Loading...
Подпишись на новости
 
 

Кайры

Уже много лет назад довелось мне побывать на далёких и пустынных островах холодного полярного океана. На Новой Земле и Земле Франца- Иосифа мы любовались чудесной, нам не знакомой природой. Видели сияющие, покрытые снегом купола ледников. Мимо нас проплывали высокие айсберги, светившиеся зеленоватым призрачным светом. Мы видели белых медведей, доверчиво подходивших к самому кораблю, моржей и тюленей, недвижно лежавших у своих лунок. Но больше всего в Арктике птиц. Птицы летали над нашими головами, садились на лёд, безбоязненно плавали по открытой тёмной воде вскрывшихся проливов. В бухте Тихой, где некогда зимовал полярный путешественник Георгий Седов, на высокой базальтовой скале Рубини шумел птичий базар.

Многие тысячи птиц гнездились на этой скале, возвышавшейся над кипевшим морем. Здесь жили маленькие люрики, большие белогрудые кайры с чёрными крыльями и острыми крепкими клювами, которыми они ловко ловили в море рыбу. Над самой водою небольшими стайками то и дело пролетали чёрные доверчивые чистики. Иногда они плавали почти у самой шлюпки, внезапно ныряли и надолго исчезали под водою. Тут же летали чайки — чёрные хищные поморники и большие длиннокрылые буревестники — бургомистры. Стоило шлюпке приблизиться к скале Рубини, как на птичьем базаре поднимался оглушительный шум. Тысячи обеспокоенных птиц взлетали и с криками кружились над нашими головами.

О птичьих базарах мне уже приходилось писать. Некогда птицы жили нетрожно, их не беспокоили и не стреляли люди. Белые медведи и хитрые песцы не могли забраться на отвесные стены каменной скалы, и птицы чувствовали себя в безопасности. Из всех птиц, живших на птичьем базаре, пожалуй, самые интересные — кайры. О птицах этих хочется рассказать особо.

Белогрудые кайры тесно гнездились сверху донизу на каменных выступах и в углублениях высокой отвесной скалы. На многочисленных птичьих базарах, где жили тысячи птиц, кайры никогда не ссорились между собою за место. Они дружно живут и с соседними птицами: с люриками и чистиками. Тревожат их лишь хищные птицы — чёрные поморники, орлы. Невероятный шум поднимается на птичьем базаре, когда близко показывается враг. За всё короткое полярное лето кайра кладёт в своё гнездо лишь одно яйцо. Гнезда-то, в сущности, и нет. Снесённое яйцо кайра держит меж ногами, обогревая теплом своего тела. Вылупившегося из яйца, покрытого тёплым пухом маленького птенца кайры усердно кормят мелкой морской рыбёшкой. Они трогательно ухаживают за своим единственным птенцом, охраняют его от злых чаек-поморников, которых сообща отгоняют от своего гнездовья.

Лето в полярных странах короткое, и птенцы кайр быстро растут. Самое интересное — как поступают взрослые кайры со своим подросшим птенцом. Когда птенец совсем окрепнет и оперится, мать и отец начинают подталкивать его к самому краю выступа скалы. Птенец не решается слететь на бушующее внизу холодное, кипящее волнами море: он упрямится, упирается. Родители настойчиво толкают его. Сорвавшись с выступа скалы, подросший птенец невольно расправляет крылья и тихо планирует вниз на поверхность моря. Родители неотступно следят за ним. Испугавшись свободы, качаясь на волнах, птенец изо всех сил стремится плыть к основанию скалы, о которое с шумом разбиваются солёные волны. Мать и отец упорно гонят птенца в открытое море, дальше от скалы, об основание которой он может насмерть разбиться. Оставшись на свободе, птенец понемногу привыкает сам ловить мелкую рыбёшку, добывать себе корм. Родители долго его не бросают, опекают и не позволяют подплывать к скале.

Я часто думал о поведении родите- лей-кайр, на первый взгляд, казалось, так безжалостно сталкивающих своего птенца в бушующее, страшное море. Такое поведение родителей объясняется строгой необходимостью. Что стало бы с птенцом, если бы он не решился вылететь и плавать, а продолжал сидеть на маленьком выступе высокой скалы, который ему казался родительским домом? Родители-кайры поступают разумно и мудро. Кто знает, быть может, некоторым родителям-людям следует поучиться у мудрых кайр? Многие избалованные дети, привыкшие к тёплым квартирам в высоких каменных городских домах, похожих на высокую скалу Рубини, страшатся пуститься в открытое море жизни. Слишком сердобольные бабушки и неумные родители тщательно оберегают и нежат своих детей, не подозревая, что этим губят их, и своею эгоистической любовью делают из них жестоких и несчастных эгоистов, насмерть разбивающихся, подобно маленьким кайрам, о пороги отцовских домов. Наблюдая жизнь птиц и зверей, часто думал я, что людям многому можно у них научиться.


Искать на сайте:

Награды Лукошка
Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.