку: «И печали, и радости одна сестра». Что это?

Почесал Степан за ухом, чтобы голова лучше заработала, подумал-подумал и ответил, что это любовь. Улыбнулся ему гном, стукнул зелёным башмачком, и в ладошке его появилась маленькая золотая дудочка.

– Держи, добрый молодец, но помни, что волшебство её до первых петухов, завтра с рассветом дудочка превратится в прах.

Поблагодарил парень гнома, взял крохотную дудочку и поспешил обратно. Долго бродил по лесу, пробираясь старой дорогой через дремучие заросли, и всё же к полуночи выбрался. А тут и до деревни рукой подать. Прибежал на озеро, а там нет никого, только луна играет на воде да звёзды сияют в небе. Покружился, покружился молодец и печально свесил голову. Хотел уже было уходить, как слышит за спиной тихий плач. Обернулся и увидел девушку, что сидела у воды и тихонько плакала. Платье и золотистые волосы разбрасывали повсюду лучи света, и оттого она вся светилась в темноте. Юноша подошёл ближе и уже не мог оторвать глаз от её лица. Боже ты мой, до чего же она была прекрасна! Сердце Степана забилось так сильно, что готово было выпрыгнуть из груди. Молодец, забыв про дудочку за пазухой, стоял как вкопанный и поедал глазами девицу. Та посмотрела на него и зарыдала ещё сильнее. Степан тоже заплакал. Горькие слёзы катились из его глаз, и сердце сжималось от боли.

– Зачем ты пришёл? – спросила печально она. – Тебя ждёт неминуемая смерть. Как я устала от всего этого...

И девица заплакала ещё горше. Она поднялась и направилась в озеро. Степан тоже последовал за ней, горько рыдая. Ноги сами вели к воде. И, наконец, зайдя уже по грудь в воду, он вспомнил про дудочку. Вынув её из-за пазухи, заиграл. Легкая красивая мелодия оборвала тишину. Степан почувствовал свои ноги и медленно пошагал к берегу, не переставая играть. Дева обернулась и направилась к нему. Когда она подошла поближе, то юноша увидел, что она уже не плачет, улыбается. И наклонившись, Степан поцеловал её в губы. Яркая вспышка ослепила обоих, заставив на мгновение зажмуриться, а когда Степан открыл глаза, то увидел, что платье и волосы девушки уже больше не светились ярким светом. Но она по-прежнему оставалось невероятно красивой, и любоваться ею было одно удовольствие.

– Давным-давно, – заговорила она, – позавидовав моей красоте, злая колдунья заколдовала меня, и все, кто бы меня ни встретил, теряли голову и погибали. И только поцелуй мог бы снять проклятье, но никто не осмеливался со мной заговорить, не то чтобы поцеловать. И только ты, милый человек, освободил меня от злых чар.

– Так будь же моей женой, – предложил Степан, и девица охотно согласилась.

Поднялся небольшой ветерок, и из воды вышел огромный, толстый и зелёный старик.

– Я очень рад доченька, что чары старой ведьмы разрушены, и очень благодарен тебе, добрый молодец, что своим чистым сердцем ты освободил мою дочь. Будьте счастливы!

Водяной протянул юноше мешочек с золотом и, попрощавшись, ушёл под воду. А Степан с невестой вернулись в свою деревеньку к пожилым родителям. Поставил новую избёнку и всей деревней сыграл свадьбу. Живут они теперь все вместе, дела добрые делают и жизни радуются.

Живут они теперь все вместе, дела добрые делают и жизни радуются


Искать на сайте:

Награды Лукошка
Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.