Loading...
Подпишись на новости
 
 

Кружевная принцесса

Г.Х. Андерсену посвящается...

В   маленьком городке на самом краю большого королевства тихо доживали свой век муж и жена. Большое королевство платило им за их долгий безупречный труд не очень большую пенсию, потому что они никогда не занимались решением трудных государственных задач, и от их мнения в жизни королевства никогда ничего не зависело. Детей у них не было, поэтому муж и жена нежно любили друг друга, а ещё жена любила фисташковые пирожные с черносливом, а муж любил читать еженедельную газету "Королевские ведомости", пить крепкий кофе и слушать музыкальную радиостанцию " Моё почтенье... ". Денег на такие излишества, конечно, не хватало, и муж занимался с соседскими ребятишками арифметикой, а жена вязала из белоснежных ниток кружевные салфетки. Получали они за это совсем немного, потому что вокруг них жили такие же незаметные небогатые королевские подданные, но к очередному празднику Рождества старики сумели собрать достойное угощение и порадовать друг друга милыми подарками. Под маленькой ёлочкой, живой и пахучей, муж обнаружил чудесные наушники для своего приёмника, а жена - яркий пакетик с круглыми мотками белых ниток: тонких, шелковистых и блестящих, как рождественский снег. Нитки были очень высокого качества, наверное, дорогие и привезённые издалека! Старики расцеловались и растрогались до слёз, в который раз за свою долгую жизнь...

После бокала искристого вина, взаимных пожеланий и чая с пирожными, жена задремала в своём кресле, загадав про себя счастливый рождественский сон. Ей приснилось, что она, молодая, бредёт по тёмному городу и улица впереди неё вся испещрена цветными пунктирными линиями, как будто следами от праздничного фейерверка. Но, на самом деле, это были пёстрые нити для вязания, которые мешали ей идти, и она раздвигала их руками, пыталась перешагнуть, но нити пружинили, как тонкие резинки и больно хлестали по пальцам. "Лео!" - привычно позвала жена мужа, потому что привыкла во всём полагаться на него. "Моё почтенье, если не шутишь!" - ответил чужой голос, и жена, вздрогнув от неожиданности, проснулась...

Яркий пакетик с нитками шлёпнулся на половицы, и клубки с лёгким шелестом раскатились по комнате с такой быстротой, что бедная женщина растерялась и больно свернула шею, пытаясь уследить за ними. "Сон в руку!" - удостоверилась она и тихонько, чтобы не разбудить мужа, отошла в неосвещённый угол комнаты, в котором, как ей показалось, собрались непослушные клубочки. Но в этом углу их не оказалось! Женщина взяла плошку с догорающей свечкой и опять, стараясь не скрипеть половицами, направилась вдоль стен, заставленных тяжёлой мебелью. "Да куда же они все разом запрятались?" - подивилась она про себя. - "Этого не может быть, потому что не может быть никогда!" - женщина решительно направилась к столу, потому что была, как и любая хозяйка, в меру практична, и не впадала по пустякам в истерику. - "Вот он, пакетик, - лежит у кресла, и я отчётливо видела: все клубочки покатились в одну сторону! Значит, надо немножко отдохнуть, зажечь новую свечку и начать искать сначала..." - женщина улыбнулась загадочной рождественской сумятице, потёрла поясницу и качнулась в сторону кресла...

- Осторожнее, мамочка, ты меня сомнёшь! - раздался девичий голосок, и хозяйка, увидев на кресле, в колеблющемся отсвете, светлую, как паутина, фигуру, - мягко осела на полосатые половички в глубоком обмороке.


"Матильда..." - услышала женщина родной голос дорогого Лео, и знакомые тёплые пальцы мужа коснулись её лица. - "Проснись, у нас для тебя сюрприз!" Женщина сквозь дрожащие ресницы увидела близко-близко лицо мужа, расплывшееся в такой благостной улыбке, что она даже подумала: а не на другом ли они уже с ним свете?

- Помоги мне, - слабо отозвалась женщина и, только реально ощутив под собой уютное кресло, открыла, наконец, глаза.

Прямо под люстрой стоял муж, а рядом с нимдивно улыбалась Матильде изумительная девочкаВ комнате было светло, потому что горели все лампы, имеющиеся в наличии, даже ночной светильник. В центре, прямо под люстрой стоял муж, а рядом с ним дивно улыбалась Матильде изумительная девочка, сотканная из белоснежных ниток, кружев и прочих волшебных переплетений рождественской пряжи. Короткие, до уровня плеч, обвязанные крючком пряди волос топорщились, как макаронные спиральки, а из-под неровной чёлки сияли, как искристый снег, раскосые глаза с пушистыми ресницами.

- Матерь Божья! Царица Небесная! - перекрестилась женщина, но уже вполне разумным взглядом рассмотрела на ажурном платье у девочки знакомые узоры из "Пособия для ручного вязания".

- Здравствуй, мамочка! Меня зовут Кружена! - сказала девочка кружевным голосом, взглянула на Лео, и торжественно добавила: - Поздравляю тебя с праздником Рождества!

- Спасибо, родная! - ответила Матильда и на слове "родная" вытерла слезу, потому что почувствовала на сердце сладкую боль. - Я так рада тебе!

Кружена подлетела к Матильде на своих невесомых ножках и прижалась к её руке своей чуть шершавой щёчкой. Матильда взглянула на Лео, застывшего на том же месте под люстрой с тем же благостным выражением лица, увидела его тёплые глаза, и благодарно кивнула аккуратной седой головой.

И зажили они все вместе - сразу дружно и счастливо! Соседи с пониманием выслушали рассказ стариков, хотя некоторые тайком покрутили пальцем у виска. Из-за своей ажурной невесомости Кружена не могла помогать Матильде в домашней работе, но с удовольствием кружилась по саду зимой, подвязывая ветки кустов пышными бантиками, и летом, расправляя своими тонкими пальчиками лепестки цветов. Ровно в полдень субботнего дня она приносила Лео газету из почтового ящика, а, кроме того, помнила про множество мелочей, которые старики, в забывчивости, распихивали по разным ящичкам, и мгновенно разыскивала для Лео "ближние" и "дальние" очки. Матильда варила ей по утрам кашку из нежнейшего крахмала, а Кружена придумывала Матильде узоры для её салфеточек и распутывала любые узелки на пряже. Лео честно пытался обучить дочку арифметике и чтению, но в её кружевной головке не задерживались подобные премудрости, за то она прекрасно пела и танцевала под любимые мелодии Лео из старого приёмника. "Ну и не надо", - махнули рукой на её не ученость старики, - "для девочки - это не главное!"

Единственное, за что опасались Лео с Матильдой, - чтобы дочь не попала под дождь или сильный ветер, любую непогоду, одним словом, или не была бы примята неосторожным движением. Поэтому, Кружена никогда не появлялась в саду одна, никогда не бывала на улице или в гостях, у неё не было близких подруг, а резкие грубые мальчишки вообще не допускались в дом. Соседи считали Кружену избалованной девочкой, воображулей и привередой, и очень скоро стали называть её "принцессой", потому что в их маленьком небогатом городе такое праздное существование для дочерей было непозволительно. "Как там твоя "кружевная принцесса?" - не скрывая иронии, сочувственно спрашивали они у Матильды при встрече. "Прекрасно!" - искренне отвечала Матильда, и лицо её при этом было озарено такой радостью, что соседи ещё больше начинали ей сочувствовать, потому что были уверены: нежданное счастье стариков - недолговременно. Иначе, почему и другим так же не повезло, чем они, другие, - хуже? Ну, да ладно, это уже, наверное, другая сказка...

Итак, - "Прекрасно!" - искренне отвечала Матильда и была абсолютна честна. Дело в том, что узоры ажурных салфеток, которые придумывала и рисовала крохотными цветными мелками Кружена, были настолько изысканны, неповторимы и необычны, что стали пользоваться огромным спросом, пришлось даже повысить на них цену, потому что Матильда уже не успевала обеспечивать всех покупательниц, и к ней образовалась небольшая, но капризная очередь! Старый Лео перестал давать уроки арифметики ленивым оболтусам, потому что Матильда ему тактично объяснила о необходимости больше времени уделять Кружене, заботясь о её безопасности. Доверчивый Лео серьёзно отнесся к своим новым обязанностям охранника: исправил на калитке сломанную щеколду и периодически обходил сад вдоль ветхого забора, постукивая палкой по неподвижным кустам. Матильда теперь позволяла себе пить чай со своим любимым фисташковым пирожным каждое воскресенье, а на грядущее Рождество они с Круженой надумали подарить Лео, тьфу, тьфу, тьфу, - чтобы не сглазить, новый телевизионный приёмник с дистанционным управлением!

Высокая цена кружевных изделий привлекла состоятельных покупательниц, и постепенно, слава о чудесной кружевнице из провинциального города достигла слуха всех королевских модниц! Но и соседи, как часто случается в маленьких городах, по-своему разумению объяснили всем желающим неожиданное благополучие семьи Лео: " Бедной сиротке дали приют, а держат взаперти; заставляют сутками плести несчастные кружева за плошку картофельной муки!" И мелкие слухи, настоянные на тайной зависти, однажды совсем замутили простые души жителей городка... Оболтусы, не понимающие арифметики, разрисовали старенький забор вокруг дома Лео карикатурными рисунками на хозяина и, кривляясь при виде Лео, выкрикивали чьи-то оскорбительные стишки:

Жил на свете жадный Лео,
Но работать не хотел он!
Сам пьёт кофе с молоком -
Принцессу держит под замком!
Век печалиться девице
В накрахмаленной темнице!

На самом деле, печалилась одна Матильда, потому что только она ходила за покупками и видела, как изменилось отношение жителей к её маленькой семье. Матильда пыталась объяснить своим старым подругам, что Кружена живёт у них, как родная дочка и ни в чём не нуждается, но почему-то даже подруги охотнее выслушивают истории с несчастливым концом и верят только в свои добрые намерения...

И вот однажды возле калитки раздался непонятный треск, шум и над садом образовалось сизое облако. Матильда, забывшись, схватилась за сердце, а верный Лео, с палкой наперевес, первым вышел в сад. Невесомая Кружена выпорхнула за ним, и только на крыльце Матильда успела ухватить её за край белоснежной юбочки.

- Кто там? - попытался грозно выспросить Лео, но голос его был уже недостаточно силён и поэтому показался Матильде неубедительным.

- Кто там? - строго произнесла Матильда и с замиранием прислушалась к наступившей тишине.

- Я - принц Бейбой, сын короля Федерального Королевства Бейбой-стар! - сизый дым рассеялся, и перед ошеломлённым обитателям дома и притихшими соседями предстал плотный, затянутый в кожу, размеченную металлическими заклёпками, человеческий силуэт. Силуэт восседал на таком же плотном мотоцикле, а сверху заканчивался круглым шлемом с батискафными стёклами очков. - Я прибыл сюда, чтобы спасти принцессу от тирана и увезти её с собой!

У старого Лео от удивления что-то замкнулось в голове, и он никак не мог приоткрыть рот, чтобы выразить свои сомнения по поводу тирана. Матильда, как и всякая женщина, имеющая дочь, не стала сразу отрицать поступившего предложения, которое, в дальнейшем, могло оказаться и заманчивым:

- Прошу Вас, пройдите, пожалуйста, в дом!

- Ваш дом - темница! - Бейбой вздыбил свой мотоцикл на заднее колесо и с тяжёлым грохотом опустился на место. - Мой дом - всегда со мной, и для бедной принцессы здесь найдётся сиденье. Где она? Я пришёл дать ей свободу!

- Ваше высочество! - притворщица Кружена вышла из-за спины Матильды и сделала изысканный реверанс в сторону дымящегося силуэта. - Я не могу отправиться с Вами в Ваше... - Кружена, конечно же, сразу забыла название обещанного королевства, поэтому понарошку надула губки, - ...в Ваше далёкое королевство, потому что не понимаю даже с какой стороны находится Ваше лицо, если оно у Вас, конечно, есть?

Принц Бейбой едва не опрокинулся на вторую сторону силуэта, дымно выдохнул, шумно вздохнул, нажал на педаль, и никуда не уехал. Он виновато протёр кожаной рукой очки, поправил шлем и сказал обычным мальчишеским голосом:

- У меня другого лица нет, мы с тобой просто - совсем разные! Прощай, я желаю тебе счастья... Если хочешь, - могу тебя просто освободить, довезу до ближайшего королевства?

- Прощай! - Кружена нежно взмахнула белоснежной ладошкой и быстро скрылась в доме, потому что поначалу всё показалось ей ужасно смешным и несерьёзным, но в её кружевном сердце вдруг тихо зазвенел чарующий волшебный колокольчик неведомого счастья. Она присела на кружевную скамеечку возле окна и весь вечер задумчиво глядела на луну в дымчатой, кружевной косынке.

Принц умчался искать свою принцессу в другое королевство, соседи тихо разошлись по домам, а старый Лео вдруг испугался, что он уже ничего не значит в происходящем вокруг него. Матильда тайно перекрестилась, и тоже загрустила, потому что поняла сегодня: Кружена повзрослела и может так случится ... "Нет, нет, никогда!" - всхлипнула женщина и так плотно прикрыла старую неповоротливую входную дверь, что та чуть не потеряла сознание от отсутствия привычного бодрящего сквозняка.

Следующее утро началось, как обычно, с лёгкого завтрака под мелодии "Моё почтенье...". Когда за окном раздался незнакомый, равномерно причмокивающий звук, Лео посмотрел на Матильду, Матильда посмотрела на Кружену, а Кружена тотчас выпорхнула из-за стола и первая оказалась на крыльце, чего раньше никогда не бывало!

У калитки, подбоченясь, стоял невысокий юноша в берете с помпоном. Его абсолютно круглые, крепкие, как копчёные сосиски, ножки упирались в пожухлую траву перед калиткой, а длинные волосы монолитной волной плавно переходили в округлые плечи. Невыразительная одежда юноши составляла единое целое с его телом и отличалась только цветом и некоторой выпуклостью форм.

- Здравствуй, прекрасная принцесса! -яркие губы юноши задвигались, но при этом фиолетовые глаза, курносый нос и сиреневые щёки оставались неподвижны, а голос напоминал утробный звук плохо накачанного резинового мячика. - Меня зовут Ван-Дутыш, и я согласен на тебе жениться! В моём королевстве Гуммландии, - Ван-Дутыш попытался наклонить голову с беретом, но она тотчас упруго поднялась и даже слегка задрожала на круглой шее, - тебе не будет скучно и вредно: мы постоянно качаемся свежим воздухом и целыми днями свободно пружинимся на природе.

- Благодарю Вас! - вежливо произнесла Кружена, которой сразу стало неинтересно. Но она была воспитанная девочка, и не могла закончить разговор простым уходом. - К сожалению, мне противопоказано всякое "пружение"...

- А как же свобода? - удивился яркими губами Ван-Дутыш и качнулся всем телом в сторону калитки. Калитка скрипнула, но старая щеколда выдержала напор. - Бросай своих Ван-Тузиков и пойдём поклубимся где-нибудь, если не хочешь пружиниться!

- Каких Ван-Тузиков? - растерялась Кружена.

- Да стариков твоих! - качнулся на круглых ножках Ван-Дутыш. - В моём королевстве всех родителей называют Ван-Тузиками.

- А в нашем королевстве моих родителей зовут Лео и Матильда! - с достоинством ответила Кружена, и соседи за забором дружно захлопали в ладоши. - Прощай, Ван-Дутыш! - Кружена с облегчением крутанулась на одной ножке и скрылась за дверью.

- Мы так не договаривались, - неожиданно рассвирепел Ван-Дутыш и, подпрыгнув, ударился круглым плечом о калитку.

- Не сметь! - вскричал Лео и бросился навстречу незваному принцу, хотя, положа руку на сердце, принцев - никогда и не зовут: они всегда приходят сами, когда захотят...

Со стороны улицы над головой принца поднялась чья то рука и сильно дёрнула за помпон на берете. Раздался душераздирающий свист, Ван-Дутыш странно скукожился и обвис на заборе. Слабеющей дряблой ручкой он прижал роковой помпон к берету, который теперь напоминал шляпку от шампиньона, и вяло засеменил по дороге.

- Так бы сразу и сказали... - послышался вдали его свистящий голосок.

Матильда всплеснула руками и благодарно крикнула всем соседям:

- Спасибо! Спасибо!

Лео не спеша проверил прочность щеколды, сам себя мысленно похвалил за прозорливость и достойно удалился в дом. Взволнованная Кружена бросилась к родителям с вопросами:

- Почему, почему ко мне приходят какие то ненастоящие принцы? Потому что я тоже не настоящая? Никто не говорит мне о любви, а все предлагают свободу... Я даже не знаю, что это такое!

- Да и никто не знает! - поспешил успокоить Лео свою дочь, - каждый представляет это состояние души или разума по-своему. Главное, не надо навязывать свою свободу - другим! Демократия - это...

- Доченька! - Матильда впервые не дала мужу договорить до конца, потому что по-женски считала все рассуждения мужчин далёкими от реальной жизни, и печаль дочери казалась ей гораздо важнее всех завоеваний демократии. - Выброси из головы этого Дутика. Просто время твое ещё не пришло, всё у тебя сбудется...

Весь день прошёл у них мирно и спокойно, как в прежние времена, когда в калитку ещё не стучалась судьба рукою заезжих принцев... А вечером Матильда вышла на улицу к колодцу и увидела, что карикатуры на заборе закрашены, а поверх свежей краски нарисовано огромное сердце, пронзённое стрелой, с надписью изнутри крупными буквами - "Кружена". "Как всё повторяется..." - растрогалась Матильда, и тревожные предчувствия ненадолго оставили её.

Время шло, и Кружена постепенно успокоилась, повеселела, опять беззаботно напевала и кружилась под ретро-мелодии единственной радиостанции, на которую можно было настроить ретро-приёмник. Старый Лео тоже немного расслабился и даже позволял себе немного вздремнуть после обеда. Подруги Матильды снова охотно приглашали её на вечерние посиделки, и она с благодарностью предавалась совместным воспоминаниям о прошедшей молодости, и радовалась с ними, за чашкой ароматного чая, достойной старости. Городок как будто излечился от неожиданной эпидемии, и все наслаждались, вновь обретёнными, здоровьем и покоем...


В один из таких тёплых летних вечеров Кружена обрывала увядшие лепестки у любимого цветка Матильды с невыносимо трудным названием, поэтому Кружена называла его просто "Веня". Кружена с ним всегда здоровалась и разговаривала, как со своим приятелем:

- Потерпи, Венечка! Сейчас будет немного неприятно, - лёгкие пальчики Кружены нежно пробежались по толстому шершавому стеблю и коснулись чернильно-фиолетовых лепестков, - зато ты станешь ещё красивее и пышнее. Все бабочки будут порхать только возле тебя, ты будешь просто неотразим...

- Здравствуй, Кружена! - раздался из-за забора такой завораживающий медовый женский голос, что у Кружены даже закружилась голова, как будто она вдохнула таинственного зелья. - Мы твои близкие родственники, открой, пожалуйста, калитку!

Кружене, как и всем детям, родители внушали много разных правил поведения и безопасности. Одно из них: никогда не подходить к калитке и не открывать её чужим людям, но никто не мог предположить такого коварства: назваться близкими родственниками! Кружена замялась, хотела позвать Лео, чтобы он поднял щеколду, но щеколда, к несчастью, уже была поднята Матильдой, ушедшей на званый вечерний чай. Самое убедительное было в том, что женщина назвала Кружену по имени, а значит, она говорит правду?...

- Здравствуйте! - взволнованно прошептала Кружена и впервые вышла за пределы двора.

Перед домом остановилась шикарная ярко-красная сверкающая машина с открытым верхом. Перед машиной стояла женщина неземной красоты: такой широкополой кружевной шляпы, длинных кружевных перчаток, шелестящего расшитого платья и кружевных туфелек с жемчужными застёжками Кружена не видела даже в "Королевских ведомостях", хотя всегда внимательно рассматривала в них цветные иллюстрации о королевской жизни и товарах в роскошных магазинах. За рулём машины сидел юноша с красивым загорелым лицом, прямыми тёмными волосами и ослепительной белозубой улыбкой. Женщина протянула к Кружене тонкие руки и произнесла слова, которые тоже могли бы насторожить девочку, но она была уже совершенно заворожена великолепием своих родственников:

- Поедем с нами: тебя у магазина ждёт мама, и мы обещали ей, что поможем довезти продукты. Ты ведь никогда не ездила на машинах?

- Нет... - ещё тише произнесла Кружена. Чувство опасности, всё-таки, не позволяло ей сделать последний шаг к протянутым рукам, но признаться в этом было как-то стыдно и не современно, что ли...

- Ты стесняешься? - широко улыбнулся юноша, распахнул дверцу и протянул Кружене маленький букетик пёстрых оранжерейных цветов. - Это тебе от меня - ты так красива!

- Спасибо! - Кружена растеряла последние признаки разумности и доверчиво шагнула навстречу родственным объятьям.

Дверцы машины захлопнулись. Юноша, довольно усмехнувшись, нажал на невидимую педаль, и корпус машины бесшумно превратился в почти плоскую удлинённую закрытую коробку. Невзрачный угрюмый человек перетянул коробку коричневыми шнурами, перевесил шнур через плечо и, прижимая коробку к сильному бедру, споро зашагал по пустынной улице в сторону выезда из города.


В тот же вечер, наплакавшись до сердечного приступа, Матильда решила не обращаться в полицейский участок с заявлением о пропаже дочери. Что она могла сказать полицейским:

- Что их девочка соткана из ниток?

- Что она появилась у них неизвестно откуда?

- Что они не знают, сколько ей, в действительности, лет?

- Что у них нет никаких документов на ребёнка?

- Что у них нет даже фотографии своей бедной девочки?

Осунувшийся от горя Лео, как мог, успокаивал Матильду, но и его суровое сердце сжалось в ледяной комок, когда он услышал дурную весть. Он обошёл всех соседей, в надежде узнать хоть какие-нибудь подробности, случайные факты, но никто ничего не видел в тот роковой день.

- Что ж, дорогая, надо жить дальше! - заключил Лео в один из поздних вечеров, когда все возможные варианты поиска были исполнены. - Попробуем начать всё сначала, как было раньше...

- Да, конечно! - горестно вздохнула Матильда. - Но я уже ничего не помню, как это всё было без неё... Мне кажется, что я забыла даже, как мы с тобой познакомились? Как поженились? Вся наша жизнь вспоминается только с её появлением... За что, Лео? За что нам такое несчастье?

- Надо думать о ней с радостью! - неожиданно осенило Лео. - Надо ждать её каждый день: варить кашку, включать её любимую радиостанцию, звать её по имени: - "Кружена, где мои "ближние" очки?"

- Ты прав! - встрепенулась Матильда. - Мы будем её ждать до последнего вздоха, и она непременно нас услышит, почувствует нашу любовь и вернётся...

Старики успокоено расположились за столом. Лео включил музыку и закурил трубку, а Матильда сосредоточенно уткнулась в узор кружевного изделия, слабо позвякивая спицами в тайной надежде первой услышать лёгкие шаги во дворе и благодарный скрип полуоткрытой, на всякий случай, двери...


Кружена проснулась внезапно, как просыпаются встревоженные люди. Ещё не открывая глаза, она почувствовала, что всё её тело затекло до последней ниточки. Поначалу Кружена решила, что спала слишком долго, но постепенно она ощутила, что лежит не в привычной кружевной кроватке, а на подозрительно холодном ложе. Чтобы прогнать от себя непонятные ощущения, как учил её мудрый Лео, она решительно открыла глаза и оцепенела от страха. Вся обстановка вокруг неё была совершенно неузнаваемой: огромная комната с высоким потолком освещалась через окна, расположенные намного выше человеческого роста, поэтому напоминала не зал или королевские покои, а изощрённую тюремную камеру. Всевозможная мебель, высокая и низкая, тёмная и безликая на вид, загромождала комнату, превращая её в мрачный лабиринт. Своей тусклой поверхностью она окончательно гасила неяркий свет из недоступных окон. Большой плоский экран телевизора, опутанный, как щупальцами, чёрными проводами был похож на глаз мёртвого сома, предложенного как-то Матильде проезжими рыбаками: блестящий, но уже подёрнутый непроницаемой мутью. Безупречные искусственные цветы и растения, щедро, но без любви расставленные по специальным полкам, размещённым выше человеческого роста, навеяли Кружене такую тоску по увядающим листикам любимого "Вени", что она чуть было не задохнулась от горя...

Сама Кружена полулежала на огромном кресле, задрапированном плотным шелковым покрывалом с затейливым узором. Возле её ног демонстративно был пристроен букет, который сразу заставил Кружену всё вспомнить! Это неуютное скользящее кресло, от которого её пробивала мелкая дрожь, одиночество среди чужого враждебного комфорта, впервые заставили содрогнуться маленькое сердце "кружевной принцессы", и она бессильно заплакала, уткнувшись головой в коленки.

- Здравствуй, моя принцесса! - раздался знакомый голос, и юный красавец засверкал по комнате хорошо отрепетированной улыбкой.

Кружана вскинула голову и попыталась слезть с кресла, но поскользнулась на бесконечном покрывале и больно упала на пол, стукнувшись локтём и коленкой. Неожиданно, это привело её в состояние равновесия: она разозлилась, осмелела и дерзко посмотрела на красавца-родственника:

- Меня зовут Кружена! - холодно ответила она. - И принцесса я не твоя! Забери свой отутюженный букет и отвези меня домой...

- Славно! - продолжал улыбаться глянцевый юноша, но синие глаза его от злости вдруг обмелели, как пролитая на кухонном столе питьевая вода. - А теперь, слушай меня и не раздражай, - пока, по-хорошему, предупреждаю!

Кружена сжала кулачки, встряхнула непослушными спиральками волос и прищурилась, сама не подозревая, что стала похожа на дикую кружевную кошку. Красавчик усмехнулся, сел напротив Кружены в кресло, напоминающее формой вставную челюсть, и вальяжно закинул ногу на ногу. Кружена с ужасом увидела чёрно-волосатые лодыжки, вставленные в блестящие туфли, и почувствовала приступ тошноты.

- Итак, ты уже поняла, что я - не твой родственник. Я - особа королевской крови и ты находишься на территории моего государства. Ты будешь моей принцессой столько времени, сколько мне потребуется для решения поставленной задачи. Справишься, - станешь королевой, не справишься, - раскатаю на салфетки! Вопросов не задавать, подчиняться без капризов, не хныкать и не портить мне настроение! Будешь послушной, - живи, как принцесса, попробуешь убежать, - ты мои возможности уже представляешь! Этот разговор - первый и последний, можешь задать пару вопросов, но без вздорностей...

- Мои родители...

- Забудь!

- Ваше имя?

- Умница! - красавчик довольно ухмыльнулся, встал с кресла и ласково взял Кружену за руки. - Моё имя - Мери'нас, и моё государство называется Фуртунай. Запомни, милая...

Загорелое лицо приблизилось, пахнуло жаром, как из пасти дракона и Мери'нас чмокнул украденную принцессу в холодную щёчку. "Никогда!" - поклялась про себя Кружена, - "никогда я не смирюсь с этим зверем в лакированных туфлях!"

Так началась её новая жизнь... Каждое утро к принцессе приходили две молчаливые служанки. Ни о чем её не спрашивая, они помогали Кружене одеться, причёсывали и кормили невкусной, слизистой кашей. Затем молча отводили принцессу в комнату-камеру, сажали в кресло и исчезали до вечера. Целый день, в пределах комнаты Кружена могла заниматься чем угодно: листать блестящие журналы мод, бродить между мебелью и цветочными горшками, наблюдать на экране цветную заставку с золотыми рыбками... Глухие двери запирались снаружи, и за ними не было слышно ни звука. Вот когда Кружена пожалела, что не научилась читать и писать! Единственным спасением от бесконечного сонного одурения было негромкое повторение песенок из прежней, прекрасной, как рождественская сказка, жизни.

В первые же дни она тщательно осмотрела все углы, ощупала стены в надежде отыскать какую-нибудь неприметную щель, чтобы выбраться из этой камеры, но всё было замуровано наглухо. С трудом приоткрыв дверцу одного из шкафов, Кружена с ужасом обнаружила там картонную, согнутую пополам, фигуру знакомой красивой женщины в широкополой шляпе. Маленькие настоящие туфельки с жемчужными застёжками стояли отдельно. Кружена захлопнула дверцу и до позднего вечера дрожала, как замёрзший ребёнок, хотя никогда раньше она не испытывала жар или холод, у неё всегда была нормальная, комнатная температура.

Обязательно, хотя бы раз в день в комнате появлялся довольный красавчик. Он садился на диван, и, держа Кружену за руку, задавал ей ненужные вопросы, на которые не ждал ответа: как спала, как обедала, как настроение, нет ли каких-нибудь пожеланий?.. Кружена терпеливо молчала, сжав губы в линеечку. Опустив голову, она сносила гадкий поцелуй и с облегчением провожала глазами ненавистную спину. Кружена была уверена, что выход обязательно найдётся, просто "её время ещё не пришло!" - как говорила любимая матушка.

Чтобы быть готовой в любой момент к побегу, она тайком, под одеялом, тренировала свои слабые пальцы, сжимая кружевные кулачки, и напрягала мышцы на ногах, при каждом удобном случае... Когда мысли о безнадёжности начинали отяжелять её кружевную голову, Кружена ложилась на кровать, прикрывала глаза и вспоминала свой дом, в котором пахло мёдом и сладким дымом, потому что Матильда натирала старинный буфет пчелиным воском, а Лео подолгу раскуривал свою незабвенную трубку. Вспоминала славную матушку, с тёплыми мягкими руками и добродушного Лео, хитро подмигивающего дочке, когда тайком от жены опрокидывал рюмочку сливовой наливки... Вспоминала старый сад с развесистыми деревьями, под которыми можно было укрыться и от ветра, и от дождя ... Лёгкими пальчиками она массировала себе виски, - и мрачные мысли рассыпались вместе с крахмальной пылью. Кружена оказалась, на самом деле, вопреки сложившемуся мнению о принцессах, сильной и волевой девочкой!

В один из таких дней красавчик появился раньше обычного. Самодовольный вид его был ещё самодовольнее. Он одобрительно оглядел Кружену и шаловливо щёлкнул ухоженными пальцами по крахмальным спиралькам её волос:

- Мне нравится, что ты правильно восприняла наш разговор! Для безграмотной девочки из глухой провинции - ты, на удивление, восприимчива к разумным вещам. - Красавчик достал из кармана коробочку и торжественно извлёк из неё маленький кулон: перламутровую жемчужину на витой серебряной цепочке. - Кстати, твоё невежество, - тебе к лицу, и за твоё примерное поведение ты получаешь подарок!

Красавчик надел на шею Кружене кулон, поправил кокетливым пальцем жемчужину и подставил гладкую загорелую щёку для поцелуя:

- Теперь ты должна научиться благодарить меня за всё!

- Спасибо... - Кружена сжала губы, зажмурила глаза и ткнулась носом в какую то часть лица Мери'наса. Очень тонко чувствующая, она с удивлением, отметила, что щека красавчика странно неподатлива, как будто он держал за ней большой кусок твёрдой пищи. Она открыла глаза, - щека имела безупречную форму, как у манекена в рекламных картинках... Как у манекена... Как у манекена?..

- О чём задумалась, моя красавица? Проси, что ещё хочешь, пока я добрый!

- Можно мне включать приёмник, чтобы слушать музыку?

- Нет!

- Я хочу настоящие кружевные туфли с жемчужными застёжками... - Кружена, впервые, посмотрела прямо в глаза лакированному Мери'насу.

- Без вопросов, моя принцесса! - загадочно усмехнулся красавчик. - А теперь слушай и запоминай: сегодня у меня будут гости, деловые люди! Твоя роль - мило улыбаться, молчать и ничему не удивляться, поняла?

- Да...

Через час комната стала наполняться гостями. Важные, хорошо одетые, они подходили к Мери'насу, с подчёркнутой учтивостью кланялись Кружене, сидящей поодаль на узком стуле с высокой спинкой, и направлялись в центр комнаты. Там, у круглого стола начиналась их деловая беседа, причём по отрывистым резким звукам и взмахами рук было понятно, что разговор касается острых тем. Кружена, конечно, не привыкла к такому скоплению деловых людей. Раньше она встречалась только с соседями, но всё равно, её не покидало ощущение скрытой угрозы, витающей над крепкими головами собравшихся. Некоторые из них преподносили Кружене изящно упакованные коробочки с подарками. Она благодарила всех с милой улыбкой и складывала коробочки на соседний столик.

Одним из последних пришёл невысокий светловолосый молодой человек в мешковатом пиджаке. Он кивнул Мери'насу, подошёл к Кружене, наклонился и поцеловал ей руку. "Какие у него тёплые губы!" - обмерла Кружена, и сердце её вдруг затрепетало, как бабочка в кружевной занавеске у распахнутого окна...

- Моё почтенье... - произнёс юноша и протянул принцессе роскошный чёрно-фиолетовый цветок на могучем шершавом стебле.

"Веня..." - прошептала про себя Кружена, и запоздало выдавила милую улыбку, потому что юноша уже отошёл к столу. Сердце Кружены забилось еще сильнее, так что её бросило теперь в непривычный жар. Кружена до боли сжала кулачки, чтобы не выдать своего волнения. "Сегодня это случится... сегодня наконец случится..." - металась в её кружевной головке одна мысль и она усилием воли заставила себя сосредоточиться: - "Надо внимательно следить за всем, что происходит, чтобы не упустить самый важный момент..." - но её глаза постоянно возвращались к светлому пятну среди прямоугольных плеч, а в ушах звучал один волшебный голос: - "Моё почтенье..."

Часть гостей разошлась, громко хлопая массивной дверью. Оставшиеся заговорили ещё резче, сгрудились вокруг стола, и неожиданно один из них сильно толкнул Мери'наса. Тот отскочил, присел на корточки, обхватив голову скрещенными руками. Его фигура вдруг засветилась, как голографическая картинка... Через мгновение на месте красавчика стоял плечистый коротконогий человек с огромной грушевидной головой. Человек щёлкнул пальцами, и изумлённые гости с криками попадали на вращающийся, уходящий вниз круглый стол, вокруг которого стремительно образовалась металлическая клеть. Бывший красавчик щелчком остановил вращение, подошёл к решётке и протянул руку к своему обидчику. Тот попытался увернуться, но рука тянулась и изгибалась внутри клетки, пока не ухватила обидчика за нос. Раздался пронзительный визг, плач и рука вернулась обратно. Человек щёлкнул пальцами, стол провалился ниже уровня пола, и отверстие исчезло. Человек с улыбкой прислушался к затихающим крикам, присел, скрестив руки на голове, и через мгновение уже Мери'нас издал вопль такой силы, что на его загорелой щеке образовалась зигзагообразная трещина : кресло, на котором должна была мило улыбаться Кружена, было пусто. "Кружевная принцесса" исчезла без следа, не считая кулона с жемчужиной, зацепившегося разорванной цепочкой за подлокотник.

В то же мгновение, когда Мери'нас преображался в грушеголовое существо, перед Кружаной возник светловолосый юноша. Он распахнул пиджак и тихо, но внятно скомандовал:

- Быстро обернись вокруг меня, потом расправишься!

Кружана ухватила губами стебель "Вени" и одним прыжком протиснулась между телом юноши и его пиджаком, сцепив обеими руками согнутые колени. Юноша стремительно вышел из комнаты, застёгивая на ходу пуговицы пиджака и стараясь глубоко не дышать, потому что пиджак на нём натянулся, как чехол на хорошо надутом матрасе.


Кружена стойко перенесла духоту, оцепенение конечностей, нечаянные тычки и подпрыгивания, потому что её спасителю пришлось и карабкаться вверх, цепляясь за растения, и балансировать на скользких камнях, переходя вброд шумную речку... Она готова была к ещё большим трудностям, например, бежать следом за своим спасителем по непролазным тропам, - только бы никогда более не встречаться со злодеем Мери'насом. Странно, что она доверяла совершенно незнакомому юноше, и готова была вместе с ним на любые лишения, ради... Свободы! Вот, значит, что такое свобода для неё - "кружевной принцессы", свёрнутой в тугой комочек под чужим пиджаком. Кружена изо всех сил старалась не мешать, и была страстно счастлива!

Ночевать они остановились в старом доме на краю одинокой деревни. Заспанный хозяин проводил юношу в светёлку, отделённую от сухого чердака тонкой стенкой, обклеенной выцветшими картинками и старыми поздравительными открытками. Юноша аккуратно положил Кружену на узкую кровать под лоскутным покрывалом, расправил ей волосы, потянул за руки и помассировал ноги. Когда Кружена, наконец, глубоко вздохнула и открыла глаза, она увидела окно и чёрно-фиолетовый цветок в стеклянной банке на маленьком столике. У окна сидел светловолосый юноша, без пиджака, в расстёгнутой рубашке, и крупными глотками пил молоко из глиняного кувшина.

- Как тебя зовут? - Кружена попыталась улыбнуться, но губы ещё не слушались, наверное, от долгого сжимания шершавого стебля несравненного "Вени".

- Имар...

- Спасибо!

- Расти большая! - улыбнулся Имар. - Есть хочешь?

Кружена хотела рассказать про кашу, но вдруг почувствовала неловкость: Имар её спас, рисковал, нёс на себе всю дорогу, а она сейчас начнёт ему досаждать какой-то кашей, которую, кроме неё, никто не ест.

- Спасибо, мне не хочется... А кто такой - Мери'нас?

- Самовлюблённый прохиндей с цирковым уклоном: представлялся доверчивым людям заморским принцем, заманивал их к себе в дом и запугивал фокусами, чтобы получить деньги...

- А зачем я ему была нужна?

- Чтобы поверили в его королевское прошлое.

- Но я же не принцесса... - Кружена сжала кулачки, чтобы снова не расплакаться крахмальными слёзками. Не было теперь в жизни Кружены ничего желанней, чем тихое, домашнее сидение долгими вечерами на уютном половичке рядом с матушкиным креслом. Заботливый Лео смастерил тогда для дочки небольшую рисовальную доску на аккуратной раздвижной стойке, и Кружена самозабвенно выписывала на ней мелком свои кружевные картинки, надёжно прислонившись спиной к матушкиным ногам под толстой шерстяной юбкой, сладко пахнувшей гвоздичными пряниками... "Матушка..." - безнадёжно всхлипнула Кружена, и ресницы её опасно задрожали.

Имар присел перед кроватью на корточки и улыбнулся:

- Не расстраивайся: я про тебя всё знаю.

- Откуда?

- Я жил на соседней улице и учился у твоего отца арифметике. Тебя тогда ещё не было. Потом я поступил в университет и приезжал только на каникулы. Мне о тебе рассказала моя сестра, но я ей не поверил и ходил на тебя смотреть сам, когда ты гуляла по саду.

- Имар, я не настоящая?...

- Спи, принцесса! - Имар положил под голову пиджак и лёг на соседний маленький диванчик, свесив ноги через боковой валик. - Ты - настоящая, потому что умеешь думать и улыбаться!

- А Мери'нас тоже - настоящий?

- Он - ненастоящий настоящий!

Кружена кивнула головой, хотя не совсем поняла, что хотел сказать Имар. Она незаметно расправила складки на кружевном платье, повернулась на бок, чтобы видеть Имара и катастрофически быстро уснула таким глубоким сном, что даже весёлые цветные сновидения не смогли к ней подобраться ни с какой стороны и бесшумно улетели на поиски другой, менее сонливой девочки.

Пасмурное утро не испортило Кружене настроения, потому что последние дни ей вообще не удавалось наблюдать никакой погоды. Кружена села у окна и решила здесь дожидаться, когда Имар проснётся сам, потому что нет на свете ничего вреднее, чем утреннее пробуждение не по своему хотению. Маленькое окно с мутным от времени и тупоголовых ночных мотыльков стеклом, выходило на дворовые постройки, отгороженные от тёмного леса ржавой сеткой. Прямо под окном распушился куст с огромными чёрно-фиолетовыми ягодами. Кружена так ясно представила себе, как Имар улыбнётся и запьёт сочные ягоды сливочным молоком, что даже громко сглотнула от удовольствия... В одно мгновение она слетела по крутой лестнице вниз, чуть задохнулась от магнетической волны прохладного воздуха и осторожно, двумя руками, попыталась оторвать от упругого стебля шершавый резной лист, чтобы сложить в него, как в салфетку, влажные ягоды.

- Бе... - раздался из-за ограды приветливый звук, и, в разодранную непогодами и временем, сетку свесилась нарядная кудрявая голова серебристого барашка.

- Ой! - обрадовалась Кружена, - какой хорошенький! Ты, наверное, ищешь калитку?

- Бе... - затряс завитушками барашек и потянулся к Кружене.

- Осторожно! - испугалась за барашка Кружена, потому что он мог серьёзно пораниться о разорванные металлические звенья. - Давай я тебе помогу... - Она дотронулась пальчиком до его твёрдого шелковистого лба, и в ту же секунду мягкие губы барашка ухватились за её кружевную юбочку. Барашек резко взмахнул головой, и Кружена, перелетев через нее, не больно провалилась всем существом в его кудрявую пахучую шубу. - Конец! - подумалось ей, и в зажмуренных от ужаса и шерстяных волосков глазах, как на тёмных заставках в телевизоре Мери'наса, закачался вместо цветных рыбок фиолетовый "Веня"...

- Бе... Бе... Белая! - радостно закончил своё выступление бессовестный барашек и резво потрусил знакомой тропинкой в лесную чащу.


На этот раз Кружена очнулась от лёгких поцелуев - попеременно, в обе щеки, - которые сопровождались таким проникновенным ароматом горького шоколада с цитрусовым оттенком, что любимая крахмальная кашка показалась бы ей сейчас бледным облачком на сияющем небосводе предстоящего яркого дня.

- Просыпайтесь, Ваше высочество! - пропели шоколадно-цитрусовые голоса, и чьи-то лёгкие руки приподняли Кружену, посадив на кровать в тугие подушки.

Кружена, если вы помните, не умела считать, поэтому просто сжала несколько раз свои кулачки и сразу распахнула глаза навстречу неожиданностям, преследующим её с обидным постоянством. Рядом с кроватью стояли, взявшись за руки, две девочки: одного роста, одного возраста, но совсем, совсем разные.

- Меня зовут Биби-хана! - представилась девочка шоколадного цвета, с шоколадными глазами, шоколадными волосами и шоколадным вкусом. Лёгкое струящееся платье, доходящее до круглых коленок, было перехвачено по талии плетёным золотистым пояском с вычурным бантом. Такими же золотыми ленточками были украшены подарочные коробки с конфетами, которые приносили Матильде её благодарные клиентки.

- Меня зовут Асана! - забавно вытянула губки девочка ослепительно-оранжевого цвета. Кружена даже сощурилась, как щурятся в ясный день, глядя на маленькое солнце. Асана была одета в плотный комбинезончик на широких лямках, которые она постоянно поддёргивала оранжевыми руками. Её губы были похожи на апельсиновые дольки, а короткие волосы топорщились на круглой голове, как цукаты на праздничном торте. - А как тебя зовут?

- Кружена... Здравствуйте! - Кружена встала с кровати и одёрнула юбочку. - Где я?

- Ты - здесь! - одновременно всплеснули руками девчонки. - Поздравляем тебя с прибытием в наше Королевство Конфи-Тюр! - девчонки выдержали торжественную паузу, чтобы Кружена прониклась важностью события. - Тебя должны назначить Белой принцессой, и нас будет уже трое!

- Спасибо! - поблагодарила Кружена девчонок за восторженный приём. Название Королевства показалось ей знакомым, но вспомнить что-то конкретное ей было сейчас не по силам. Она была голодна и совершенно измучена. - А сколько всего должно быть принцесс?

- Чем больше, тем - лучше! - заверила Биби-хана. - Приготовься: мы тебя представим нашему Королю!

"Устала я от Королей", - убедилась Кружена, глядя на своё печальное личико в огромном зеркале. Она машинально причесалась, погримасничала своему отражению, распушила чёлку, подмигнула и вдруг развеселилась, потому что, наконец, вспомнила: - "Конфитюр - это просто сладкий ягодный десерт в стеклянной банке на верхней полке матушкиного буфета! Ну, погодите... Узнаете, как принцесс воровать!"

Биби-хана и Асана взяли Кружену за руки и медленно повели её по узким коридорам к высоким дверям, за которыми торжествовало очередное сумасбродное Величество.

Большая нарядная комната была так пропитана запахами экзотических растений и разнообразной выпечки домашнего приготовления, что Кружена почувствовала себя погруженной в этот плотный аромат, как марципановая фигурка - в праздничный торт со взбитыми сливками. За овальным столом, лицом к дверям, сидел на диванчике с высокой спинкой худенький, желтушного вида, как плохо пропеченный бисквит, большеухий Король, слегка сердитый и немного взволнованный. Рядом с ним на тёмном полу, пахнувшем сахарной карамелью, стоял бесстыжий серебристый барашек. Его наглые, с поволокой глаза победно уставились на Кружену:

- Белая принцесса к Вашим услугам! - проблеял барашек и для усиления эффекта топнул копытцем. Раздался любопытный треск, и на полу образовались трещинки.

Бледное лицо Короля покрылось пятнами, как при детском диатезе:

- Сколько раз надо повторять, что этот пол не выдерживает никаких ударов! - Король заёрзал на диванчике с таким странным звуком, что у Кружены свело кружевные зубы, как от скрежета ножа по стеклянной разделочной доске. - Немедленно принеси из кухни мастику, баран

Барашек не обиделся и поцокал на кухню, двери которой находились в противоположном конце комнаты. Король нервно подёргал себя за ухо и махнул Кружене рукой с большим количеством перстней, украшенных камнями в виде ягод:

- Подойдите ближе, моя сладкая!

Кружена передернула плечами, сбросив давящий аромат, подошла и встала у края стол, сохранив небольшое безопасное расстояние до цепких королевских пальцев. Король обмакнул пальцы в чашку с водой и деловито потёр край кружевной юбочки Белой принцессы. Закатив глаза, он, не по-королевски смачно, облизнул кончики фаланг, - и разразился недостойным короля визгом:

- Плешивый баран! Какая из неё принцесса: она же не съедобная?

- Вы хотели Белую... - необидчивый барашек деловито размазал мастику поверх вмятины и отпечатал на её поверхности своё копытце. Опять запахло жжёной карамелью...

- Белая - значит, сахарная, сливочная, творожная... Молочная, в крайнем случае! А ты мне предлагаешь какой то фантик?! - Король от возмущения крайне напрягся, и с его перстней посыпались ягоды, которые оказались обычными марципановыми сладостями. - Ты сорвал мне важнейшее мероприятие!

- Не паникуйте, Величество! Украсим принцессу перед выступлением сахарной пудрой, - оторвут с закрытыми глазами. - Барашек розовым язычком слизнул марципановое изобилие с карамельного пола и прищурился на Кружену. - Это и будет наш коронный номер!

- Готовьте её... - вяло отозвался Король и махнул рукой. - Садитесь же!

Биби-хана и Асана чинно заняли места рядом с Королём. Кружена, направляясь к свободному креслу, прошла мимо барашка и тайком больно дёрнула его за кудряшку. Барашек вздрогнул и изумлённо проводил принцессу округлившимися глазами. В это время двери кухни распахнулись, и к столу протопали поварята с разнообразными десертами. У поварят были белые волосы, белые лица и белые глаза, поблёскивающие при ходьбе. Один из поварят остановился возле Кружены и старательно поставил перед ней блюдо с белым желе. Кружена присмотрелась и убедилась, что поварята сделаны целиком, вместе с колпаками и передниками, из соли крупного помола, которую матушка использовала только для домашних заготовок из огурцов и помидоров.

Стол мгновенно был заставлен пышными сливочными пирожными, фруктами и шоколадными чашками с шоколадным напитком. Поварята поспешили вернуться на кухню, но один из них поскользнулся, упал и ...рассыпался! " К ссоре...", - успела отметить про себя Кружена и сразу зажмурилась от ужаса: юркая женщина быстро сгребла рассыпанного поварёнка в специальный короб, и в распахнутые двери на кухне было видно, как содержимое короба было яростно высыпано в унылый контейнер с бордовой, как кровь, надписью "ОТХОДЫ".

Сидящие за столом с аппетитом принялись за сладкое. Кружена осторожно съела кусочек дрожащего желе и, как будто, нечаянно уронила остатки на пол.

- Мало того, что она - Не сладкая, так еще, вдобавок, и Не ловкая! - "непропеченный бисквит" сморщил нос и капнул себе на рубашку шоколадным напитком. - Ей ничего нельзя доверить!

- Ваше Величество! - шоколадная Биби-хана сверкнула в сторону Кружены возмущенным глазом и быстро слизнула тяжелые шоколадные капли шоколадным языком. - Я ее оттренирую.

- Не волнуйтесь! - подскочила со своего места Асана и быстро стерла студенистое желе оранжевым платочком. Повернув голову, она заговорщицки подмигнула Кружене. - Мы ее отформируем!

- Занимайтесь! От этого зависит только ваше будущее, потому что Королевство Конфи-тюр и Великие Игры -вечны! - Король зевнул, икнул и со скрежетом сполз со стула. Теперь Кружена поняла, откуда этот металлический скрежет: вся спина Короля, прикрытая гофрированной, как розетка для пирожного, одеждой, была присушена к металлическому подносу, подобно пригоревшему пирогу.

Король, вцепившись в услужливого барашка, прогремел в свои покои, а Кружену быстро провели во внутренний дворик, где хранились разноцветные мячи, забавные тележки на трех колесах, и двухколесные велосипеды.

- Завтра начинаются Великие Игры! - торжественно начала вступительную речь Биби-хана, усадив Кружену на скамейку. - Это главное событие в жизни нашего Королевства! К нам на Игры прибывают команды принцесс из других королевств и, по решению Конфи-тюрного Комитета, выбирается лучшая принцесса Игр. - Биби-хана почти задохнулась от восторга и прижала шоколадный кулачок к сердцу.

- Лучшей принцессе положен Большой Приз - она может катиться на все четыре стороны! - поддержала подругу Асана.

- Она будет свободна? - осторожно переспросила Кружена.

- Она может катиться... - уклончиво подтвердила Биби-хана.

- Покажите мне, что нужно уметь делать!

- Что ты задрожала? Нельзя все так близко принимать к сердцу! - Асана прилегла на скамейку, как на мягкий диван, и сладко прищурилась.

- Самое главное - это участие во всех соревнованиях! - продолжила наставления Биби-хана.

- Но еще главнее - всем понравиться! - усмехнулась апельсиновыми губами Асана.

- Не говори чепухи! - возмутилась Биби-хана.

- Почему же ты никогда не выигрываешь? - ехидно заметила Асана. - Занимаешься каждый день до почернения, а укатиться все никак не можешь...

- Я буду бороться, пока не побежу... не победю... - Биби-хана запуталась, и в ответ на очередную улыбочку Асаны, просто сдернула ее со скамейки.

Асана взвизгнула и ловким движением скомкала бантик на золотом пояске Биби-ханы. Кружена с изумлением проследила, как шоколадно-апельсиновые фигурки слепились в стремительно крутящееся веретено. "Я не могу больше жить..." - подумала она, и потеряла, наконец, сознание от голода и всего пережитого за последние дни.

"Вот уж принцесса... вот уж кружевная..." - услышала она ненавистный блеющий голос, но почувствовав на губах вкус настоящей крахмальной каши, не нашла в себе сил сопротивляться. Сделав несколько спасительных для жизни глотков, Кружена разлепила кружевные ресницы. Она снова оказалась на кровати с упругими подушками, а рядом, как ни в чем не бывало, стояли, взявшись за руки, Биби-хана и Асана. Серебристый барашек улыбнулся завитушками лживого рта и молча удалился, правда, немного ссутулившись под неприязненным взглядом Белой Принцессы.

- Тебе разрешили не тренироваться: будешь выступать, как умеешь, - примирительно сказала Биби-хана и ушла на занятия.

- Не волнуйся! Завтра будет прекрасный праздник! - успокоила Кружену оранжевая Асана, у которой не хватало после схватки нескольких цукатов на оттопыренной прическе. - Биби-хана - вовсе не принцесса, поэтому она никогда не выиграет. Все это знают, и она в том числе, - вот и злится на каждую принцессу в отдельности, а перед Королем всегда выслуживается... Берегись ее!

- Вы здесь все такие разные! Как отличить настоящую принцессу от ненастоящей? - с притворным простодушием спросила Кружена, хотя про себя в это время она отчаянно думала, вспоминая слова Имара: "Ты настоящая, потому что умеешь улыбаться...", а в этом королевстве не умели радоваться друг другу и никто ни разу не улыбнулся, значит, все здесь ненастоящие ненастоящие?"

- Настоящие принцессы никогда не участвуют ни в каких конкурсах, - снисходительно ответила Асана, не заметив серьезности в глазах Кружены, - потому что они уже по происхождению - самые прекрасные и самые свободные. Но если тебе здесь не по душе... Асана наклонилась к Кружене и страстно прошептала: - Я тебе помогу укатиться, только никому об этом не говори... Жди меня завтра и ничего не бойся! Спокойной ночи!

- Спокойной ночи! - прошептала Кружена, завороженная оранжевой тайной, рассеявшейся в комнате после ухода Асаны запахом цедры. - Все будет хорошо, все должно быть хорошо...

Яркое нарядное утро разбудило Кружену восторженными криками, доносившимися через неплотно прикрытые окна. У кровати стояла молчаливая женщина из кухни. В руках она держала плошку с сахарной пудрой.

- Вставайте, Ваше высочество! - проговорила женщина неласковым голосом.- Вам надо напудриться как можно слаще.

- Мне нельзя сладкого, - испугалась Кружена.

- Не капризничайте! Вы будете самой лучшей принцессой на все времена: белая, как сахар, сладкая, как сахар, - женщина зачерпнула горсть пудры и слегка рассеяла ее над кроватью, - в нашем королевстве не сладко живется только тем, кто сам не сладкий!

- Зачем же вы тогда одних соленых поварят на кухне держите? - Кружена решила отвлечь женщину любым вопросом, чтобы выиграть время. - Это у них наказание такое, чтобы ничего не съели? Вот почему у вас все такое невкусное: и каша, и десерты и Король ваш - пирог пригорелый...

Кружена не успела закончить оскорбительную фразу, потому что молчаливая женщина от злобы так взмахнула руками, что выронила плошку с сахарной пудрой себе на ноги.

- Помогите! - заверещала она трескучим голосом и попыталась ухватить Кружену за руку, чтобы обмакнуть ее в образовавшуюся сладкую пыль.

- А-пчхи! - раздался утробный звук, и остатки пудры унеслись с воздушной волной, отпечатавшись на темных стеклах распахнувшихся окон, как Млечный Путь невидимых созвездий - в ночном небе. Серебристый барашек потряс головой и слегка боднул под колени настырную женщину. - Пошла вон, растяпа! Доверить ничего нельзя...

Женщина мгновенно скрылась за дверью, и барашек приблизился вплотную к Кружене:

- Я принес тебе крахма-а-а-л, - тихо проблеял барашек и запрокинул кудрявую голову, - сними мешочек и посыпь на себя, как сумеешь. Больше помочь ничем не могу.

- Спасибо, - почти растрогалась Кружена, отцепив от витого кожаного ошейника светлый мешочек, но тотчас вспомнила о низком поступке барашка и закончила на ледяной ноте: - я тебя не прощаю, но надеюсь проститься навсегда.

- Рад был познакомиться! - ответил барашек почти человеческим голосом и, как-то даже элегантно скрылся за дверью.

Аккуратно и бережно Кружена припудрила себя крахмальной пыльцой. От знакомого запаха ей стало, вдруг, легче дышать, и она почувствовала необычный прилив сил. Мягкий кожаный мешочек с серебристой монограммой показался Кружене настолько эффектным дополнением к наряду, что она решила прицепить его к своему кружевному пояску:

- Если доведется еще раз встретиться с этим предателем - верну, а если нет - останется на добрую память! - Кружена прыснула от смеха, потому что ничего "доброго" от встречи с барашком она не получила, но почему то сейчас ей легкомысленно казалось, что все для нее сложится нынче счастливым образом.

Под звуки тарабарского марша команда Конфи-Тюрного королевства заняла крайнюю правую исходную позицию на длинном поле, расчерченном извилистыми пересекающимися дорожками. В конце поля все дорожки упирались в высокую трибуну для почетных гостей, разукрашенную флагами королевств - участников Игр. Кружена моментально определила флаг Конфи-Тюрного королевства: россыпь ягод на глянцевом синем полотнище, - совсем как наклейка на банке с конфитюром, купленной матушкой в ближайшей от дома лавке.

"Настоящий бред!", - убедилась Кружена и оглядела принцесс из других команд. На соседних дорожках, а их было пять (Кружена считать не умела...), толпились разноцветные фигурки разнообразных принцесс из всевозможных Королевств. Рядом с Конфи-Тюрным королевством узенькой цепочкой выстроились принцессы, наряженные в шелковистые зеленые сарафанчики, пестрые зеленые гольфики и бархатные коричневые туфельки. Принцессы не оглядывались по сторонам, и тихо стояли, понурив головы в зеленых платочках. - "Они похожи на гусеницу", - от страшной догадки Кружена вздрогнула, как от озноба, но нашла в себе мужество разыскать над трибуной флаг: так и есть, - флаг зеленого цвета с гербом в виде мохнатой гусеницы! Фи!

- Хватит вертеться, - сосредоточенная Биби-Хана крепко ухватила за руку Кружену, - сейчас появятся короли, и будет дан сигнал. Ты ничего не умеешь, поэтому просто быстро садишься в тележку, а я тебя повезу. Держись крепче: если вылетишь из тележки, - для тебя Игры закончатся.

- И что со мной будет?

- Если наш король тебя не выкупит, - Биби-Хана свела губы в шоколадное сердечко, и Кружена поняла, что все уже решено заранее, - то тебя могут забрать в другое королевство.

- А если...

- А если и другие тебя не возьмут, - закончила разговор бесхитростная Биби-Хана, - то можешь попроситься у короля на какую-нибудь работу, например, на кухню, что ты еще можешь?!

Кружена вспомнила неласковую женщину, ящик с рассыпанным поваренком, - и от этих мрачных картинок пришла в состояние крайней напряженности. "Я никуда не вылечу, я - буду первая..." - затвердила она себе, как заклинание, и чтобы скрыть волнение, ухватилась пальцами за мягкий кожаный мешочек, который оказался, наощупь, неожиданно теплым, ласковым и надежным, как ладонь любимой матушки...

- Я поеду рядом с тобой на велосипеде, - тихо, но четко прошептала Кружене на ухо Асана, до этого момента не проявлявшая к ней никакого интереса. Кружена даже подумала, что вчерашний тайный разговор с Асаной был просто безобидной болтовней. - Ты должна будешь выпасть из тележки по моему сигналу, и я увезу тебя за поле, а там ты уже умчишься в любую сторону!

- А если...

- А если ты не выпадешь, - Асана округлила оранжевые глаза и они стали похожи на маленькие мандарины, - то Биби-хана будет и дальше тренироваться до полной черноты и горечи, а тебя заберет к себе какой-нибудь жирный гусеничный король, потому что ты не захотела стать сладкой Белой принцессой, - и Асана кивнула в сторону зеленой команды.

"Что же делать... что же мне делать?" - совсем растерялась Кружена. - "Матушка! Батющка! Имар! Спасите меня! Я - пропала..."

Раздался низкий глухой звон, и команды принцесс устремились по извилистым дорожкам к заветной цели - трибуне с почетными гостями.

Биби-хана одним движением руки усадила Кружену в тележку и торопливо зашоркала крепкими шоколадными ножками по шершавому покрытию. Рядом на медлительном велосипеде с мармеладными шинами старательно крутила педали оранжевая Асана. Гусеничная цепочка зеленых принцесс двигалась по своей дорожке не сбиваясь, в ногу и даже начала опережать Конфи-тюрную команду.

- Держись! - крикнула Биби-хана и неожиданно понеслась вприпрыжку, отчего ее щеки стали похожи на круглые шоколадные медальки.

- Готовься! - взвизгнула Асана, и велосипед явно прибавил в скорости, хотя движения ног оранжевой принцессы не убыстрились.

Извилистая дорожка, по которой двигалась зеленая команда, неожиданно совершила невероятный коварный изгиб, и плотная цепочка гусеничных принцесс перегородила дорожку, по которой неслись Конфи-тюрные принцессы.

- Берегись... - запоздало загудела шоколадным басом Биби-хана и, перелетев через тележку и сплоченных "гусениц", тяжело шмякнулась на поле тренированным телом.

Кружена тоже вылетела из тележки, но благодаря своей кружевной невесомости, плавно опустилась рядом с Биби-ханой. От пережитого шока она никак не могла встать на ноги и смогла лишь вытянуть руки навстречу Асане, которая избежала наезда, резко свернув в сторону, но равновесия не удержала и тоже растянулась на дорожке.

- Вставай! Вставай же! - резко закричала она Кружене, поднялась и двинулась в ее сторону, волоча за собой велосипед. Оранжевая лямка комбинезона соскользнула с ее плеча, и перед глазами Кружены закачался кулон с жемчужиной на витой цепочке...

"Что это... - обмерла Кружена, но в то же мгновение велосипед скомпоновался в светящийся как голографическая картинка кубик и, несколько опережая грядущие события, из него разнесся торжествующий рев:

- Попалась!..

Серебристый барашек перебросил ее на спину и резвопотрусил в сторону от трибун и Конфи-тюрного королевстваВо всеобщей суматохе никто не заметил серебристого облачка, несущегося с невероятной быстротой в направлении кучи-малы из принцесс и разбросанного спортивного снаряжения. Из облачка образовался крутой крепкий лоб, который со всей скорости поддел неустойчивый качающийся кубик.

- Бара..а..а - раздалось из взлетающего кубика, и через секунду он рассыпался на многострадальное поле мелкими сверкающими осколками, парой велосипедных педалей и карнавальной маской в виде мужского лица с зигзагообразной трещиной на одной щеке.

Великие Конфи-тюрные Игры остолбенели, как декорации на заброшенной киностудии.

Серебристый барашек, а это был, конечно, он привычно ухватил Кружену за край кружевной юбочки, перебросил ее на спину и резво потрусил в сторону от трибун и Конфи-тюрного королевства. Кружена доверилась ему без крика и возмущения и даже без страха. Она успела лишь чмокнуть в шоколадную щеку приунывшую Биби-хану, а пожелтевшей от страха Асане показала кружевной язык. А какая была воспитанная девочка!


- Лиукелли... Лиукелли... - услышала Кружена мягкий мужской голос, но открывать глаза не стала, а лишь глубже вдохнула свежий воздух, пропитанный тонким ароматом домашней шерстяной пряжи, белого снега и горячего глинтвейна, который матушка иногда готовила зимними вечерами. "Не буду просыпаться... Ничего больше не хочу..." - твердила про себя Кружена и плотнее закутывалась в мягкое теплое покрывало, - "буду лежать здесь всю свою жизнь, чтобы больше ничего не случилось!"

- Вставайте, Ваше Высочество! - раздался опять мужской голос, который теперь показался ей действительно знакомым.

Кружена, впервые за свои длительные приключения выспавшаяся до последней петельки своего кружевного тела, открыла глаза и села на кровати, скрестив ноги, потому что кровать была настолько широка, что до ее краев нужно было добираться мелкими подвижками, что выглядело бы достаточно комично для принцессы.

Итак, открыв глаза, Кружена приняла решение не сползать с кровати, как заблудившийся котенок, а принять позу, позволяющую сохранить безопасное расстояние до источника мужского голоса. В огромной комнате с высокими резными потолками и широкими витражными стеклами было просторно и светло. Напротив кровати стоял прекрасный юноша: высокий, стройный, одетый в плотно связанный пестрый свитер, плотные панталоны и мягкие кожаные сапоги. Его смуглое лицо и руки...были тоже связаны из шерстяной пряжи, а светлые, чуть серебристые волосы знакомым Кружене вьющимся ореолом свободно ниспадали на широкие плечи.

- Доброе утро, моя принцесса! - юноша прижал к груди ладонь и встал на одно колено, склонив в приветствии голову.

- Ба... - хотела произнести пораженная своей догадкой Кружена, но юноша ее опередил.

- Лиукелли, - произнес с достоинством юноша, поднялся с колена и красивым жестом развел руки, - и мое королевство Кельтландия к Вашим услугам!

Когда через некоторое время четыре темноволосых кудрявых мальчика провели причесанную, в накрахмаленном и отглаженном до сверкающей белизны платье, Кружену через анфиладу комнат к высоким резным дверям, она была настолько спокойна, что на мгновение ей почудилось: это какая-то незнакомая принцесса остановилась у порога, за которым ждало немыслимое счастье, а маленькая девочка Кружена опять, в поисках свободы, затаилась кружевным комочком, но уже не под пиджаком светловолосого Имара, а в мягком мешочке из светлой кожи, пристегнутом роскошной булавкой к витому пояску избранницы судьбы.

- Встречайте! Их Высочество Кружевная принцесса! - прокричали сквозь бравурную мелодию чьи-то голоса, - и Кружена вступила в сверкающую огнями, украшенную букетами цветов парадную комнату.

- Мое почтение, - улыбнулся Лиукелли, сильной рукой сжал кружевную ладошку Кружены и торжественно подвел ее к высокому креслу с мягкими пестрыми шерстяными подушками, - прошу Вас.

- Благодарю! - чуть наклонила голову Кружена и изящно расположилась в кресле, которое чуть возвышалось над остальным пространством, заполненным танцующими фигурками с веселыми приятными лицами. От магических слов "Мое почтение" маленькая девочка сразу воссоединилась с прекрасной принцессой и впервые открыто посмотрела в лицо своему принцу. - Расскажи мне о себе... Пожалуйста.

Лиукелли, продолжая держать Кружену за руку, откинулся на спинку своего кресла, задумался и начал свой рассказ.

" У меня было счастливое детство: я жил со своими родителями в своем королевстве и был свободен. Я много учился, путешествовал и мечтал о романтических подвигах. Но однажды все трагически изменилось: мои родители умерли в один день и в один час, и бремя королевской власти едва не раздавило меня. Я много работал, забывая иногда про сон и королевские привычки... Но постепенно стал замечать, что чем больше я стараюсь для своего королевства, тем реже меня навещают мои подданные и даже друзья! Я замкнулся в проблемах, и перестал видеть окружающих, сделался неинтересен и может быть, даже опасен для собственного королевства! И тогда старые приятели моих родителей из лучших побуждений начали твердить: - "Тебе надо непременно жениться!" В моем доме появились неизвестные восторженные девочки, мечтающие о троне, как о непременном рождественском подарке от родителей. И однажды я просто сбежал: услышал по радио об одной удивительной принцессе, которую держат в заточении приемные родители, - и решил непременно ее найти, чтобы измениться самому и быть счастливым вместе с ней.

Я побывал во многих королевствах, и, наконец, в королевстве Фуртунай мне повстречался любезный молодой человек, который предложил помощь, узнав о моих поисках. Я посадил его в машину, а дальше произошло нечто чудовищное: человек превратился в волосатое существо на коротких ножках и исчез вместе с машиной, а я остался один на дороге, как ...баран!" - Лиукелли горько усмехнулся и посмотрел на Кружену: - Ты не устала меня слушать?

- Нет, - тихо произнесла Кружена, потому что сердце ее сладко замирало от сознания, что ей уже известен счастливый конец этой запутанной истории.

"Ты можешь себе представить, что было со мною, и если бы не отчаянная злость на "красавчика", я бы не стал бороться за свою жизнь... Я вернулся в свое королевство, где меня, конечно, никто не узнал и нашел в глухой деревне древнюю старушку, про которую давно шла молва о ее колдовских привычках. Она меня сразу узнала, и как будто даже ждала моего прихода. Я ей поверил во всем, хотя она посоветовала мне странные для просвещенного короля вещи: - "Будешь столько служить сладкому, сколько унесешь в мешочке несладкого. Белый порошок развей, - и рассыплется злодей... Кто смирится, - того дождутся, сила и образ твой через кружево вернутся ..." В конце, ничего более не объяснив, старушка прицепила мне на шею кожаный мешочек, взмахнула руками, превратилась в красивую босоногую женщину в широкополой шляпе и исчезла...

И я смирился, нашел сладкое королевство и пошел служить,.. а дальше - ты сама все знаешь!" - лицо Лиукелли на мгновение потемнело, он стиснул зубы, как от внезапной боли, но тут же улыбнулся и опять превратился в прекрасного юного короля. - Расскажи и ты мне о себе..."

- Я жила с матушкой и батюшкой, но у нас не было своего королевства. - Кружена вся натянулась, как струнка и решила открыть Лиукелли свою заветную тайну: - Мои приемные родители, действительно, обычные люди, но я жила совсем не в заточении, а "кружевной принцессой" меня прозвали соседи. Я - не настоящая и...ем только крахмальную кашку!

- А я могу есть только овсяную кашу! - рассмеялся Лиукелли. - Значит мы с тобой одинаковые ненастоящие!

- Я не умею читать... и считать... - совсем разоткровенничалась Кружена, потому что - ну, нельзя воспитанной девочке так сразу все о себе рассказывать постороннему юноше, даже если он и король. - А еще меня берегли и от ветра и от дождя, и даже от соседских ребятишек из-за того, что мне все на свете может навредить. Я - капризная, привередливая и бесполезная ... Я просто несчастливая!

- А я - счастливый, и потому - на все согласен! - порадовался Лиукелли короткому списку милых недостатков Кружены. Большие темные глаза короля засветились, как будто внутри него полыхнул жарким пламенем серебряный факел. - Моя принцесса! Позвольте пригласить Вас на танец!

Не выпуская руки Кружены из своей ладони, король спустился в зал, который сразу отозвался на их выход радостными возгласами гостей, пришедших на торжество, посвященное чудесному возвращению короля. Зазвучала необычная мелодия и гости, не сговариваясь, освободили середину зала для Лиукелли и его прекрасной спутницы. И никто из них, как признавались потом друг другу восторженные гости, не видел в своей жизни танца, более завораживающего своей красотой и мерцанием невидимого ореола счастья. Высокий смуглый король и белоснежная юная кружевная принцесса были так хороши, так нежны, и так нужны друг другу, что у королевских подданных не осталось повода для сомнений:

Это настоящая любовь и скоро будет свадьба! Да здравствует король!


В теплый ясный летний день над узенькими улочками маленького города на самом краю большого королевства молниеносно пронеслась неожиданная весть: - "Кружевная принцесса вернулась!"

Когда кортеж из трех машин остановился у рассохшейся калитки, цепляющейся изо всех сил за покосившийся забор, проросший молодым ветвистым кустарником, - вдоль забора уже выстроилась толпа из любопытных соседей, озорных мальчишек и степенных матушек с достойными дочерьми.

Из самой большой машины вышли четыре темноволосых кудрявых юноши и одним движением тренированных плеч аккуратно без скрипа отворили онемевшую от неожиданности калитку, едва успевшую прихватить за собой старенькую подружку-щеколду. Одновременно взмахнув руками, юноши раскинули от калитки до крыльца дома плотную шерстяную дорожку и торжественно выстроились вдоль нее, посверкивая темными глазами в сторону зарумянившихся от скрытого волнения девушек.

Дверца блестящей, серебристо-кофейного цвета машины приоткрылась, и на дорожку ступил юный прекрасный король, одетый в пестротканую рубашку, опоясанную серебряным витым ремешком, плотные панталоны и мягкие кожаные сапоги. Серебристые вьющиеся волосы короля касались, в такт его шагам, смуглых щек, а в умных спокойных глазах было столько достоинства, силы и воли, что никто и не обратил внимание на то, что его лицо и руки сотканы из шерстяной пряжи.

- Их Высочество Король Кельтландии просит дозволения войти в ваш дом! - дружно прокричали юноши и король, склонившись на одно колено, прижал руку к груди: - Я пришел просить у вас руки вашей дочери!

Входная дверь тотчас приоткрылась, и на крыльцо вышли, взявшись за руки, похудевшая, ставшая почти маленькой Матильда и суровый, с белыми, как снег волосами и усами, ссутулившийся Лео.

- Наша дочь... - начала говорить Матильда дрожащим голосом, но не выдержала накопившегося горя и бессильно оперлась о плечо мужа.

- Наша дочь... - тяжело выдохнул Лео, но внезапно запнулся, и, не потому что у него опять произошли неполадки с челюстью, а потому что он увидел четко, как на экране маленького телевизора, белую кружевную фигурку, несущуюся по темной дорожке запущенного сада со скоростью бумажного самолетика, запущенного шаловливой рукой бездельника, не знающего арифметики.

- Матушка! Батюшка! Я вернулась! - прозвенел родной голосок, нарушивший официальную церемонию, и события этого необычного дня надолго запомнились столпившимся возле домика жителям беспробудно тихого городка.

- Проходи в дом, доченька, пока твоя кашка не остыла! - почти будничным голосом произнесла Матильда выстраданную за долгие дни ожидания фразу и лишь легким касанием кружевного рукава незнакомого ей платья дочери выдала невольным зрителям свое волнение.

- Не могу найти "ближние" очки, - продолжил догадливый Лео "сцену встречи Кружены", которую и он разыгрывал про себя много раз, - без тебя, - как без рук!

Кружена на одном дыхании влетела в дом, за ней вошли родители, а коленопреклоненный король тоже не стал на пустом месте важничать и обижаться: легким прыжком он одолел ступеньки, едва успел наклонить голову, чтобы не стукнуться о низкую притолоку, и скрылся за дверью...

- Ты стала настоящей красавицей! - восторженно выдохнула Матильда, рассмотрев Кружену, застывшую под люстрой, как в ту далекую рождественскую ночь. Прекрасная девушка: подросшая, изменившаяся и в лице и в прическе, в дорогом кружевном платье и роскошных туфельках с жемчужными пряжками, - все равно, это была их несравненная любимая дочь. Глаза Кружены сияли навстречу Матильде с таким восторгом, как будто она только что волшебно образовалась из рождественского клубка:

- Здравствуй, мамочка!

- Мы знали, что ты жива, но исчезла в неизвестную сторону! - от избытка чувств у Лео запершило в горле, и он нарочито медленно запыхтел полупустой трубкой. - Имар нам все рассказал.

- Имар здесь? - воскликнула Кружена с таким чувством, что великолепный король Кельтландии насторожился.

- Он служит в моей школе учителем арифметики, хотя его оставляли в Университете! - с гордостью добавил Лео.

- Да он встречает тебя... - не успела, обычно весьма деликатная Матильда, договорить излишнюю для ушей короля фразу, как ее повзрослевшая дочь мгновенно вылетела из комнаты, и через секунду с улицы раздался звонкий голос: - "Имар!"

- Кто такой Имар? - вежливо поинтересовался Лиукелли.

- Он спас Кружену от злодея - Мери'наса, который обманом выкрал ее из нашего дома! - спохватилась Матильда, почувствовав, наконец, сквозь лавину счастья, неловкость за невежливое бегство Кружены: - Если бы не Имар, - мы бы никогда больше не увидели нашу девочку...

- Имар тайком вынес Кружену из жуткого дома-тюрьмы, они переночевали в безопасном месте и собирались вернуться домой, но рано утром, пока Имар еще спал, Кружена внезапно исчезла: хозяин видел только, как она рвала ягоды у ограды, а потом вдруг пропала, как будто перелетела через забор! Имар еще несколько дней искал ее, расспрашивал в соседних королевствах, но никто больше о ней ничего не слышал...

- Мы надеялись только на чудо: чтобы ей не встретился больше этот чудовищный Мери'нас! - Матильда перекрестилась и с воодушевлением сжала руки Лиукелли. - Бог услышал наши молитвы, и Вы спасли нашу девочку от очередного злодейства...

Лиукелли не успел ничего ответить (впрочем, а что он мог рассказать этим доверчивым людям про "очередное злодейство"?), потому что в комнату вошла счастливая Кружена, а за ней, вслед за своей удивительной улыбкой, появился и светловолосый Имар.

- Мое почтенье! Имар! - представился он королю Кельтландии и с облегчением отметил про себя, что на этот раз, Кружене повезло, потому что король с такими умными глазами и спокойным лицом не может быть дешевой поделкой.

- Очень рад! Король Кельтландии Лиукелли! - король слегка наклонил голову и с облегчением отметил про себя, что светловолосый Имар не может помешать его с Круженой счастью, потому что он - настоящий, не такой, как они. - Мы с Круженой приглашаем Вас завтра на нашу помолвку.

- Благодарю! - склонил голову Имар и про себя отметил: - "Благородно..." - К сожалению, мне необходимо сегодня уехать по делам школы. Поздравляю вас и желаю счастья!

- Спасибо! - король встряхнул серебристыми кудрями и про себя отметил: - "Достойно...". - Надеюсь, мы с Вами еще увидимся!

Имар сверкнул своей неотразимой улыбкой, откланялся и широкими шагами вышел из жизни Кружены...

- Умный, воспитанный, - растроганно произнесла Матильда, воодушевленная услышанным словом "помолвка", - так переживал, что Кружена исчезла...

- Я не исчезла... - воскликнула Кружена, но вовремя спохватилась, что не может рассказать родителям про серебристого барашка, потому что это была тайна Лиукелли, доверенная только ей. - Вот я уже и нашлась!


Весь день черноглазые юноши сновали по двору: сначала из машин выгрузили огромное количество коробок, в том числе, как определили глазастые мальчишки, коробку с телевизором и музыкальным центром. Потом носили строительные материалы и инструменты, и вскоре раздался стук топоров. На глазах у сдружившейся между собой толпы рядом с домом учителя образовалась просторная пристройка с черепичной крышей и витражными стеклами, а в глубине заросшего сада вырос двухэтажный флигель замысловатой формы, с большими окнами, террасами и подземным гаражом.

Уже начало вечереть, когда из дома вышла Матильда, преобразившаяся, как отреставрированная в ателье фотография: тусклые волосы были убраны в кружевной чепец, новая шерстяная юбка поразила оцепеневших соседей своей волнующей широтой, мягкостью складок и нездешним цветовым орнаментом, а накинутая на худенькие плечи шаль, скрепленная серебряной брошью ручной работы, довела женскую часть толпы до полного исступления.

- Дорогие мои! - произнесла помолодевшим голосом Матильда. - Спасибо вам за поддержку. Кружена вернулась, и завтра состоится ее помолвка...


Тем же вечером Лиукелли предложил родителям своей невесты переехать в королевство Кельтландию, но старики решили остаться в родном городе. Как и все старые люди, они сроднились со своим домом, садом, воздухом, с соседями и множеством других вещей и вещиц, которые окружают человека в течение жизни. Именно они, вероятно, и удерживают нас от случайных, непродуманных перемещений в географическом пространстве светлыми воспоминаниями о прошедшем времени и уютными привычками... Кружена пообещала родителям приезжать как можно чаще, а чтобы старики не грустили, она подарила им маленького шерстяного барашка с серебристой кудрявой головой и витым кожаным ошейником с монограммой королевства Кельтландии, который питался... только овсяной кашкой.

- Мы будем звать его Колей! - обрадовался Лео, и барашек согласно встряхнул кудряшками, завалившись теплым брюшком на ноги Лео, которые давно уже не могли согреться даже у растопленной печки. - Тепло...

- Какой чудесный малыш! - изумилась Матильда и подергала Колю за кудряшки. Из кудряшек тут же потянулись пушистые шерстяные нити, которые можно было сразу сматывать в разноцветные клубки, при этом кудряшек у Коли становилось все больше и больше.

Коля, в дальнейшем, оказался на удивление смышленым барашком: он научился приносить Лео очки и тапки, ловко переключал копытцем каналы на телевизионном пульте и часами мог играть с Лео в шашки.

В модном современном флигеле поселился один из темноглазых юношей, который следил за домом и садом, возил стариков в город, и помогал им по хозяйству.

В пристройке с витражными стеклами Матильда организовала воскресную школу для девочек, желающих научиться вязать крючком и спицами. Для продажи изделий мастериц, которые были теперь представлены во всех модных журналах и прославились на весь мир необычным сочетанием плотной шерстяной вязки и изысканными кружевными вставками, пришлось открыть в городе магазин - салон. Желающие приобрести дорогие стильные модели приезжали издалека, и их было так много, что предприимчивые горожане построили в городе также гостиницу с рестораном и маленьким кафе, где, кроме кофе, пирожных и ароматного чая, подавали также оригинальную кашку "Крахме". Рядом с отелем заработала большая автомастерская по ремонту разных типов автомобилей. Такое бурное развитие торговли и услуг наполнило скудную городскую казну хорошо собираемыми налогами, что позволило властям задуматься о повышении уровня образования подрастающих горожан, и в городе открылся филиал Университета художественных изделий и сервиса, который возглавил профессор Имар.

Теперь уже можно признаться, что Имар долго не женился потому, что он был давно и безнадежно влюблен в "ненастоящую" Кружену, увидев ее в первый раз в саду рядом с фиолетовым цветком. Но сердце его постепенно оттаяло, когда в Университет приехала молодая белокурая преподаватель рисования, тоненькая и изящная, как "кружевная принцесса".

Кружена приезжала к родителям каждый месяц, а через какое-то время вместе с ней приезжали к бабушке и дедушке две прелестные кружевные внучки и два разбойника-внука в шерстяных рубашках и мягких кожаных сапожках. Внучки порхали по саду с кружевными сачками, а внуки гонялись с лассо за барашком Колей, который в эти дни вынужден был прятаться среди мелкого кустарника, как последний трусливый заяц, или нежная пугливая лань, или дикий необузданный зверь...

Городской Совет, к очередным выборам, сделал для пожилых жителей города подарок: бесплатный автобус, который курсировал от гостиницы до дома учителя. Правда, жители города на нем не ездили, но водитель, с апломбом доверенного лица и простоватыми замашками ведущего провинциального ток-шоу, красочно рассказывал изнеженным туристкам о маленькой "кружевной принцессе", которая с удовольствием ела кашку, не дружила с арифметикой, в неожиданных "злоключениях" научилась преодолевать трудности, всегда помнила о родителях, повстречала, наконец, своего "настоящего ненастоящего" принца и стала королевой Кельтландии!

Жизнь в маленьком городе сказочно преобразилась...


Искать на сайте:

Награды Лукошка
Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.