Подпишись на новости
 
 
Нашли ошибку в тексте?
Ctrl+Enter

Лазоревая сказка

Первый класс “А” ехал в парк наблюдать осень. На перекрестке в их троллейбус врезался грузовик. К счастью, все дети остались живы. А серьезно пострадал один Глеб.

Он долгие месяцы провел в больнице. Лишь в мае его разрешили забрать домой. Но доктора строго-настрого приказали:

- Лежать, и лежать неподвижно во всех этих приспособлениях, которые мы вам выделили!

- Он будет ходить? - со слезами допытывалась мама.

Молодой доктор, - худой и сердитый, - только неопределенно пожал плечами.

Пожилой доктор, - чем-то очень похожий на Айболита, - весело заверил:

- Еще и в футбол гонять будет! Но требуется время! Время и терпение!.. - и подмигнул Глебу.

Родители посчитали, что сыну необходим свежий воздух и увезли его в деревню.

Глеб был очень огорчен. Тут не было телефона, а он так помогал ему общаться с друзьями.

О школе он не скучал. Школу Глеб не любил.

Учительница часто сердилась на него и кричала, что он ворон считает, и задачки не умеет решать, и таблицу умножения не учит:

- О чем ты только думаешь!? - спрашивала она Глеба.

Он в ответ только плечами пожимал. Как будто можно свои мысли сердитой учительнице открыть?!

Но без школьных друзей он жить не мог. Вынужденный лежать неподвижно, Глеб набирал чей-нибудь номер и подолгу разговаривал о каких-нибудь важных делах.

А с Колькой он по телефону ухитрялся даже в прятки играть.

Это было их собственное изобретение.

Глеб мысленно выбирал место в комнате, куда спрячется. И сообщал, что уже можно...

После этого Колька должен был его искать. Тоже, конечно, мысленно.

Потом Колька сообщал, что и он уже спрятался, а Глеб искал.

Они входили в азарт и орали в трубку:

- Под креслом?

- Нет!..

- Под диваном?

- Не угадал!

Ну, и так далее...

Играли они честно, и было им очень весело.

Почти каждый день прибегала и Дарьюшка из соседней квартиры. (Глеб с ней еще с детского сада дружил!)

Она рассказывала новости, которые в их дворе происходили, тайком мороженое притаскивала - одно на двоих, и они по очереди лизали его, чтоб всё было по-честному...

Глеб и ее научил игре в прятки по телефону. С ней было так же интересно играть, как и с Колькой.

Мама никогда не возражала против его друзей - Кольки или Дарьюшки.

Она их любила и даже сама предложила им молочные зубы без боли выдрать, когда они у них заболели.

Мама была очень хороший зубной доктор, и друзья уверяли Глеба, что им, действительно, совсем не было больно!..

И поэтому они очень уважали маму Глеба.

Они любили и уважали и его молодую и красивую бабушку Зою, которая охотно играла с ними в лото и в разные карточные игры.

Чаще всего они играли в подкидного дурака. Бабушка Зоя сердилась, как девчонка, когда проигрывала хитрому Кольке. И это было очень весело!

Они давно подружились и с его папой, который умел починить всё: и игрушечные машины, и настоящие велосипеды, и даже телевизор...

Папа презирал игру в карты и начал учить их играть в шахматы. (Скорее всех научилась играть Дарьюшка, она постоянно мальчишек обыгрывала да еще и хохотала при этом!)

Глеба же и Колька, и Дарьюшка любили и уважали просто так, потому что он их друг.

А теперь родители упрятали его в деревню, где не было ни телефона, ни телевизора, ни друзей-соседей.

Да еще они не хотели положить его возле окна, из которого хоть что-то было видно!.. Они боялись, что он простудится на сквозняке.

А Глеб требовал:

- Хочу к окну! К окну положите!.. Хочу!

Он так орал, что сам себе был противен.

- Глебушка, успокойся! - умоляла мама.

- Глеб! Ты же мужчина! - взывал отец.

И дергал себя за кудрявый чуб так, что, казалось, вот-вот вырвет клок.

А Глеб рыдал:

- Мне только семь лет!..

Он, конечно, хитрил: ему скоро должно было исполниться восемь. Но, когда орешь и требуешь чего-либо, выгоднее говорить, что тебе меньше: с младшего не такой спрос!

В конце концов, родители сдались:

- Сквозняк - это ерунда, по сравнению с тем, как он нервничает! А ему этого нельзя! - сказал отец, сердясь почему-то на маму.

И они перетащили кровать к окну.


Глеб был счастлив. Из окна многое можно было увидеть.

Например, высокие вишни и старые яблони. Они еще кое-где цвели, а где-то уже появились крохотные зеленые завязи.

У забора вот-вот должна была расцвести сирень.

За забором высился старый кряжистый дуб. На нем еще не было ни листочка.

Но отец объяснил, что так и надо: дубы распускаются позже других деревьев.

Дуб Глебу понравился: он был такой мощный, такой высокий.

- Как ты думаешь, - спросил Глеб у отца, - я смогу на него залезть когда-нибудь?

- Конечно, - ответил отец.

А у мамы показались слезы на глазах почему-то...

За садом и дубом на картофельном поле только-только проклюнулись всходы.

А еще дальше виднелось зеленое-зеленое, словно травой покрытое пространство.

Отец сказал, что это совсем не трава, а озими.

- А что это - “озими”? - спросил Глеб.

- Это - пшеница, посеянная под зиму, еще прошлой осенью, охотно объяснил отец.

За изумрудно-зеленым полем раскинулся по всему горизонту светлый весенний лес.

Через окно откуда-то с ближних дворов доносилось кудахтанье кур и кукареку петухов. Где-то гоготали гуси и крякали утки. Где-то лаяли деревенские собаки. Голоса у них были самые разные.

Ближняя, очевидно, соседская собака, лаяла хриплым басом и очень злобно.

Наверное, на большого кота, который неторопливо вышагивал то туда, то назад по самой кромке забора.

- Он полосатый, как тигр! - радостно сообщил Глеб маме и папе.

- Очень похож, - согласился папа.

Умный кот вел себя совершенно спокойно. Не торопясь, перешагивал с одной доски на другую. Потом так же неспешно поворачивал назад.

Он показался Глебу похожим на циркового канатоходца, а для баланса вместо шеста у него был пушистый хвост.

Кот был невозмутим и явно презирал свирепого пса, который, невидимый, где-то там, за соседским забором звенел цепью, исходил хриплым лаем и, как ни рвался, не мог добраться до нахала.

Глеб с папой с удовольствием смеялись, наблюдая эту игру. А упитанный полосатый кот только мельком окинул их насмешливым взглядом и уже больше не смотрел в их сторону...

А потом кот увидел ворону. Она была еще нахальнее, чем он, и дразнила его так же, как он пса.

Ворона перелетала по кромке забора и присаживалась так близко, что, казалось, кот лапой тут же достанет и цапнет ее...

Кот долго держался, не обращал внимания на нахалку, а потом вдруг не выдержал, прыгнул - и упал с забора.

Хорошо, что не в тот двор, где разорялся злобный пес, а в сад Глеба.

Глебу показалось, что ворона расхохоталась и, дразнясь, слетела на землю опять прямо перед кошачьим носом.

Кот не выдержал, подпрыгнул, погнался за хитрой вороной и исчез с глаз...

- А он ее догонит? - забеспокоился Глеб.

- Ни за что! - уверенно сказал папа.

В саду было весело - разные птицы летали, щебетали и прыгали с ветки на ветку. Но как их всех зовут отец не знал.

- В деревне и воробьи по-другому выглядят, - смущенно оправдывался он: - Я - технарь, в птицах слабо разбираюсь!..

- А мама? - с надеждой спрашивал Глеб.

- Мама - еще хуже: она - горожанка совсем!

Глеб огорчался:

- Может, Зоечка знает?

Но бабушка Зоя тоже в птицах не разбиралась, и это было очень огорчительно.


Глеб давно и привычно все время проводил с Зоечкой.

Мама и папа были для Глеба, как подарок: он так редко их видел!

Ранним утром они уходили на работу. Приходили поздно. Глеб, обычно, уже спал, и даже не слышал, как они наклоняются и целуют его.

Даже по субботам и воскресеньям они часто работали.

- Трудное время, сынок! - объясняла мама. - Сейчас все так работают! Ты ведь хочешь, чтоб мы купили тебе двухколесный велосипед?

Глеб вздыхал, а мама прижимала его к себе.

А отец иногда обещал:

- Ничего, Глеб, прорвемся!

- А когда прорвемся? - спрашивал Глеб.

- Вот в следующее воскресенье устроим выходной и пойдем в зоопарк, ладно?

Глеб обожал своих родителей, потому что они были его родители.

И еще он гордился ими: папа был настоящим изобретателем, а мама так хорошо лечила зубы. Ее даже раз по телевизору в программе “Здоровье” показывали.

А, кроме того, он очень любил родителей за то, что ни папа, ни мама никогда не ругали его за двойки и за перечеркнутые красным учительским карандашом письменные работы в тетрадке.

-Я тоже плоховато учился, - говорил папа. - А ничего! В люди вышел!

Мама соглашалась с ним. Она, наоборот, не Глеба ругала, а учительницу:

- Подумать только, - жаловалась она бабушке Зое, - какую великолепную сказку мальчик вместо домашнего сочинения написал! И без единой ошибки! У него врожденная грамотность! А эта противная старуха всё перечеркнула и единицу поставила! Совсем ничего в литературе не понимает!..

- Так грязно же написано, и почерк ужасный! - слабо возражала Зоя.

- Почерк! - возмущалась мама. - Зачем ему почерк? Он на принтере будет печатать! Или даже секретаря заведет!

Зоечка только вздыхала: много воды утечет, пока дело до этого дойдет...

Глеб был даже чуточку рад, когда после аварии оказался в больнице. Не надо теперь было в нелюбимую школу ходить!

Пока рядом был телефон, он и одиночества не чувствовал. А вот в деревне!..


Целый день Глеб лежал неподвижно и смотрел в окно.

А потом ему так наскучил этот вид на сад, на поля, на далекий лес, что он закрыл глаза и тихо заплакал.

- Это, конечно, ужасно! Семь лет человеку, а не попрыгать, ни побегать!.. - согласился кто-то вслух с его печальными мыслями.

Глеб открыл глаза, но никого не увидел.

- Не туда смотришь! - сказал ему веселый голос.

Он обвел взглядом комнату - никого! И хотя ему этого было делать нельзя, даже попытался приподняться, чтоб заглянуть через подоконник.

- Да вот он я! - захихикал кто-то совсем рядом. - Ты прямо на меня смотришь!

Глеб перевел глаза и... Ой, что он увидел!

На подоконнике, опершись на травинку, стоял маленький, черненький и очень веселый Муравей.

Он шевелил усиками, болтал передними лапками и громко смеялся. Его смех, наверное, и в саду был слышен!..

Слезы у Глеба высохли мгновенно.

- Это ты разговариваешь? - озадачено спросил он.

- А разве тут еще кто-то есть? - ответил Муравей задорно.

И вдруг вырос. Словно Глеб на него в увеличительное стекло смотреть стал. Вырос до размеров Глебовой ладошки!

Но мало этого! На нем вдруг оказалась широкополая шляпа с голубым пером и голубой короткий плащ, а на боку на перевязи - шпага с драгоценным эфесом... Лакированные голубые сапожки с раструбами довершали его элегантный костюм.

Глеб, глазам своим не веря, потянулся к нему.

- Руками не трогать! - сказал Муравей строго.

- Не буду! - отдернул руку Глеб.

Ему стало так весело, что, как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать.

- Ты кто? - спросил Глеб, задохнувшись от неожиданного счастья.

- Я - Лазоревый Принц. Ты видишь: цвет моего пера на шляпе и мой плащ... Они лазоревые!

- Я не знал, что есть такой цвет...

- Теперь будешь знать. Пора уже - большой мальчик!..

- Ты будешь со мной играть?

- Конечно. Тебе же скучно без друзей. А я всегда готов дружить с теми, кто муравьев не обижает.

- А я не обижал!

- Знаю! Ты всегда, если видел муравья на дорожке, не наступал на него, а перепрыгивал, чтоб вреда не причинить!..

- Как хорошо, что ты пришел! Спасибо тебе!

- Я временно исчезаю. Сейчас к тебе бабушка явится: кормить, поить и всякие процедуры делать.

- А ты опять придешь? - умоляюще посмотрел на него Глеб.

- Непременно! - пообещал Лазоревый Принц и исчез.

И по подоконнику снова никакой не Принц, а просто малый муравьишка в сад быстро-быстро убегал.


Кормить и лечить Глеба было для бабушки делом очень непростым. Аппетит у него стал плохой, и вообще все ему надоело.

Кормление последнее время в цирк превращалось.

- Пожалуйста, еще ложечку скушай! - просила бабушка Зоя.

Глеб вертел головой, каша щеки измазывала, в нос попадала, а Зоя чуть не плакала:

- Пожалуйста! - просила она. - Ну, хочешь, я сальто сделаю?

Глеб кивал.

Бабушка Зоя вскакивала и тут же сальто крутила. И приходилось Глебу ложку каши съесть, иначе было бы нечестно.

- Еще ложечку! - просила она.

Глеб морщился и не соглашался.

- А хочешь, я на руках пройдусь?

Глеб кивал.

Бабушка Зоя опять отставляла тарелку и на руках - раз! - и шла... Да лихо так, легко и весело!

Приходилось Глебу еще ложку гречневой каши с молоком проглотить.

А когда он уже совсем отказывался есть или массаж делать, бабушка Зоя последние средства в ход пускала: или жонглировала игрушками, апельсинами, яблоками, или фокусы с шарфиком показывала...

Шарфик то исчезал, то снова появлялся из ее шляпки и каждый раз цвет менял, становился то синим, то красным, то зеленым...

Глеб очень этот фокус любил и все хотел его разгадать. А она никак тайну не открывала, обещала его потом научить, когда он выздоровеет.

Бабушка у Глеба была красивая, молодая и веселая. Она совсем недавно еще работала в цирке воздушной гимнасткой, а теперь была на пенсии.

В цирке артисты рано на пенсию уходят.

И звали ее весело и звонко - Зоя. Глеб любил ее по имени называть.

До аварии еще, когда они гуляли, он на весь парк кричал:

- Зоя! Посмотри, как я быстро качусь! - и мчался перед ней на своем новеньком трехколесном велосипеде.

Старушки в парке удивлялись:

- Почему ты маму Зоей называешь?

- А это не мама, это - бабушка!

Старушки удивлялись еще больше:

- А почему ты бабушку Зоей называешь?

- Мне так нравится! - отвечал он и отворачивался от надоедливых старух.

Разве поймут они, что она совсем не бабушка, а просто - Зоя!?

А когда он попал в такую беду, она даже лучше, чем любая старая бабушка, умело и ласково ухаживала за ним.

А он изо всех сил сопротивлялся, кричал, что надоело, и сдавался только тогда, когда Зоя уже из сил выбивалась и у нее на глазах слезы навертывались!

Вот такой он стал противный мальчишка! И сам от этого очень страдал и поэтому капризничал еще сильнее.

Болеть всем трудно, а детям тем более. Это Зоя понимала и каждый раз прощала капризы Глеба, гладила по русой голове и убеждала и его, и себя, что больше он никогда не будет ее мучить.

А назавтра все опять сначала начиналось!..

И бабушке Зое снова приходилось и сальто крутить, и на руках ходить, и сказки читать, и разные фокусы показывать...

В этот же раз, когда она пришла с лекарствами и процедурами, он все проделал, как надо.

Выпил все микстуры и таблетки.

Весело хихикал, когда ему было щекотно от массажа.

Ласковые слова своей красивой бабушке Зое говорил, а сам улыбался, и глаза у него весело блестели...

Он даже охотно сто раз пошевелил пальцами на ногах, когда она попросила сделать это упражнение!

Зоя очень встревожилась, что он такой послушный:

- Ты не заболел, Глебушка? Тебя не просквозило? - допытывалась она, и все светлую курчавую челочку с его лба отодвигала и губами ко лбу прикладывалась: температуру проверяла.

А Глеб смеялся.

- Да что с тобой? - тревожилась она все больше.

Пришлось с ней секретом поделиться.

- У меня тайна появилась! - сообщил он ей. - Я с сегодняшнего утра дружу с Лазоревым Принцем. Только, Зоечка, никому ни гу-гу! - предупредил он ее строго.

- Никому! - торжественно пообещала она, даже не спросив, что за Принц такой.

Она знала, что Глеб - большой выдумщик и фантазер. У него какие угодно друзья могли появиться, даже Принцы.

- Хочешь, я тебе почитаю? - предложила она, когда закончила все лечебные процедуры.

- Не-е! Дай карандаши и бумагу, я портрет хочу нарисовать!

На фанерке, которую отец специально вырезал, чтоб было удобнее лежа рисовать, Глеб укрепил лист бумаги и начал...

От большого старания он даже рот приоткрыл и языком водил, помогая себе.

- Ох! Какой мушкетер получился! - восхитилась Зоя. - И шляпа с пером!.. И плащик голубой!..

- Не голубой, а лазоревый! - поправил ее Глеб.

- Лазоревый, - согласилась Зоя и прикрепила кнопками рисунок на белую стену так, чтоб Глеб мог любоваться им.


Физкультпривет! Отличный рисунок для первого раза! - бодро крикнул черный муравьишка на подоконнике.

Осмотрелся, увидел, что Зоя ушла на кухню обед готовить, и тут же вырос и стал Лазоревым Принцем.

- Я слышал, у тебя день рождения скоро? Как будем отмечать? - деловито спросил он.

- Не знаю, - задумался Глеб.

- А кто знает? - удивился Лазоревый Принц. - Надо план составить!

- Давай! - Глеб взял фанерку, положил на нее бумагу.

Первый пункт появился как-то сразу: “Проснуться рано, в семь часов”.

А вот дальше дело не двинулось.

Глеб написал, что потом, в восемь часов утра, он будет получать подарки.

А Лазоревый Принц говорил, что это смешно планировать.

- А если тебе ничего не подарят? Ты что, требовать будешь? - язвительно сказал он.

Глеб огорчился и обиделся. Но долго обижаться он вообще ни на кого не умел, а на нового друга тем более.

- Ладно! Не буду ожидать подарков! Тогда что будет вторым пунктом? - приподнял голову с подушки Глеб. - Ну, говори скорее!

- А сам не сообразишь?

- Нет! - с огорчением сказал Глеб.

- Эх, ты! - укорил его Лазоревый Принц. - Запиши, какие добрые дела ты в свой день рождения совершишь!

- Я совершу? - не понял Глеб. - Добрые дела?..

Тут уже Лазоревый Принц удивился:

- Странно, что ты не понимаешь!..

- Нет, правда! Почему я?

- Да потому, чтоб все радовались, что ты, такой добрый и умный, появился на свет!

- Понятно, - проговорил Глеб, обдумывая его слова. - А что я могу сделать? Я же больной...

Лазоревый Принц весело засмеялся:

- Подсказать?.. Нет! Сам думай!

И Глеб стал думать, а Лазоревый Принц терпеливо ждал.

- Одно доброе дело придумал! - вдруг радостно сказал Глеб. - Пусть это будет обещание, что я совсем не стану капризничать, когда Зоя будет лечить и кормить меня!

- Неплохо, - согласился Лазоревый Принц. - Бабушке это - драгоценный подарок! Ну, а пункт третий?

- Третий?..

- Ах! - Лазоревый Принц нетерпеливо взмахнул плащом. - Что может доставить радость маме и папе, доктору, который на Айболита похож, да и мне тоже, наконец?..

Глеб напрягся и придумал, что доктору, похожему на Айболита, он нарисует картину-портрет...

- А для меня ты что сделаешь?

- А ты что хочешь?

- Знаешь, какие подарки самые ценные?

- Не-е-ет!

- Самые ценные - это те, которые угаданы! Сердцем угаданы!

- Как это?

- Надо, чтоб подарок неожиданную радость доставил. А где же сюрприз, если я сам скажу, чего мне хочется?

- Но я тебя совсем не знаю! - абсолютно справедливо заметил Глеб.

- Правильно! Но День рождения еще не очень скоро. Ты успеешь меня узнать!

Глеб обрадовался, что Лазоревый Принц не собирается исчезать, а, наоборот, будет с ним всегда дружить.

И от радости он придумал совсем хорошую штуку!

- А знаешь, Лазоревый мой друг, я пошлю родителям поздравительную открытку!

- Да? А что ты там напишешь?

- Я напишу: “Мама и папа, и бабушка Зоечка! Поздравляю вас. Сегодня у вас родился Я. Обещаю, что никогда вас не подведу! Ваш дорогой Глеб.”

- Великолепная мысль! Ты меня удивил. А сейчас я тебя удивлю!

Глеб замер в ожидании чуда.

Принц взмахнул шляпой.

Откуда-то вспорхнула и опустилась на подоконник крохотная очаровательная птичка.

- Кто это? - радостно выдохнул Глеб.

Малышка насмешливо взглянула на мальчика:

- Ты совсем птиц не знаешь? - прощебетала она. - Я - синица! Зовут меня Гаечка.

- Какая ты крохотная! Да какая красивая! Можно тебя погладить?

- Нельзя! Вот познакомимся поближе...

- А ты не улетишь?

- Пока не собираюсь!.. Лазоревый Принц попросил меня развлечь больного мальчика. Это ведь тебя?

Рядом с Лазоревым Принцем, прошумев крыльями, опустилась птица гораздо больше Гаечки, а грудь ее была такого же цвета, как плащ Принца.

- Это за мной! - сказал Лазоревый Принц и вспрыгнул на спину птицы. - Я вернусь!

И улетел.

- А это кто был? - восхитился Глеб.

- Ну, знаешь, ты совсем темный!

Глеб не обиделся на Гаечку. Он ведь и правда был темный. Городской мальчик, что с него взять!?

- Это тоже синица, мне дальняя родня, из рода Лазоревок. Ударение на О! Лазоревки все очень дружны с Принцем!


Глеб глаз с Гаечки не сводил.

- Ну, чего ты молчишь? - рассержено спросила его Гаечка.

- А что говорить? - растерялся Глеб.

- Сказку расскажи! Я до смерти люблю сказки! - потребовала Гаечка.

Глеб нахмурился, губы у него обижено оттопырились.

- Чего ты надулся? - удивилась Гаечка.

- Я все сказки забыл! - ответил он. - И вообще... Это ты меня должна развлекать!..

- Ах, так?! - Гаечка наклонила голову и острым глазком посмотрела на него. - Тогда до свидания!

- Не улетай! - отчаянно вскрикнул Глеб.

Гаечка теперь другим черненьким глазком на него взглянула:

- Сказку вспомнил?

Глеб закивал, на глазах у него закипали слезы.

- Рассказывай! - потребовала Гаечка и повернулась к нему.

Глеб начал:

- Посадил дед репку. Выросла репка большая-пребольшая...

- Другую. Репку все на свете знают!

- Тогда про теремок? - всхлипнул Глеб.

- И эту тоже все знают. Даже самые маленькие! - недовольно тряхнула крыльями Гаечка.

- Но я не помню других! Мне Зоя читала какие-то...

- Вспомнишь, позови! Только, чтоб сказка была длинная и интересная! - строго велела крохотная пичуга.

Порх! - и улетела.

Подумаешь! Очень ему эта противная Гаечка нужна! Ну, улетела и улетела, он и без нее обойдется!

Он крепился, но все равно очень обидно было, что ему, такому больному, приказы какая-то малявка-синица отдавала, вместо того, чтоб его желания исполнять! Лазоревый Принц просил развлекать его, а она улетела!..

Он плакал и думал: “ Пусть только она вернется, я сам ее прогоню!”

Но тут он сначала вспомнил, что Зоя часто говорила: ”Слезами горю не поможешь!”

А потом мудро подумал:

- Так можно и без друзей остаться...

Надо было вспомнить какую-нибудь сказку. А потом позвать Гаечку.

- Зоечка! - крикнул Глеб.

Зоя появилась немедленно. Руки у нее были мокрые: она картошку чистила.

- Что ты, Глебушка? - спросила она испуганно.

- Зоя, почитай, пожалуйста, сказку?

Зоя очень обрадовалась, что понадобилась любимому внуку.

Конечно, она тут же бросила чистить картошку, вытерла о фартук руки и взяла толстую книгу.

“Андерсен” увидел на обложке Глеб и попросил:

- Давай о солдате... Ты мне ее когда-то читала.

- Ну, о солдате, так о солдате! - согласилась Зоя.

Она открыла книгу:

“Шел солдат по дороге: раз - два! раз - два! Ранец за спиной, сабля на боку. Шел он домой с войны. По дороге встретилась ему старая ведьма, безобразная, противная: нижняя губа висела у нее до самой груди.

- Здорово, служивый! - буркнула она...”

И вдруг Зоя со стула подхватилась:

- Ой! У меня все на плите сгорит!.. - и убежала в кухню.

А Глеб вдруг вспомнил эту сказку, а рисунки в книге напомнили ему разные подробности... Ура!

- Гаечка! - весело крикнул он в окно.

Быстрый шорох крыльев - и малышка оказалась тут как тут. Черный глазок на него скосила и потребовала:

- Ну?

- Сказка “Огниво” называется...

И Глеб с увлечением рассказал Гаечке, как солдат в дупло дуба полез за золотом для себя и за огнивом для ведьмы.

Умный солдат понял, что огниво волшебное и не отдал его ведьме, а отрубил ей голову.

А потом солдат этим огнивом себе на помощь вызывал могучих волшебных собак...

- У одной собаки глаза были, как чайные чашки, у другой собаки глаза были, как мельничные колеса, а у третей - как Круглая башня, - с восторгом рассказывал Глеб Гаечке.

И Гаечка узнала, как эти волшебные собаки помогли солдату от лютой казни избавиться...

- Весь народ тут закричал, чтоб он был их королем, - взахлеб рассказывал Глеб.

А конец сказки он просто взял и довольно бойко прочитал:

- “И вот солдата посадили в королевскую карету. Карета катилась, а все три собаки танцевали перед ней и кричали “ура!” Мальчишки свистели, засунув пальцы в рот, войска отдавали честь. Принцесса вышла из своего медного замка и сделалась королевой, чем была очень довольна. Свадебный пир продолжался целую неделю, собаки тоже сидели за столом и таращили глаза.”

Глеб закрыл книгу и посмотрел на птичку: ну, как ей, понравилось?..

- Ничего сказочка! Длинная! - снисходительно сказала капризная Гаечка. - Но мне здесь не все понятно... Что такое огниво, например? Или свадебный пир?..

Только Глеб хотел это ей объяснить, как она его перебила:

- А ты, оказывается, читать умеешь. Почему же не читаешь?

- Ленюсь, - честно признался Глеб.

- Не люблю лодырей!

И Гаечка подпрыгнула для разбега и скрылась из вида. Впрочем, она тут же вернулась:

- Я забыла волшебное слово “спасибо”, извини... - деловито сообщила она. - Итак, спасибо и до встречи! - и тут уже улетела совсем.


Он опять проснулся посреди ночи.

И раньше в больнице так бывало и дома. Он неожиданно просыпался, пялил глаза в темноту, потом постанывал и плакал от боли и от скуки.

Прибегали родители или бабушка Зоя и сидели рядом, пока он снова не засыпал.

Но в этот раз он проснулся бодрым и веселым, сна не было ни в одном глазу.

Глеб не знал, что его разбудило. Скорее всего лай.

Где-то по соседству громко и злобно лаяла собака, и в тишине ночи было слышно даже, как звенела цепь...

Потом лай затих.

Глеб повернул голову к окну. За чисто промытыми стеклами сияло звездами высокое небо.

И он сразу понял, что звездное небо - это чудо, которое не всем показывают, а только ему одному, потому что он был умницей, не капризничал, делал все, что просила Зоя и доктора велели, и вот за это - награда!

В соседней комнате спали отец и мама, Зоя сладко посапывала рядом в его комнате...

И только он не спал и, затаив дыхание, разглядывал эту несказанную таинственную красоту!

- Впечатляет? Да? Это я тебя разбудила, а не собака! - послышался певучий голосок. - Мне велели тебя разбудить, чтоб ты посмотрел!

Глеб увидел на окне небольшую ночную бабочку.

- А кто велел? - удивился он.

- Твой друг, Лазоревый Принц! - бабочка тоже удивилась, что он этого не понял сразу. - Да ты на звезды смотри, а не на меня! До свидания! Пока-пока!

И бабочка помахала белыми крылышками и нырнула в форточку.

Глеб попытался сосчитать звезды.

Он, наверное, умел считать до десяти тысяч, но звезд было гораздо больше!

Тогда он стал их просто рассматривать и искать самую красивую.

Но определить, которая из всех - наикрасивейшая, было невозможно.

Может быть, вот та, почти над головой... Яркая, голубая?..

А, может, вот эта? Дрожит, переливается, то розоватая, то сиреневая...

Нет, самая красивая - вон та, почти над горизонтом... Она огромная и сияет лазоревым блеском, как плащ у Принца!..

- И теперь, - подумал Глеб, - мой самый любимый цвет не красный, не синий, не оранжевый... Мой самый любимый цвет - лазоревый!

Вдруг он заметил, что звезды не стоят на месте, они незаметно-незаметно сваливаются за горизонт, а небо светлеет и светлеет...

Он не знал, что это наступает рассвет, он наблюдал такое впервые.

Наконец над дальним весенним лесом зарозовело небо.

В комнате стало совсем светло. И на стене Глеб рассмотрел портрет Лазоревого Принца, который он вчера нарисовал.

- Отличный рисунок! Сходство замечательное! - послышался веселый голос.

Глеб повернул голову.

На подоконнике, размахивая шляпой, с ним церемонно раскланивался Лазоревый Принц.

- Ты пришел! - обрадовался Глеб. - Это ты мне звездное небо показал?!

- Конечно! И рассвет!.. Правда, красиво!? А теперь - мы поздоровались, и ты засыпай. Надо тебе хорошенько поспать!

И Глеб послушался. И спал долго, крепко и сладко. Это был такой сон, во время которого больные люди потихоньку выздоравливают.

Родители за завтраком говорили шепотом и на работу, не стукнув дверью, ушли.

Зоя все утро на цыпочках ходила и почти не дышала - боялась потревожить его!

Наконец Глеб открыл глаза, повернул голову к двери и крикнул:

- Зоечка! Я есть хочу!

Она кормила его очень вкусной манной кашей, поила апельсиновым соком, и они разговаривали.

Зоя, оказывается, никогда по-настоящему не видела звездного неба. Она даже собиралась не спать всю эту ночь, чтоб увидеть, как звезды к горизонту сваливаются.

- Только кому дача, а мне целый день у плиты, да еще без горячей воды! - пожаловалась она. - Я так устаю, что прямо проваливаюсь в сон!

- Я тебя разбужу, Зоечка! - пообещал Глеб. - Это так удивительно, что каждый хоть раз в жизни должен такое увидеть!


Сразу после завтрака Глеб принялся ждать, глядя в окно. Конечно, он ждал своих друзей.

Или Принца. Или хотя бы Гаечку...

Но он увидел божью коровку.

Он увидел красивую бабочку.

Он увидел каких-то незнакомых птиц...

А друзей все не было.

Наконец, мимо пролетела Гаечка. На лету поздоровалась с ним и исчезла за забором...

Ах, как хотелось Глебу полететь за ней! Ну, хотя бы не полететь, а побежать следом. Посмотреть, чем она собирается заняться, где ее гнездо...

Он так огорчился, что не может этого сделать...

Когда в комнату вошла Зоя, он закрыл глаза и притворился дремлющим.

Зоя на цыпочках подошла к кровати, положила книжку на столик (он хотел почитать) и так же на цыпочках ушла.

За окном послышался какой-то шорох, а потом тяжелый прыжок.

Глеб открыл глаза и увидел, что на подоконник вспрыгнул большой полосатый кот. Тот, который недавно ходил по забору и дразнил соседскую собаку.

Кот охотился.

Он пытался поймать Божью Коровку. Но она каждый раз ускользала из-под его лапы...

- Брысь! - испуганно закричал на него Глеб.

Кот грозно выгнул спину, прищурил зеленый глаз и ехидно спросил:

- А ты кто такой, чтоб мне командовать “брысь!”?

- Я живу здесь! Брысь!

- Сейчас я покажу тебе, кто здесь живет! - пригрозил кот и приготовился прыгнуть на мальчика.

Глеб испугался: он был совсем беспомощным, а кот казался ему огромным, и когти у него были длинные и острые.

Глеб сжал кулаки, чтоб отбиваться.

Но тут перед котом вырос Лазоревый Принц, выхватил из ножен шпагу и невежливо стукнул его по носу.

Кот взвыл и спрыгнул с подоконника в сад.

Глеб засмеялся, захлопал в ладоши:

- Как ты вовремя, Лазоревый Принц!

- Эй, ты, - непочтительно крикнул коту, наклонившись с подоконника, Лазоревый Принц. - Давай назад сюда! Быстро!

Огромный кот покорно запрыгнул на подоконник. Спеси в нем как не бывало.

- Знакомься, - представил кота Принц.

Глеб во все глаза глядел на полосатого кота.

Кот приосанился, лапу протянул, промурлыкал:

- Васко де Эльдорадо!

Лазоревый Принц засмеялся:

- Это он сам такое имя придумал! И себе древнейшую родословную сочинил - чуть ли он не от динозавров происходит!

Васко де Эльдорадо, оскорбленный, хрипло мяукнул:

- Вы можете не верить, но я, действительно, древнего рода! И не от динозавров вовсе, а от саблезубых тигров мы происходим!

- Хвастун и жулик! - подытожил Лазоревый Принц. - В просторечии его кличут Васька!

Кот надменно обратился к Глебу:

- Если ты будешь называть меня Васко де Эльдорадо, мы подружимся.

- Хвастун, жулик и еще вымогатель! Но во-о-ображение у него!.. Богатейшее! - засмеялся Принц. - Вот кто сказки мастак придумывать!

- Мне нравится твое торжественное имя, - сказал Глеб. - Я буду тебя так называть!

Васко де Эльдорадо потребовал:

- Поклянись!

- Честное слово!

- Принято! - сказал Васко де Эльдорадо.

А тут в комнату вошла Зоя и воскликнула:

- Боже мой! Брысь!..

- Не гони его! - в отчаянии попросил Глеб. - Это Васко де Эльдорадо!

- Боже мой! - опять сказала Зоя.

Но первый раз в голосе ее было возмущение здоровенным нахальным котом, а теперь явно преобладало удивление.

Лазоревый Принц успел исчезнуть при появлении Зои, только его смех еще еле слышно доносился из сада...

Зоя удивилась, руками всплеснула:

- Откуда ты знаешь имя кота?!

- Он мне сам сказал!

Зоя засмеялась:

- Ну, и выдумщик ты, Глебушка! Мне тоже так его называть?

- Как хочешь... Я честное слово ему дал, а ты можешь его и Васькой называть!..

- Нет уж! - засмеялась Зоя. - Мне очень нравится такое имя, Васко де Эльдорадо! Очень красиво!..

Огромный кот распушился, замурлыкал довольно.

- А сейчас уходи, Васко де Эльдорадо! Мы будем лечиться, а потом обедать!

- Пригласи его на обед, Зоечка, - попросил умильно Глеб.

Зоя поклонилась с реверансом:

- Мы приглашаем тебя отобедать с нами, Васко де Эльдорадо!

Приглашение получилось очень почтительное.

Кот почесал лапой за ухом, чуть помедлил и спрыгнул в сад.

- Он придет! - заверил Глеб удивленную Зою.

- Надо проверить, здоров ли он, - озабоченно сказала Зоя, - и надо хорошо выкупать его, если ты хочешь с ним общаться!

Глеб с восторгом представил, как они будут купать кота. То есть, купать-то будет Зоя, но обязательно рядом с его кроватью, чтобы и на Глеба летели брызги и он мог хохотать во всю мочь и гладить мокрого Васко де Эльдорадо.


После того, как Зоя покормила Глеба и щедро угостила Васко де Эльдорадо всем вкусненьким, что осталось от обеда, она предложила коту приступить к купанию.

Но тот категорически отказался.

Он поблагодарил за угощение, хорошенько вытер усы, отряхнул крошки с лап и вполне резонно заявил, что после такой сытной трапезы, почти настоящего пиршества, которое закатила Зоечка (а кот так и назвал ее - “Зоечка”), принимать ванну вредно.

- Я отдохну, ну, а уж там посмотрим... - Васко де Эльдорадо зевнул, растянулся на подоконнике, освещенном ярким солнышком и, прищурив глаза, замурлыкал на всю комнату.

И даже в саду было слышно, как он доволен и счастлив.

На ветку ближней яблони вспорхнула Гаечка. Сесть на подоконник она побоялась. Да и какая птица не убоится такого здоровенного кота? Неважно, что он сыт, он просто ради забавы может тебя прихлопнуть.

- Привет, Гаечка, - помахал ей Глеб. - Рад тебя видеть!

- Ха! Этого хвастуна и лодыря угощаешь! - щелкнула клювом Гаечка. - А меня - такую очаровательную и умную! - тебе и в голову не пришло покормить! Где же справедливость?..

Глеб опять, в который раз удивился, как это ему удается и Гаечку понимать, и Васко де Эльдорадо. Наверное, этот дар от Лазоревого Принца...

Он взглянул на портрет, который Зоечка назвала “Портрет мушкетера”.

Лазоревый Принц, как заговорщик, подмигнул ему с листа бумаги и утвердительно кивнул головой.

Глеб улыбнулся.

- Что ты улыбаешься? - недовольно спросила Гаечка. - Стыдно, наверное, что обо мне забыл?

- А что ты любишь? - спросил Глеб.

- Я же не знаю, чем вы богаты...

- Зоечка, чем мы богаты? - крикнул в кухню Глеб.

- Не поняла, - отозвалась Зоя.

- Чем можно синичку покормить?

- Синички сало любят...

- А у нас есть?

- Есть немножко, - и Зоя вошла к нему. - Вот, несоленое...

- Я тоже безумно сало люблю, - проснулся Васко де Эльдорадо.

- Смотри - пузо лопнет! - презрительно фыркнула Гаечка.

Зоя слов не поняла, увидела только, что они ссорятся:

- Всем хватит, сейчас еще принесу... А потом купаться будешь, Васко де Эльдорадо?

Гаечка подпрыгнула от удивления, зависла в воздухе, трепеща крылышками, восторженно зачирикала:

- Вот на это зрелище я посмотрю! Никогда не видела, как котов купают!


Купанье прошло преотлично.

Большой белый таз с водой Зоя поставила рядом с кроватью Глеба, и ему было все хорошо видно.

Гаечка тоже, чтоб лучше видеть, чуть не в комнату влетела.

Васко де Эльдорадо не выпрыгивал из воды, не царапался и не кусался.

Ему стыдно было вести себя не по-джентельменски. Столько глаз на него смотрело! Хотя, конечно, большого удовольствия от купания он не испытывал и часто недовольно встряхивался...

Брызги летели к Глебу. Глеб хохотал, и трогал, и гладил мокрого Васко де Эльдорадо.

Полосатая шерсть, намокнув, плотно облепила его тело, и стало видно, что кот длинный и тощий.

И совсем не величественный. Да и о каком величии речь, если все ребра пересчитать можно?

От прежнего Васко де Эльдорадо остались только пышные усы. Они по- прежнему стрелами торчали во все стороны, свирепо и гордо.

Зоя завернула кота в старенькую простыню, уложила сушиться на кровать к Глебу, в ноги.

Гаечка с веселым писком уселась на окно, распахнутое в сад, хихикнула и обратилась к коту:

- Хочешь, я тебя в нос клюну?

- За что? - удивился Васко де Эльдорадо.

Но на всякий случай лапы из простыни освободил.

- Не ссорьтесь, ребятки! - попросил Глеб.

- Так и быть, - милостиво согласилась Гаечка. - Будешь готов сказку рассказать - позови! - и улетела.

Глеб посмотрел ей вслед и опять подумал, как хорошо было бы побежать за ней в сад.

- Вздорная птица! - проворчал Васко де Эльдорадо. - Чего она от тебя хочет?

- Я ей сказки рассказываю...

- Ты - ей?! - удивился кот.

- Приходится!.. Иначе она не прилетит больше, - вздохнул Глеб.

- Забудь её! Я тебе сам буду разные истории рассказывать! Или еще лучше - всякие приключения!..

- Не могу забыть. Она мне нравится!..

Васко де Эльдорадо вскочил на ноги, возмущено выгнул спину (забыл, что мокрый тощий кот никого не испугает):

- Такая маленькая!? Такая нахальная!?..

- Она зато очень красивая...

- Ну, ты даешь! - удивился кот. - Да ладно! Давай играть?

- А как?

Со стены Божья Коровка слетела под ухо к Глебу, прошептала:

- Не играй с ним...

- Почему? - удивился Глеб.

- Это плохо кончается! Он с мышкой играл, играл, а потом и съел... Он и тебя съест!

- Опять ты, ябеда, здесь!? - изготовился к прыжку Васко де Эльдорадо.

- Не трогай! - предупредил Глеб. - Она под моей защитой! - и прикрыл Божью Корову ладошкой домиком.

- Спасибо, - прошептала она. - А теперь я домой полечу, а то гроза скоро!

- И всё-то она знает! - фыркнул кот и презрительно сощурил глаза. - Ты что, ученая?

- Да! - твердо сказала Божья Коровка. - Я Метеорологическую Академию закончила!

- Профессорша! - насмешничал кот. - Никакой грозы не будет! Слово даю!

- Будет! Будет! - зашептала на ухо Глебу Божья Коровка.

- Откуда ты знаешь? - заинтересовался Глеб.

- Видишь?..

- Что?

- Вон, над лесом, облако...

- Лиловое такое, да?

- Оно так далеко, - проворчал Васко де Эльдорадо, - что к нам никакого отношения не имеет!

Он встал на все четыре ноги, потянулся, встряхнулся и опять превратился в огромного пушистого кота - высохла его полосатая шуба!

- Никакого отношения! - повторил он уверенно.

Божья Коровка внимания не обратила на его слова:

- Цвет, конечно, тоже важен. Но смотри - это облако в форме наковальни... Ты видел когда-нибудь наковальню? - спросила она у Глеба.

- На ней кузнецы работают?..

- Точно! Облака, предвещающие грозу, очень похожи своей формой именно на наковальню...

Глеб смотрел внимательно. А лиловое облако с плоским верхом и краями, всей массой устремленными вниз, уже было не над дальним весенним лесом, а над зеленым-зеленым полем...

- Спой мне песенку, и я улечу! - попросила Божья Коровка. - А то гроза меня настигнет...

Глеб запел:

- Божья Коровка,
Божья Коровка,
Полети на небо!
Принеси мне хлеба,
Черного и белого,
Только не горелого!
Божья Коровка,
Дам тебе хлеба!
Твои детки плачут,
Мамочку кличут...

- Когда дети поют для меня эту песенку, гораздо легче взлетать, - шепнула Божья Коровка и распахнула красные с черными пятнышками крылья, а под ними другие, прозрачные оказались..

Глеб поднес ее на ладошке к окну. Васко де Эльдорадо замахнулся было на нее лапой, но стукнуть не успел.

- До свидания! - и Божья Коровка неспешно полетела в сад.

- Ну и забияка ты, Васко де Эльдорадо! - укорил его Глеб.

- Мне скучно! Будем мы, наконец, играть? - потребовал обижено кот.

- Ну, почему все-все от меня чего-то хотят? То требуют, то просят!.. - взмолился Глеб. - Я уже устал от всяких требований!

- Ха! Три ха-ха! Ты человек. А человек все может и никогда не устает! - уверенно заявил Васко де Эльдорадо.

Глеб ему поверил, и они стали играть.

Глеб шевелил пальцами ног, высунувшимися из-под одеяла, а Васко де Эльдорадо ловил их мягкой лапой. Когти он глубоко спрятал в подушечки!

Играли они так, играли, Глеб смеялся оттого, что было щекотно...

Но недаром Божья Коровка Глеба предупреждала.

Совсем неожиданно даже для самого себя Васко де Эльдорадо вошел в азарт, выпустил острые когти и вцепился в большой палец правой ноги Глеба. Будто мышку поймал!

Глеб взвыл.

Прибежала Зоя. Хлопнула кота полотенцем.

Обиженный Васко де Эльдорадо пружиной взлетел на подоконник...

- Он нечаянно! - защищал кота Глеб.

Из глубокой царапины на пальце текла кровь.

Зоя, схватив йод, смазывала ранку. Глеб шипел от боли.

А Зоя почему-то обрадовано ахала и смеялась.

- Чего ты? - удивился Глеб.

- Ну, как же, милый! Тебе больно, значит, чувствительность вернулась, слава Богу! - радовалась Зоя. - Значит, ты выздоравливаешь!

И тут небо потемнело, прорезалось молнией. И сразу вслед за ней гром разорвал тишину...

Хлынул ливень.


Ура! - закричал Глеб, радуясь ливню, грому, молниям.

- Вот видишь! - сказал Васко де Эльдорадо, оглянувшись на Глеба. - Я же предсказывал - будет гроза!

Глеб онемел от такого наглого вранья. Но пристыдить кота он не успел.

С шумом и смехом, радуясь, что они успели вернуться домой до ливня, в комнату, как школьники, вбежали папа и мама.

А из-за них выплыл толстый, похожий на Айболита доктор. Его родители привезли.

- Привет, храбрым мужчинам! - поднял руку доктор. - Смотри-ка, хорошо устроился! Всё в саду, как на ладони!..

- Здравствуйте, - засмущался Глеб.

- Это что?! - возмутилась мама, увидев кота на подоконнике. - А ну-ка, брысь!

Васко де Эльдорадо, обиженный, повернулся к Глебу:

- Скажи ей! Нельзя же так! Я - потомок саблезубых тигров, хозяин здешних мест, твой друг, наконец!.. А меня прочь гонят в такой ливень, в такую бурю!.. Да и соседский пес с цепи сорвался! А он меня терпеть не может...

Но раньше Глеба Зоя за него вступилась, сказала, что кот чистый и здоровый.

- А, кроме того, Глебу с Васко де Эльдорадо веселее!

Вот удивились родители, услышав такое знатное имя у деревенского кота!

А доктор, похожий на Айболита, ни капельки не удивился. Он и не такие имена в своей богатой врачебной практике слышал. К нему со всего мира приезжали лечиться.

- Ну, давай-ка я тебя посмотрю! - сказал доктор Глебу.

И начал жать, давить, тереть, поворачивать и переворачивать его. В ход пошли и трубочки, и иголки, и молоточки, и стетоскоп...

Очень доктор доволен был, когда Глеб говорил, что ему больно. Прямо-таки расплывался в улыбке и приговаривал:

- Вот и отличненько! Вот и чудненько!

Это продолжалось долго.

А папа, и мама, и Зоя все это время стояли и не дышали - так они волновались, что доктор после осмотра скажет.

- Ну, Глеб, ты молодец! - сказал доктор и обратился к родителям: - Дела идут лучше некуда! Вот что значит деревенский воздух!

А потом последовали указания, как Глеба дальше лечить.

И в комнате только и слышалось, как повеселевшие от хорошего заключения доктора, похожего на Айболита, то отец, то мама, то Зоя приговаривали:

- Понятно, Игорь Моисеевич!

- Сделаем, Игорь Моисеевич!

- Непременно достанем! Для ребенка ничего не жаль!..

- Да! Конечно! Так и будем делать!

А Зоя в блокнот указания доктора записывала. Чтоб ничего не забыть и не перепутать. Она была очень хорошая бабушка, хоть и совсем молодая.

- Не верю я докторам, - ворчал на окне Васко де Эльдорадо. - Один только и есть в мире хороший доктор. Наш, деревенский, Степан Кузьмич, который коров и лошадей лечит... А остальные доктора - все шарлатаны!

Дождь лил как из ведра. Молнии сверкали прямо над садом. Оглушительный гром раскатывался над крышей дома...

- Как же ехать в такую погоду? - уговаривали доктора родители. - Отдохните на террасе, скоро пообедаем, а гроза и кончится...

- Не буду отдыхать, я с Глебом побеседую... Нам найдется, о чём поговорить, - засмеялся доктор, похожий на Айболита.

Они, и вправду, беседовали долго и с удовольствием.

Сначала Глеб доктору про ночное небо рассказал. И доктор громко удивлялся и признался, что тоже никогда не видел, как рассвет начинается...

Глеб почувствовал доверие: доктор так хорошо слушал!..

И Глеб рассказал ему то, о чем никому до сих пор не говорил.

Он рассказывал и спрашивал:

- А вы верите, что ко мне Муравей пришел, а потом стал Лазоревым Принцем?

- Конечно, верю, - говорил Игорь Моисеевич, доктор, похожий на Айболита. - Ты же не будешь меня обманывать, ты его видел и даже вон какой хороший портрет его нарисовал.

- А верите, что Васко де Эльдорадо со мной разговаривает?

- Естественно! Большие коты бывают очень даже красноречивы!

- А я так боялся, что вы не поверите! - радовался Глеб.

И тут же рассказал о Гаечке, которая требовала длинных сказок, и сообщил:

- Уже всего Андерсена я сам прочел! За эти дни так быстро стал читать! Теперь готов всё ей пересказывать!

В разговор вмешался Васко де Эльдорадо:

- Я тоже слушать буду!

- Да? - удивился Глеб и перевел с кошачьего на человечий, что ему кот сказал.

Доктор, похожий на Айболита, совсем не удивился, только спросил у Васко де Эльдорадо:

- Тебе интересно?

- У меня вот-вот наследники подрастут - ах, какие красавцы и умницы! - я им стану эти сказки пересказывать!

- Ах, вот в чем дело! - одобрил его доктор.

Молнии блеснули и громы грянули - одновременно. Оглушили и ослепили на миг и Глеба, и доктора.

Васко де Эльдорадо перепугался так, что забился под Зоечкину кровать...

Верхушка дуба, который высился за забором сада, раскололась и задымилась...

Зоя в кухне от страха на пол хотела упасть, да о Глебе вспомнила и кинулась внука самоотверженно спасать!

- Живы? - следом за ней вбежали в комнату перепуганные родители.

Один Глеб ничего не боялся.

- Вот это гроза! - орал он в восторге. - Вот так грозища! Это мне Лазоревый Принц мировые чудеса показывает!

А доктор, похожий на Айболита стихи читал, перекрикивая раскаты грома:

- Люблю грозу в начале мая...
Когда весенний первый гром,
Как бы резвясь и играя,
Грохочет в небе голубом”...

А папа и мама теперь громко смеялись.

- Вы все сошли с ума, - сказала им Зоя, трясясь от страха, и с ужасом поглядывала на небо.

Но гроза внезапно кончилась.

А дуб, в который ударила молния, оказалось, уже выбросил листву и был весь покрыт светлой прозрачно - зеленой дымкой...

- Вот чудо-то! Новое мировое чудо! - воскликнул Глеб.

На подоконнике появился маленький муравей.

А потом он вырос и превратился в Лазоревого Принца.

Глеб обрадовался страшно:

- Это ты грозу устроил?! - восторгаясь другом, спросил он.

- Ну, что ты! - скромно потупился Принц. - У меня таких возможностей нет!

Глеб ему не поверил. Он почему-то решил, что Принц может всё...


Папа повез Игоря Моисеевича, доктора, похожего на Айболита, домой, в Москву.

В машине доктор сказал задумчиво папе:

- У вас удивительный мальчик. Ему никогда не бывает скучно с самим собой!..


Глеб смотрел за окно.

Из-за далекого леса всходило солнце.

Мир был зелен, чист и радостен.

Но нельзя сказать, чтоб Глебу было весело, хотя доктор и сказал, что он быстро выздоравливает на свежем воздухе.

За полем раскинулся приветливый лес, и Глебу так отчаянно захотелось побежать туда сейчас, сию минуту...

- А ты когда-нибудь вон в тот лес путешествовал? - спросил Глеб у Васко де Эльдорадо.

- Куда? - не понял Васко де Эльдорадо.

- В лес, из-за которого солнце встает.

- Подумаешь! - фыркнул кот. - Я не только там был! Я даже по Луне путешествовал!

Глеб не хотел ловить Васко де Эльдорадо на лжи. Может быть, кот не обманывает, а Фантазирует. А это, согласитесь, разные вещи.

- Расскажи, - попросил Глеб. - Это же очень интересно.

- Ничего интересного: на Луне только камни и пыль! А добираться туда безумно трудно. Бежишь, бежишь по лунной дорожке - все ноги в кровь собьешь!

- А мне казалось, что лунная дорожка гладкая и пружинит! - сказал, раздумывая, Глеб.

- Много ты понимаешь! Ты что, бегал? - сощурился сердито Васко де Эльдорадо.

- Нет, не бегал...

- То-то же! Поэтому и не спорь!

- А белки в лесу есть? - спросил Глеб.

- Там все есть! - ответил Васко де Эльдорадо. - Встанешь на ноги, мы прогуляемся туда. Я тебя охранять буду.

- От кого? - удивился Глеб.

- Ну, хотя бы от соседской собаки! Знаешь, какая она страшная?

- Почему?

- Глупая потому что! На всех набрасывается, и все ее боятся!

- А какая она? - немножко испугался Глеб.

- Черная-черная! И больша-а-ая! - глаза у Васко де Эльдорадо стали зеленые - зеленые и злые - злые!

И тут появился Лазоревый Принц.

Он теперь всегда появлялся вовремя. Видно, очень хорошо стал понимать своего юного друга.

- Зачем ждать? Побежали в лес сейчас!

- А я смогу? - удивился Глеб.

- Еще бы! Поднимайся!..

И Глеб поднялся, перелез через подоконник и спрыгнул на грядку под окном.

- Беги! - скомандовал Принц и взмахнул плащом.

Глеб побежал.

Душа его ликовала, а сердце чуть не выпрыгивало от радости.

- Ура! - кричал он изо всех сил. - Ура!

Принц летел впереди, изредка оглядываясь на Глеба.

Откуда появилась Лазоревка, Глеб как-то не заметил. Но Принц уже стоял на ее спине...

Он придерживал одной рукой шляпу, чтоб ее не сдуло ветром. В другой у него была шпага. Он рассекал шпагой воздух, чтоб облегчить полет птице.

Принц хохотал и кричал, оглядываясь на компанию:

- Вперед, ребята! Вперед к приключениям!..

Глеб мчался, не разбирая дороги. Его босые ноги по колено были умыты обильной утренней росой. Эта влажная прохлада бодрила и веселила. Бежать было легко и радостно.

Васко де Эльдорадо мчался рядом с ним. Он иногда путался в высоких травах и тогда, чтоб вырваться из пут, совершал прыжки, которые оказали бы честь и древнему саблезубому тигру.

Иногда он не поспевал за ними и тогда жалобно орал:

- Подождите!

Они пробежали через сад.

Глеб на миг задержался, чтоб перевести дух и заодно осмотреть дуб, в который ударила молния. Но расколотой и обугленной вершины уже не было видно за молодой листвой.

- Хочешь, я слазаю, а потом тебе доложу, какие там повреждения, - предложил Васко де Эльдорадо.

- Потом! В другой раз! - крикнул Глеб и рванул через огород.

По тропинке они пересекли поле озимой пшеницы и по росистой траве радостно ворвались в лес...

Глеб в изнеможении упал на травы.

Принц спрыгнул со спины Лазоревки и уселся рядом с Глебом, а Васко де Эльдорадо вскочил на пень, уселся и стал вертеть головой во все стороны: не подстерегает ли их здесь какая-нибудь опасность?..

Так они немножко отдохнули.

Потом Принц сказал Глебу:

- Вставай, простудишься!..

Глеб поднялся:

- Познакомь меня с белкой! - попросил он. - Я белок видел только на картинках..

- Очень она нам нужна! - проворчал Васко де Эльдорадо. - Глупая болтунья и цокотуха!.. Цокает, цыкает - никогда не поймешь, чего она хочет!

- Непременно познакомлю, - сказал Лазоревый Принц, не обратив на кота никакого внимания. - А сейчас отправимся домой: Зоя скоро проснется и будет волноваться!

Домой шли, не торопясь. Глеб все оглядывался на лес. А он удалялся, удалялся...

Глеб закинул голову и посмотрел в небо, где высоко-высоко пела какая-то птица.

Ее не было видно, только голосок летел к земле.

- Это кто там? - спросил Глеб.

- Жаворонок, - ответил Принц. - Я когда-нибудь и с ним тебя познакомлю.

Куковала кукушка. Все выше поднималось солнце. Росы уже почти не было.

Глеб нырнул в сад через оторванную доску в заборе.

А вот влезть через окно в комнату никак не мог. И подпрыгивал, и за подоконник хватался - никак! Высоко!

Лазоревый Принц сердито сказал Васко де Эльдорадо:

- Что стоишь и хвостом вертишь?! Помоги!

Васко де Эльдорадо явно побаивался Принца. Он немедленно вскочил на подоконник, зацепился когтями задних лап за его край, а передние лапы протянул Глебу.

Глеб схватился за них, Принц сколько хватало сил подпихивал его сзади.

Глеб старался, карабкался и лег-таки животом на подоконник!..

Дальше уже все было просто.

Он переполз на кровать, не стукнув, не скрипнув: боялся Зоечку разбудить.

Васко де Эльдорадо отдышался (тяжело Глеба было тащить), выгнул спину, встряхнулся и сказал:

- Пойду пропитание искать! Пора завтракать! - и исчез.


Зоечка кормила Глеба и рассказывала ему свой счастливый сон.

Будто Глеб так хорошо стал бегать, что добежал до дальнего леса и валялся там на опушке в росистой траве, а кукушка накуковала ему много-много лет жизни...

- Я проснулась такая счастливая! Подошла к тебе. А ты во сне улыбаешься. Раскрылся, одеяло сбросил... И к ноге твоей какая-то длинная травинка прилипла, словно ты, и вправду, по лугу бегал.

- Правда? - удивился Глеб. - А я травинку и не заметил...

- Вот она... Ее, наверное, твой Васко де Эльдорадо притащил. Окно-то раскрыто было. Я и не знала, то ли мне плакать, то ли смеяться!..

- Никаких травинок я не таскал! - проворчал, вспрыгнув на окно, Васко де Эльдорадо. - Я и в комнате-то не был, все охотился, пропитание искал.

И вдруг кот навострил уши.

За окном кто-то цокал, цыкал и щелкал.

Это рыжая белка появилась на старой яблоне. Она насмешливо поглядывала вниз и дразнила кота.

Васко де Эльдорадо тут же спрыгнул в сад. Он уселся под яблоней, кончик хвоста его напряженно мотался из стороны в сторону.

Кот в который раз обдумывал, как ему поймать эту нахальную белку. Много попыток он уже и раньше предпринимал, но белка была быстрой, как молния.

Она прыгала с ветки на ветку, взбиралась на самые тонкие, а он, потеряв бдительность, безрассудно мчался за ней. Ветки не выдерживали его тяжести, гнулись, подламывались, и гордый Васко де Эльдорадо летел вниз и тяжело плюхался на землю.

Хорошо бы на четыре лапы, а то прямо пластался на живот!..

Белка цокала, цыкала и хохотала. А Васко де Эльдорадо, прихрамывая и шипя от злости и унижения, с позором удалялся.

Но, как ни странно, им было скучно друг без друга. И на следующий день эта странная дуэль начиналась снова.

Вот и теперь Васко де Эльдорадо сидел под яблоней и лелеял свои коварные планы.

Ветер шелестел листвой.

Белка насмешливо цыкала.

Кот злобно мяукал.

Белка цокала.

Кот сердито орал еще громче.

Белка хохотала.

Васко де Эльдорадо шипел и злился.

Зоечка и Глеб посматривали в сад, наблюдали этот непростой разговор кота и белки и смеялись...

Лечение и всякие физкультурные процедуры шли весело и легко, а когда Зоечка закончила лечить Глеба и ушла готовить обед, появился Лазоревый Принц и навел порядок.

Васко де Эльдорадо перестал злиться и бить хвостом по земле.

Белка прыгнула с яблони в руки Глеба и пощекотала ему нос пушистым хвостом. Глеб даже чихнул!

Откуда-то появилась надменная Гаечка и села на подоконник.

Последней неторопливо прилетела Божья Коровка и устроилась на указательном пальце Глеба.

И тогда-то Лазоревый Принц спросил:

- Ну, братцы-кролики!.. Чем займемся?


Кому это пришло в голову первому, трудно сказать.

Наверное, все-таки Глебу. Ему очень важно и интересно было узнать, что натворила гроза в саду.

Вся компания дружно взобралась почти к вершине огромного дуба, куда ударила молния.

Ствол дуба тут расщепился и обуглился.

Но дерево даже на месте удара уже сплошь было покрыто светлой листвой. (Глеб с удивлением впервые увидел, какая утонченно-красивая форма у листьев дуба).

И Лазоревый Принц сказал, что, к счастью, эта рана дубу не помешает расти. Дерево скоро залечит ее.

Первой заметила огромное дупло белка. Она ведь большой специалист по дуплам!

Каждый захотел заглянуть туда. Интересно, кто там живет?

Там никто не жил, и дна у дупла не было.

- Ой, куда оно ведет? - спросил Глеб. - Полезем туда?

Он сразу вспомнил сказку о солдате и волшебном огниве и подумал, что, может, не все сказки - сказки. Может, некоторые и правду говорят.

- Ни за что в жизни! - твердо сказал Васко де Эльдорадо. - В конце концов, у меня семья...

- Всегда знала, что ты трус, - презрительно зацокала Белка и тут же прыгнула в дупло.

Они наклонились над этой темной дырой без дна и с замиранием сердца ждали.

Наконец, откуда-то, очень издалека, донеслось:

- Как здесь красиво! А орехов сколько! Прыгайте ко мне!

Глеб, не раздумывая, опустил ноги внутрь.

- Не смей! - хотел крикнуть Лазоревый Принц, но не успел.

Глеб уже спрыгнул в дупло и заскользил вниз.

Было темно, как в колодце. И так же холодно.

Божья Коровка сидела у него на плече и шептала:

- Не бойся! Не бойся!

- А я и не боюсь! Не боюсь!.. - твердил ей испуганный скоростью падения и темнотой Глеб.

Где-то внизу забрезжил свет, он становился ярче и ярче...

И Глеб с Божьей Коровкой на плече вывалились из этой бесконечной трубы. И куда бы вы думали? На куст орешника. Ветви его спружинили и опустили их на землю.

Глеб поднялся и огляделся.

Мимо зарослей орешника, совсем рядом, пролегала мощеная красной плиткой тропинка.

Чистая-чистая, словно вымытая с мылом. А вдоль нее поднимались зеленые травы и цвели белые ромашки и голубые колокольчики.

Тропка исчезала в кудрявой рощице.

- Где мы? - удивился Глеб, увидев на ветке орешника Белку.

Белка обрадовалась, когда они появились. Она приветствовала их прыжками и пушистым рыжим хвостом. А ответить ничего не могла. У нее был полон рот лесных орехов.

- Берегись! Это - опасная страна! - шептала Глебу на ухо Божья Коровка.

Тут на ореховый куст выскользнул Лазоревый Принц. Шикарная шляпа с голубым пером выпала следом. Принц тут же надел ее, - лихо, чуть набекрень!

Но шляпа с голубым пером опять слетела, когда на голову ему обрушился Васко де Эльдорадо.

- Прошу прощения! - испуганно сказал кот.

- Ерунда, - милостиво ответил Лазоревый Принц и расправил помятый головной убор.

А тут из бездонного дупла (или трубы, это уж как хотите называйте!) выпорхнула Гаечка.

- И ты с нами? - удивился Глеб.

Гаечка оставалась все такой же надменной:

- Я друзей в беде не бросаю! - гордо сказала она.

- Где это мы? - оглядывался Васко де Эльдорадо, почесывая лапой затылок.

- Не имею представления, - честно ответила Белка.

- Меня не интересует, где мы, - сказал Лазоревый Принц. - Но очень интересует, как отсюда выбраться.

- Мы в западне, - прошептала Божья Коровка.

Ее никто не услышал, даже Глеб, хотя она и шептала совсем возле его уха.

Они уже хотели выйти из зарослей орешника на красивую красную дорожку, ведущую неизвестно куда.

Глеб высказался, что такая привлекательная и аккуратная дорожка приведет их непременно в очень красивое и привлекательное место.

Может быть, даже к королевскому замку... А там их встретит приветливый король и прекрасная принцесса!

К счастью, они не успели двинуться с места.

Божья Коровка засуетилась, крыльями размахалась, Глебу на ухо зашептала:

- Стой! Опасно!

Да и Лазоревый Принц почувствовал что-то неладное. Нет, страха он не испытывал. Он был храбрец! Но что-то опасное вдруг почудилось и ему.

И у Васко де Эльдорадо шерсть вдруг дыбом встала, от нее искры электрические отлетать с треском стали...

Только Белке и Гаечке было не до всяких там пустых страхов. Они были очень заняты.

Белка разгрызала орехи и запихивала в рот вкуснейшие ядра. Таких вкусных она еще никогда не пробовала и поэтому торопилась разгрызть их побольше!

Заботилась не только о себе. Друзей тоже угощала. Жаль только, что Васко де Эльдорадо от орехов нос воротил. “Ничего, - думала Белка, - проголодается - съест!”

А Гаечка нашла гладкую безлистную ветку и кувыркалась на ней, как гимнаст на турнике или как попугай на жердочке в большой клетке.

Деревенские мальчишки в школьном дворе называли это “солнце крутить”.

Гаечке давно хотелось научиться этому фокусу, но как-то все времени не хватало: то гнездо строить надо было, то пропитание добывать...

Васко де Эльдорадо сам своего электричества испугался, на траву лег, чтоб разрядиться. Лег и расслабился...

А Лазоревый Принц, Глеб и Божья Коровка всё с опаской ждали чего-то, затаившись в орешнике.

Ничего не случалось. Тишина стояла такая, что в ушах звенело.

И вдруг по красной дорожке промчались то ли огненные, то ли просто светящиеся и пульсирующие шары... А, может быть, не шары, а колёса?

Сначала вихрем - одно, за ним - другое, потом - третье... И еще, и еще...

От них исходила угроза. Сразу становилось ясно, что к ним нельзя приближаться.

- Что это? - спросил Глеб.

Лазоревый Принц пожал плечами.

- Разберемся! - грозно сказал Васко де Эльдорадо, шевеля огромными усищами.

Он, конечно, испугался, но старался, чтоб никто не заметил этого.

Гаечка перестала крутить “солнце” и предложила:

- Хотите, я на разведку слетаю?

- Я с тобой, - сказал Принц. - Тебе не тяжело будет меня нести?

- Да ну что вы, Принц! - гордо сказала Гаечка. - Я маленькая, но крылья у меня сильные!

- Тогда полетели! - скомандовал Принц. - А вы, - обернулся он к Глебу, Белке и Васко де Эльдорадо, - из орешника носа не кажите!

- Меня с собой возьмите, - обиженно прошептала Божья Коровка. - Я - ученая, Академию всё-таки кончила! Глядишь - и пригожусь в разведке!

- Потянешь нас? - спросил Лазоревый Принц у Гаечки.

- Попробую.

Они взлетели достаточно легко.

Перегнувшись через крыло Гаечки, Принц крикнул:

- Ждите нас и прячьтесь, если что!..

Они ждали долго. Белка голодного Глеба орехами кормила. Разгрызет - а ядрышко ему протягивает, разгрызет, а ядрышко - ему...

Васко де Эльдорадо орехов есть не желал. А от голода он злился все сильнее и сильнее.

- По твоей милости мы тут оказались! - упрекал он Глеба. - Надо было тебе в это дупло прыгать!

Глеб обижался и чуть не плакал.

Белка совала ему очищенные орехи и приговаривала:

- Не бери в голову! Это он с голодухи!

- Вот как прыгну и придушу тебя! - угрожал ей Васко де Эльдорадо.

- Эх ты! Думаешь, боюсь я тебя? Хвастун! Какой ты де Эльдорадо Васко? Ты просто - деревенский Васька! - хохотала Белка и разгрызала для Глеба новый орех.

- Друзья, не ссорьтесь! - умолял их Глеб.

Он понимал: кончиться это должно было плохо. Всякие ссоры плохо кончаются.

Кот не слышал его просьб. Он вдруг подпрыгнул и ухитрился-таки ухватить Белку за пышный рыжий хвост.

Белка вырвалась, взлетела молнией на верхнюю самую тонкую ветку куста и оттуда запулила в него орехом.

Попала!

- Знай наших, Васька Деревенский! - крикнула она в восторге.

Кот зашипел и от ярости сразу превратился прямо-таки в настоящего саблезубого тигра.

Как оскорбленный Васко де Эльдорадо действовал бы дальше, неизвестно. Потому что Глеб упал на него, обхватил и не позволил прыгнуть.

- Не ссорьтесь! - требовал Глеб.

Но они развоевались не на шутку.

Орехи, которые пулеметной очередью летели в кота, теперь и в Глеба попали.

Это было больно! А Глеб все равно не выпускал кота!

И тут кто-то большой на него самого прыгнул, навалился, что-то накинул на голову...

Глеб изо всех сил сопротивлялся, но это оказалось бесполезным.

Он затих, замер от страха и неизвестности...

Тут его куда-то потащили!

Путешествие было долгим и неудобным. Но оно, наконец, закончилось.


Глеба вытряхнули из мешка.

Он тут же вскочил на ноги. И так удивился, что не мог слова вымолвить. Он только смотрел во все глаза...

Перед ним, раскинувшись вальяжно на плетеном кресле, сидел маленький очаровательный человечек.

На голове у него красовалась золотая корона, украшенная драгоценными камнями. Напротив него на маленьком столике высилось большое зеркало.

Человечек рассматривал себя в зеркале и зевал от скуки.

Когда очаровательному человечку надоело это занятие, он обратился к Глебу:

- Что ты умеешь делать? - спросил он между двумя зевками.

- Ничего, - ответил ошарашенный Глеб.

- Боже, как скучно, - снова зевнул человечек. - Так-таки и совсем ничего?

Глеб молчал.

- Придется тебя казнить, если ты не развеселишь меня, - снова зевнул очаровательный человечек. - Впрочем, не ты первый, не ты последний...

Тут Глеб услышал настойчивый шепот:

- Ты рисовать умеешь...

Глебу некогда было размышлять, как и откуда Божья Коровка у него возле уха появилась.

- Я умею рисовать, - гордо сказал он.

- Уже лучше... Хотя рисовать - это тоже не очень весело. Весь в краске перемажешься, кругом цветных пятен насажаешь - а что получаешь?..

- Портрет, - сказал Глеб. - Я, например, Лазоревого Принца нарисовал... Очень похоже. Как две капли воды!

Маленький человечек вдруг затрясся, все его очарование пропало, и он даже зевать перестал.

- Не смей мне про него рассказывать! - завизжал он. - Это мой враг!

- А мой друг! - твердо сказал Глеб.

Он не собирался отказываться от друзей даже под угрозой смерти.

- Я велю тебя убить! - разъярился человечек. - Нет, я сам тебя убью!

Он рывком снял драгоценную корону, бросил ее на стол перед зеркалом, потом вскочил, схватил шпагу и кинулся на Глеба.

Божья Коровка подсказала, и Глеб выкрикнул, отскочив:

- Это нечестно! Я - безоружный!

- Дать ему шпагу! - распорядился злобный маленький человечек.

Человечек уже предвкушал, как он, лучший в мире фехтовальщик, проткнет этого неумеху-Глеба.

Но шпагу Глебу принесли не слуги (огромные, медлительные и тупые!).

Шпага упала сверху. И это была тонкая, изящная, с драгоценным эфесом шпага Лазоревого принца.

Она, наверное, была волшебная, потому что сразу пришлась по руке Глебу.

Глеб возликовал: Принц где-то определенно недалеко, возможно, совсем рядом!

Глеб будет сражаться, а Принц будет видеть, как он отважен и ловок. А в случае беды он поможет ему!

Конечно, где-то в самой дальней дали души Глеб опасался этой дуэли: ведь он еще никогда не держал в руке шпагу.

- Не бойся! - шептала Божья Коровка. - Ты сумеешь победить! Вспомни, как лихо дрался со своими многочисленными врагами Фанфан–Тюльпан, и действуй, как он! Он всех побеждал... Ты же видел это в кино? Ты восхищался им? Стань сам Фанфаном!..

Маленький человечек рассек воздух клинком и противно хихикнул. Очарование его как-то поблекло. Глаза стали злыми-презлыми.

Он подпрыгнул и сделал выпад.

“ Дзынь! Дзынь!” Со звоном скрестились шпаги.

Глеб все делал так, как его любимый герой Фанфан–Тюльпан.

Он то отскакивал, то наступал...

Легкий прыжок - его шпага у груди противника... Укол! Ура!

Маленький злобный человечек вскрикнул, раненый!

Какое счастье, что Глеб случайно увидел по Телеку этот фильм перед самым отъездом в деревню.

Он толком и не помнил из фильма ничего. Кажется, Фанфан какую-то принцессу спасал или свою невесту?.. Но это было совсем не важно.

Глеб вообще кино “про любовь” не смотрел, ерунда все это, неинтересно. Он и этот фильм бы выключил, если бы не такие красивые и смешные поединки.

Ах, как Фанфан–Тюльпан фехтовал, как он всех-всех врагов побеждал, какой он был ловкий, смелый и умный!.. Вот что было интересно Глебу.

И неожиданно - пригодилось!

Глеб, как ему Божья Коровка советовала, совсем стал Фанфаном. И у него, честное слово, получалось!

Он наступал! Укол!..

На белой рубашке злобного человечка снова показалось пятнышко крови...

Маленький злобный человечек выругался на непонятном языке и яростно кинулся на Глеба!

Шпаги вновь скрестились...

“Дзинь! Дзинь!” - звенела сталь в тишине.

Глеб совершил обманное движение, потом глубокий выпад и сильный взмах... (Ну, совсем так, как Фанфан–Тюльпан!)

Он сумел выбить шпагу из руки маленького человечка. Она отлетела далеко в сторону! А человечек споткнулся, не удержал равновесия и растянулся на земле.

Глеб приставил шпагу Лазоревого Принца к груди врага.

- Добей его! - взволнованно зашептала Божья Коровка.

Но Глеб не мог добивать безоружного. Разве доблестный и благородный Фанфан пошел бы на такой бесчестный шаг?

- Признаешь свое поражение? - спросил Глеб.

Злобный маленький человечек смотрел на него, лежа на земле, и молчал.

- Признаешь поражение? - спросил Глеб.

- Никогда! - прорычал маленький злобный противник.

- Добей его! - шепотом умоляла Божья Коровка. - Он не выпустит нас отсюда!

Глеб подобрал оружие противника и скомандовал твердо:

- Не шевелись, пока мы не уйдем!

Не тут-то было!

Маленький человечек, от очарования которого и следа не осталось (какое очарование может быть у существа, которое пышет злобой?), вскочил и заорал слугам:

- Хватайте его! На казнь!.. На плаху!.. На виселицу его!..

Болваны-слуги замешкались, получив так много разных команд. Они раскрыли рты и стояли, не сразу поняв, что им делать.

- Бежим! - прошептала Глебу Божья Коровка. - Лазоревый Принц задержит их, пока мы к дуплу доберемся!

И они помчались.


Откуда-то появилась Белка. Она прыгала впереди по кронам деревьев.

- Сюда! Сюда! - время от времени выкрикивала она и рыжим хвостом показывала Глебу направление.

Глеб бежал изо всех сил. Но он все-таки, хоть и задыхался, а ухитрился спросить у Белки:

- А где Васко?... - на то, чтоб произнести “де Эльдорадо”, у Глеба уже дыхания не хватило.

- Он с Принцем и Гаечкой!.. Они погоню за нами задерживают!..

Через густой подлесок и колючие кустарники пробираться было трудно:

- Давай туда! Там бежать легче будет! - крикнул Глеб и уже устремился к вымощенной красной плиткой дорожке.

- Не смей! - перепугалась Белка. - Только за мной!

- Почему? - остановился, запыхавшись, усталый-усталый Глеб.

- Это дорожка для охраны страны Гномов! - крикнула Белка.

Глеб не понял.

Тогда Божья Коровка, которая летела рядом с ним, села ему опять на плечо и шёпотом объяснила:

- По дорожке кружат Шаровые Молнии! Они очень опасны! Опаснее даже обыкновенных молний... Шаровые Молнии охраняют Страну Восточных Гномов...

- Как интере-е-есно! - захлопав от удивления ресницами, промолвил Глеб.

- Почему остановились?! Бегите! - возмущенно крикнула Белка издали, размахивая рыжим хвостом, как флагом. - Быстрее!

И они помчались снова.

Первой к дуплу прискакала Белка. Потом прилетели Гаечка и Лазоревый Принц.

Глеб подбежал почти следом и свалился от усталости рядом.

- Ну, братец Глеб, ты великий фехтовальщик! - похвалил его искренне Принц. - Без этого не знаю, как бы мы и вызволили тебя!

Он оглянулся:

- А где наш славный кот? Неужели его поймали?

Но тут они еще издали увидели, как к ним большими прыжками мчался Васко де Эльдорадо:

- Вот! - сказал он и положил к ногам Глеба драгоценную корону. - Это тебе! Награда за храбрость!

- Ты что? Украл ее? - удивился Глеб.

- Ну, что ты! Я просто конфисковал ее!

Лазоревый Принц рассмеялся:

- Возьмем ее? - и посмотрел на Глеба.

Глебу очень хотелось унести корону с собой. Зоечке показать. Доктору, похожему на Айболита, продемонстрировать. Маме с папой...

Он вертел корону в руках, любовался ею.

Но что-то внутри твердило ему, что нельзя ее брать. Нельзя и все!

И Лазоревый Принц понял его и одобрил:

- Не нужны нам чужие короны! - громко сказал он. - Брось ее на красную дорожку. Никто не сможет обвинить нас, что мы воры!

Васко де Эльдорадо смертельно обиделся, отвернулся от всех и сердито зашипел.

А Глеб погладил кота и сказал:

- Не обижайся, Васко де Эльдорадо! Ты действовал из лучших побуждений! Ты друга хотел порадовать, правда?

- Конечно! - рыкнул кот.

- Всё, братцы-кролики! Пора срочно выбираться отсюда!.. Погоню чую! - скомандовал Принц. - Глеб, полезай первым!..

Глеб сунулся в дупло (а, может быть, эту дыру трубой лучше назвать?). Голова пролезла хорошо, плечам было немножко тесновато, колено он ободрал о какой-то острый выступ, но он старательно трудился и поднимался все выше и выше...

Божья Коровка сидела у него на плече, держалась за кудрявый вихор, дышала в ухо и время от времени шептала:

- Быстрее, Глебушка! Быстрее, милый! Не ослабляй усилий!

Скоро вся компания последовала за Глебом.

Васко де Эльдорадо полз за ним и в нужные моменты подпирал, чтоб он не соскальзывал обратно и не придавил Лазоревого Принца или Гаечку.

На Белку Васко де Эльдорадо не обращал никакого внимания, хоть она иногда и просила всех не торопиться, а помочь ей. Ей, действительно, было тяжело: она нахватала столько орехов, что с трудом могла передвигаться.

- Да брось ты их! - шипел кот.

- Тебе они ни к чему, вот ты и говоришь “брось!” А я таких вкусных орехов и не ела никогда!

- Жадина! - муркал кот.

- Она не жадина! - заступился за Белку Принц. - Она их подругам тащит!

- Так я и поверил! - мотал головой и топорщил усы Васко де Эльдорадо.

- А ты не суди по себе! - возмущалась Белка.

- Я не по себе, я по тебе сужу! - злился кот.

Так они препирались, а сами всё продвигались выше и выше.

Когда к кустам орешника прибежали огромные, сильные, но глупые-глупые слуги правителя Страны Восточных Гномов, там уже никого не было.

Они побегали вокруг, в кустах пошарили, никого, конечно, не нашли и сели отдышаться.

Один из слуг вдруг увидел драгоценность, которую Принц велел оставить, чтоб их не сочли ворами.

Корона сияла и блистала синим, красным, голубым и розовым: это драгоценные камни, украшающие ее, отражали так свет подземного светила...

Слуга, похожий скорее на гору мяса, чем на разумное существо, громко, как идиот, замычал от восторга и подхватил сокровище:

- Я ее нашел! Хозяин наградит меня! - закричал он хвастливо своему напарнику и высоко поднял сияющую всеми цветами радуги корону, пытаясь нахлобучить ее на свою огромную башку.

- Дай подержать! - попросил тот.

- Э, не-е-ет! Обманешь! Сам награду получить хочешь!

И тут началось!

Первый, тот, кто держал корону, получил дубиной по голове.

А Второй, тот, кто дубиной ударил, получил такой удар ногой в живот, что вздохнуть не мог целую вечность.

Вздохнуть-то он не мог, но в корону так вцепился, что оторвать его не было сил.

Тогда Первый укусил его за руку. До крови.

Тогда Второй боднул его в грудь. А потом достал ногой до подбородка, так что зубы у Первого лязгнули...

Но драгоценную корону они оба держали крепко и тянули каждый к себе.

Кусты, сражаясь, поломали. Орехи в землю затоптали. А пыхтели так, что далеко в округе было слышно.

И путешественники в дупле услышали.

- Полюбопытствую, в чем дело, - прошептала Божья Коровка. - Я - маленькая, меня не заметят!

- Давай! - разрешил Принц. - А вы поторопитесь, ребята! - попросил сотоварищей.

И они с удвоенной энергией стали продвигаться вверх, помогая друг другу и цепляясь за каждое углубление, за каждый выступ...

Божья Коровка осторожно выглянула наружу. Но могла бы и не осторожничать. Даже если бы она была такая большая, как слон, ни Первый, ни Второй не обратили бы на нее внимания.

Они были очень заняты! С переменным успехом тягали драгоценную корону. Каждый к себе. Как хотелось каждому, чтоб похвала и награда досталась только ему, когда он принесет и, став на колено, протянет Правителю эту драгоценность!

- Дураки! Олухи! - прошептала Божья Коровка, увидев, как корона превращается из круга в овал. - Она же сейчас лопнет!

Но кричать она не умела, поэтому и предупредить слуг не могла. Да они и не послушали бы ее. Как всякие глупые люди, они были уверены, что они-то и есть самые умные на свете. И лучше всех именно они знают, что и как надо делать.

И болваны-силачи рвали и тянули драгоценнейшую корону каждый к себе все сильнее и сильнее.

И, конечно, она не выдержала и разломилась на две половинки!

Это произошло неожиданно и сопровождалось таким треском, будто не корона, а само пространство переломилось.

Вспыхнули и заискрили молнии.

Взорвались сразу три пульсирующих шара, которые как раз в этот миг выкатились на красную дорожку...

Божья Коровка, к счастью, успела глубже нырнуть в дупло. Вовремя почувствовала, что иначе - пропадет!..

А там, в Стране Восточных Гномов после ослепительной вспышки наступила непроглядная темь...

И тут же послышался звук осыпающихся камней, гром рушащихся горных пород...

Пространство схлопнулось и исчезло.

- А корона-то, оказывается, была волшебная! - удивленно прошептала Божья Коровка.

Она в кромешной тьме ползла по трубе (или дуплу?) вверх и зашептала Глебу:

- Я где-то уже слышала о таком... В Метеорологической Академии, наверное? Теперь эта Подземная Страна только через тысячи лет снова возникнет. А, возможно, и никогда ее больше не будет!..

Впереди засинело небо.

Божья Коровка вылетела в крону дуба, огляделась и села опять на плечо Глебу.

- Больше той страны нет, - зашептала она. - Уже нас догонять никто не будет. И мстить нам никто не сможет!

- Жаль, конечно! - сказал Лазоревый Принц. - Но уж больно был глуп этот Правитель! Он давно со мной войну вел, да только у него ничего не получалось.

- А из-за чего он воевал с тобой? - полюбопытствовал Глеб.

- Ну, один вопрос философский нас разобщил...

- Какой вопрос?.. - не понял Глеб.

- Философский! Он считал, что душа - это материя лишняя... А все лишнее надо отсечь. Существо какое-нибудь, если избавится от души, то будет жить беззаботнее и лучше... А я не мог с этим согласиться никогда! Вот мы и враждовали! Да как враждовали!

- И ты прав! И папа так считает, что без души и сердца человеку жить нельзя! - горячо сказал Глеб. - Теперь понятно, почему провалилось в тартарары это царство: и у Правителя души не было, и слуги его были оболтусы бездушные!

- Ах, как это правильно! - прошептала Божья Коровка.

- А ты умен, мальчик! Недаром я полюбил тебя! - одобрительно сказал Лазоревый Принц и, задним числом испугавшись, вспомнил: - Он ведь чуть-чуть не погубил нас, Глеб!

Васко де Эльдорадо и Белка их разговоров не слышали.

Белка громко орехи щелкала, ядрышки в узелок для подруг складывала.

А кот громко ворчал, подергивая свои пышные усы:

- И зачем только я эту корону стащил! Теперь вы скажете - я виноват, что царство погибло!

- А кто же? Конечно, ты! - сказала Белка и бросила в него орехом из своего запаса.

- От тебя одни неприятности! - подтвердила Гаечка, которая сидела рядом на ветке и деловито чистила перышки (в дупле было ужасно много грязи, паутины и пыли!)

- Ни в коем случае! - вступился за Васко де Эльдорадо справедливый Лазоревый Принц. - Жадность и зависть это царство сгубила!

- Пожалуй, я с этим соглашусь! - прочирикала Гаечка. - Жадность - это страшный порок!

И все замолчали.

А Глебу после давешней опасности так хорошо было с друзьями, что тоже помолчать хотелось.

Сидел бы всё с ними на ветке старого дуба под ласковым солнышком и сидел!..


Было бы чего ждать, а дождаться всегда можно”. Эту пословицу любил папа.

Глеб, из уважения к папе, ее тоже часто повторял.

Но еще больше он любил и лучше понимал Зоечкину пословицу: “Ждать и догонять хуже всего”.

Глеб и сам так думал, потому что на собственном опыте не раз убеждался в этом.

Еще с вечера он начал волноваться, что “Завтра” никогда не наступит.

И всё просил Зоечку разбудить его пораньше: в День рождения у него по плану было подняться в семь часов.

Уже уснули все, а Глеб все лежал и думал: как-то он пройдет, этот праздничный день? Кто в гости придет? Какие ему подарки подарят? А вдруг ничего не подарят? И Глеб заранее собирался с силами, чтоб в таком случае не обижаться и не расплакаться...

Сам он уже давно поздравительную открытку папе, маме и Зоечке написал.

Уже портрет доктора, похожего на Айболита, нарисовал. И он так давно с Зоечкой не капризничал, и так старательно лечился, и так хорошо всякие каши ел...

А морковку по Зоечкиной просьбе он грыз прямо, как заяц!

Глеб хотел заснуть, надеялся, что проснется утром, а уже и День рождения наступил...

Но сон все не шел.

Тут он вспомнил, что ничего не приготовил для Лазоревого Принца! Какой стыд! Как же это получилось?..

Да и для других своих друзей у него подарков не было!

Кроме Гаечки! Гаечке он длинную сказку о Дюймовочке приготовил.

Как быть, чем друзей одарить?..

Хорошо, что он сразу не уснул. А теперь у него было время: вся ночь впереди! Он каждому посвятит стихотворение! Поэты, Глеб по телевизору как-то слышал, именно ночью сочиняют.

Наверное, про поэтов это всё враки были, потому что, сколько он ни старался, никак у него стихотворения не получалось!..

За окном звездное небо во всю сияло.

Потом Луна вышла, и в саду каждая веточка, каждый листок видны стали...

Уже, наверное, и рассвет приближался, когда ночная бабочка в форточку влетела:

- Ты чего?.. Бессонница? - спросила она сочувственно.

- Стихи не получается! - прошептал Глеб. - Все какие-то чужие в голову лезут... “Наша Таня громко плачет, уронила в речку мячик..” - и Глеб всхлипнул.

- Не огорчайся! - утешила его бабочка. - Хоть немножко ты уже придумал?

- Несколько строчек...

- Ну-ка скажи мне!

- Да нечего говорить!?.. - глубоко вздохнул Глеб.

- Не стесняйся!

Бабочка слетела пониже, затрепетала крылышками почти над щекой Глеба, чтоб лучше слышать его:

- “ Принц Лазоревый, волшебник,

Друзей любит, как и я!

Лучше нету в мире Принца,

С ним навек душа моя!

Будь здоров!..”

Глеб остановился.

- А дальше? - спросила бабочка.

- Не знаю... Не получается!

- А знаешь, пожалуй, больше ничего и не надо! Только напиши это хорошо, цветочек нарисуй...

- Правда? - оживился Глеб. - Не очень красивые стихи, но, честное слово, от всей души!

- Не всем же быть великими поэтами, - резонно сказала ночная бабочка. - А теперь спи!

- Не могу! Мне еще нужны стихи для Божьей Коровки и для Васко де Эльдорадо!

- Васко де Эльдорадо и без стихов обойдется. Он будет искренне рад кусочку колбаски, а, тем более, целой сосиске! - засмеялась ночная бабочка. - А Божьей Коровке ты утром, как проснешься, сразу стишок и придумаешь! Пока! - и ночная бабочка крылышками взмахнула и в форточку - шурх! - и улетела.

И правда, ранним-ранним утром Глеб только глаза открыл и сразу сочинил:

“Божья Коровка,
Милая подружка,
Сарафанчик красный,
Веселенький такой!
Всё-то ты знаешь,
Всему ты училась,
Профессор мой умный,
Друг дорогой!”

Глеб подумал и в конце прибавил - не в рифму, но зато от всей души:

“Будь здорова!..”

Он тут же схватил с тумбочки бумагу и карандаши и красиво написал свои стихи.

И на каждом листе нарисовал очень красивые цветы и травы.

Потом он почесал затылок, подергал себя за вихор (совсем, как папа это проделывал!) и решил, что негоже Васко де Эльдорадо без подарка оставлять. Сосиска сосиской - это само собой! А надо нарисовать его портрет!

И он нарисовал друга, как живого. И глаза были зеленые, и полосы на шкуре получились, почти, как у тигра...

Но лучше всего усы вышли. Они как стрелы торчали и такой воинственный вид Васко де Эльдорадо придавали, что, казалось, он вот-вот бросится на врага или на добычу!..


Первой поздравить его прилетела Гаечка.

И Глеб рассказал ей сказку про Дюймовочку.

Гаечка была тронута подарком. Сказка ей понравилась. Она только не согласилась, что Дюймовочку Ласточка спасла.

- Убеждена, - надменно сказала она, - я убеждена, что Дюймовочку спасла Синица, и скорее всего, Лазоревка! А, может быть, и из нашего рода кто-то? Какая-нибудь Гаечка? А?

- В сказке написано - Ласточка! - горячо спорил Глеб.

- В книжках тоже бывают ошибки! Исправь, пожалуйста! - потребовала птица и, затрепетав крыльями, поклонилась и с поклоном удалилась, пожелав ему долгих лет жизни.

Подарка она не принесла. Но Глеб не обиделся. Он его и не ждал! Откуда у Гаечки подарок?!

Лазоревый Принц появился вместе с Божьей Коровкой.

Как они радовались стихам, что Глеб сочинил, и пересказать трудно.

Принц запел на подоконнике, размахивая шляпой.

А Божья Коровка на ладошке у Глеба кружилась и подпрыгивала в ритм песни Принца, раскрывала и складывала красные крылышки, и снова, и снова шепотом повторяла стихи, посвященные ей.

Глеб радостно и смущенно смеялся и тихонько, чтоб Зоечку не разбудить, рукой по одеялу хлопал, стараясь попасть в такт...

Конечно, нет ничего приятнее, если ты друзьям угодил!

Но Лазоревому Принцу и Божьей Коровке некуда было забирать свои подарки, поэтому они попросили Глеба, чтоб эти красивые листы со стихами и картинками он повесил на стену в своей комнате. Они будут ими любоваться каждый раз, как придут к нему в гости.

- А стихотворения мы уже и так выучили наизусть, - прошептала Божья Коровка.

- Теперь, дорогой Глеб, побежали туда, где тебе подарок приготовлен! - сказал Лазоревый Принц. - Скорее! Пока твои родные спят!

Они мчались через поле к лесу, и Глеб всё спрашивал:

- Куда мы торопимся?

И вдруг он остановился, как вкопанный, и хлопнул себя ладошкой по лбу:

- Я же для Белки подарка не приготовил! Вернуться надо!

- Вернешься - сделаешь! - подбодрил его Принц. - А сейчас бежим! Нельзя опаздывать!

Они ворвались в лес - и Глеб замер.

Вокруг небольшой поляны, зеленой от молодых трав, белой и голубой от ландышей и пролесков, кое-где золотой от цветков мать-и-мачехи, на высоких деревьях, на густых кустарниках - и под ними тоже! - расположилось множество лесных обитателей.

Они шумно и радостно приветствовали Глеба.

- Садись, пожалуйста! - предложил Лазоревый Принц. - Мы собрались, чтоб отпраздновать твой День рождения!

Глеб смутился и, как зачарованный, хлопнулся на пенек посреди полянки, и уже внимательнее огляделся.

Самые разные птицы плотно облепили ветки деревьев и кустарников. Глеб многих и по именам назвать не мог!

Многие деревья были предоставлены только белкам.

А на высокой рябине в полном одиночестве сидел большой попугай, то ли Ара, то ли Жако, Глеб не очень хорошо в попугаях разбирался.

- А попугай откуда? - удивился Глеб.

- Да от хозяина сбежал, решил в лесу жить! Он думает, что ему тут Бразилия! - хмыкнула Божья Коровка, все еще сидевшая у Глеба на плече.

- Он же пропадет зимой!

- Нет! Мы его убедим вернуться! - прошептала она.

Принц взмахнул плащом, и птичий хор разом замолк.

И тут только Глеб заметил, что, кроме птиц, вокруг поляны был кое-кто еще.

Из-под каждого куста, из-за каждого ствола выглядывали то барсук, то лисенок, то ежиха с ежатами...

Из травы ужи и гадюки головы подняли.

Жаворонки в небе звенели.

С шумом на поляну журавли опустились. С ближнего болотца прилетели.

Все замерли. Ждали чего-то.

- Дорогие друзья! - взлетел и застыл над поляной Принц на Лазоревке. - Мы собрались здесь, чтоб приветствовать нашего нового друга Глеба! Ему сегодня исполнилось восемь лет! Он всех любит и никого не обижает! Давайте в этот торжественный для него день примем его в наше Братство!

- А достоин ли он? - ухнул откуда-то недоверчивый старый филин.

- Давайте, чтоб определить это, задавать Глебу вопросы! - предложил Лазоревый Принц.

Все звери и птицы сначала молчали, очевидно, обдумывая вопросы.

А потом откуда-то снизу послышалось:

- Ты мышей боишься?

Глеб взглянул вниз. У пенька стояла на задних лапках крохотная мышка-землеройка.

- Нет, - сказал ей Глеб, - не боюсь.

- Совсем не боишься?

- Совсем-совсем! - заверил ее Глеб твердо.

К пеньку подползла Гадюка, подняла голову и зашипела:

- А гадюк ты любишь?

Глеб задумался и честно ответил:

- Нет! Гадюк не люблю! Но я никогда их не буду обижать! Никого нельзя обижать!

- Правдивый парень! Это приятно! - прошипела Гадюка. - Если бы ты сказал, что любишь гадюк, я бы не поверила тебе.

Хулиганка-сорока заорала с березы:

- А из рогатки ты определенно стрелял по птицам?

- Никогда! - возмутился Глеб.

- А в силки щеглов ловил? В клетках нас держал? - послышалось с деревьев.

Глеб не успел ответить. На рябине ворона закаркала, а потом по сосне дятел застучал:

- Требую тишины!

А когда все затихли, дятел торжественно сказал:

- Свидетельствую: всю зиму он со своей бабушкой Зоей подкармливал птиц на больничном окне. В самые лютые морозы! Даже я пару раз там спасался!

Птицы одобрительно защебетали, засвистели, закаркали и загулили.

Довольно вопросов! - высказался ястреб с верхушки сосны. - Всё ясно!

- А почему ястреба здесь никто не боится? - спросил Глеб у Божьей Коровки.

- Во время таких важных собраний никто ни на кого не охотится. Всеобщий мир! - прошептала она.

Под кустом зашевелилась ежиха, она, не высовываясь, потребовала:

- Нет, позвольте!.. Мне нужен не ответ на вопрос, но один тест...

- А что такое “тест”? - заорала необразованная хулиганка-сорока.

Ежиха не ответила. Ей было некогда. Она с пятью ежатами подкатилась к пеньку, на котором сидел Глеб.

- Возьми какого-нибудь ежонка, - предложила ежиха. - Любого!

Глеб наклонился, осмотрел ежат и осторожно и ласково поднял самого маленького. Он недоумевал: а в чем же тест заключается?

Ежиха радостно сообщила всему обществу:

- Все видели, как он бережно это проделал?! Добрый паренек!

- Хватит вопросов! Достаточно тестов! - закричали отовсюду.

- Ну, так что? Голосуем? - спросил Лазоревый Принц.

- Да! - заорало лесное сообщество.

- Кто “за”? - спросил Принц.

И все птицы с шумом взлетели на миг, и все звери одновременно подпрыгнули...

- Единогласно! - подытожил Лазоревый Принц.

И обратился к Глебу:

- Поздравляю! Теперь ты член Братства Всего Живого На Земле! - и торжественно поклонился ему, взмахнув шляпой с лазоревым пером.

Все защелкали, запели, зарычали, засвистели и в пляс пустились.

Журавли танцевали лучше всех и позвали Глеба в свой круг.

А когда они в танце поднимались над поляной, Глеб обнимал какого-нибудь журавля за шею и немножко взлетал вместе с ним.

- Чудо, как хорошо! Правда? - шептала в такие мгновенья ему на ухо Божья Коровка.


Васко де Эльдорадо выгибал спину и недовольно царапал когтями по подоконнику:

- Что ж вы меня на собрание не взяли? Забыли? Стыд и позор!.. Какие же вы друзья после этого?!

Глеб растерялся. Конечно, он не забыл о коте. Но Васко де Эльдорадо поблизости не было. А искать его было недосуг: Лазоревый Принц так торопился!

- А я тебе такой подарок приготовил! - продолжал свои упреки Васко де Эльдорадо. - Придется тебе теперь забыть о моем подарке! - фырчал кот и сердито бил пушистым хвостом по подоконнику.

- Прости, пожалуйста! - сказал Глеб. - И, пожалуйста, прими мой подарок тебе! Вот...

И Глеб протянул ему рисунок.

Васко де Эльдорадо опешил. Не ожидал подарка.

Он замер, мяукнул восхищенно, а потом долго-долго, сощурившись, разглядывал свой портрет.

- А что? - наконец произнес он. - Я - красивый, правда?

- А усы какие получились замечательные! - польстил ему Глеб. - Сразу понятно, что ты от саблезубых тигров происходишь.

Васко де Эльдорадо довольно улыбался.

- Теперь ты не сердишься? - робко спросил Глеб.

- Разве на тебя можно долго сердиться? - великодушно промурчал кот. - Эй, моя команда, вали сюда! - скомандовал он и решительно взмахнул лапой.

На подоконник вскочило пятеро пушистых упитанных котят.

И рыжий тут был, и черный с белыми пятнышками, и серенький, словно голубой, и два полосатых, совсем как Васко...

- Это твои дети? - Глеб даже захлебнулся от восторга.

- Наследники! - гордо сказал Васко де Эльдорадо. - Продолжатели рода!

Глеб потискал и погладил каждого. Ой, как они ему нравились!

Котята тыкались в руки, норовили к лицу подобраться и в нос лизнуть.

- Выбирай любого! - торжественно сказал Васко де Эльдорадо. - Какого выберешь, тот тебе и служить будет!

Все котята были так хороши, что Глеб растерялся. Выбор - это всегда так трудно!

Проснулась Зоечка, сладко потянулась и спрыгнула с кровати.

Чтоб порадовать внука, на руках прошлась.

Потом кульбит сделала. И еще кульбит!..

- Поздравляю, дружок, с Днем рождения! - выкрикнула она.

Глеб захлопал в ладоши, засмеялся, но сразу же о котятах вспомнил и спросил:

- Зоечка, а какого выбрать?

Тут только Зоя заметила сыновей и дочек Васко де Эльдорадо.

- Ну и ну! - только и промолвила она. - Это что значит?

- Васко де Эльдорадо привел своих наследников! Одного надо мне выбрать! В подарок!

Зоечка пригляделась к игривым котятам, которые на постели Глеба чувствовали себя, как дома:

- Да - а! - протянула она. - А нам разрешат родители? - засомневалась она.

Глеб опечалился. Он вспомнил, как папа и мама не захотели щенка брать, которого он из подвала соседнего дома притащил.

Васко де Эльдорадо сердито заурчал:

- Что это за люди, которые таких прелестных существ не любят?! - и начал по очереди ласкать своих сыновей и дочек.

- Разрешат, если ты захочешь! - уверенно заявил Глеб бабушке Зое. - Ты главнее: ты - папина мама!

- Я бы их всех взяла... Такие они милые! - засмеялась Зоя.

А Васко де Эльдорадо, очень довольный, погладил Зоечкину руку мягкой лапой: каждому родителю нравится, когда их отпрысками восхищаются!

Влетела Божья Коровка, села на плечо Глеба, зашептала:

- Бери рыженького!

- Почему?

- Он - самый умный!

- Ну и что?

- С умным всегда иметь дело приятнее! - уговаривала Божья Коровка.

- Зоечка, - решительно сказал Глеб, - берем рыженького! Он - самый умный!

- Откуда ты знаешь? - удивилась Зоя.

- Божья Коровка сказала...

- А как мы его назовем? - спросила она.

- Как! Как! Чего тут раздумывать? У него уже есть имя! - рассердился кот-отец.

- Какое? - заинтересовался Глеб.

- Васко де Эльдорадо Четвертый!

- А почему Четвертый? - удивился Глеб.

- Я - Васко де Эльдорадо Первый! Васко де Эльдорадо Второй и Васко де Эльдорадо Третий - вот эти полосатые, на меня похожие, как две капли воды!..

Глеб это Зоечке объяснил. Она засмеялась:

- Четвертый... Четверть?.. Четвертак?.. Не звучит! По-английски переведем - “квотер”! Нравится такое имя - Васко де Эльдорадо Квотер?

- Очень нравится! - сказал Глеб. - А сокращенное имя - просто Квотер...

Васко де Эльдорадо тоже остался доволен: он вообще уважал все иностранное и экзотическое.

- Теперь остается только уговорить родителей, - подвела итог Зоечка. - Вот они проснутся, и начнем уговаривать!..


Родители еще сладко почивали, когда прискакала Белка и уселась на ветке яблони.

- Это будет для тебя представление! Чтоб ты посмеялся! - крикнула она Глебу в окошко.

И началось!.. Белка и цыкала, и цокала, и хохотала...

Васко де Эльдорадо сидел под яблоней, снизу вверх глядел на Белку, сердито хлестал хвостом по траве, и злобно урчал, и шипел, как змея, и угрожающе мяукал...

Так всегда начиналась эта азартная игра, когда у Васко де Эльдорадо бывало свободное время. Ну, как в этот раз...

Наследников увела кормить завтраком его супруга Глафира, беспородная деревенская кошка, правда, очень красивая и потому очень много о себе воображающая.

А с рыженьким котенком Васко де Эльдорадо Квотером занималась уже Зоя... Она учила его молоко из блюдца аккуратно пить.

Вот и переговаривались и ругались Кот с Белкой в свое удовольствие и Глебу на потеху. Времени у них было - море!

Игра скоро пошла всерьез - страшно подумать, что было бы с Белкой, если бы Васко де Эльдорадо, впав в азарт, схватил ее своими острыми когтями!

Но ему это никогда не удавалось!..

Когда в комнату вошли папа и мама, Зоя спрятала Квотера под одеяло, а Глеб приложил палец к губам: тихо, мол!

Он хотел, чтоб родители тоже увидели и услышали, как Васко де Эльдорадо с Белкой ссорятся! Редкое зрелище!

И папа и мама, Зоечка и Глеб долго наблюдали за ними и веселились.

- Это для меня они стараются, мне на День рождения подарок! - смеялся и объяснял родителям Глеб.

Тут папа догадался, притащил фотоаппарат и запечатлел эту картинку: яблоню, Белку на ней и Васко де Эльдорадо, вставшего на задние лапы в надежде дотянуться до Белки...

Громадный черный пес, очевидно, сорвавшийся откуда-то с цепи, примчался в сад, прыгнул под яблоню, громко и заливисто лая, и прекратил азартную игру-охоту.

Васко де Эльдорадо мигом вскочил на ветку неподалеку от Белки.

Белка и кот тут же объединились и уже вместе стали дразнить пса.

Пес рычал и прыгал, хотел на яблоню взобраться, но не тут-то было: по деревьям-то пес лазить не умел!

- Чья это собака? Какая злая! - сказала мама.

Глеб тоже подумал, что собака очень страшная. Он ее в первый раз увидел, а как она лаяла басом, слышал часто. Особенно поздними вечерами и ночью. С такой собакой одному встретиться страшно-страшно!

- Соседская собака, - ответила Зоя. - Она всегда на цепи!..

А папа высунулся до пояса в окно и храбро прогнал собаку из сада.

Где-то вскоре еле слышно что-то зазвенело.

Вероятно, злого страшного пса соседи снова посадили на цепь, подумал Глеб.

А потом папа и мама начали целовать, обнимать и поздравлять Глеба с Днем рождения и нечаянно придавили Квотера, которого Зоя у Глеба под одеялом спрятала.

Квотер обиженно запищал. Глебу пришлось его показать.

Тут родителям деваться было некуда: не огорчать же сына в такой торжественный день!.. И они согласились, чтоб Квотер остался у Глеба навсегда.

Мама даже погладила котенка и поахала, какой он красивый.

А папа щелкнул его по розовому носу и ласково потянул за рыжий хвостик.

Глеб родителям родословную Квотера изложил и глубокомысленный вывод сделал: если Васко де Эльдорадо от саблезубых тигров происходит, то, значит, и Квотер - тоже от них! Очень знатная порода!

- А меня сегодня приняли в Братство Всего Живого На Земле! - похвастался потом Глеб.

- Ну, сын! - удивленно сказали папа и мама. - Поздравляем!

Зоя тоже растрогалась и даже поцеловала внука, что она делала чрезвычайно редко.

Но почему-то они ему пока ничего не дарили. Глеб немножко удивлялся, но Лазоревый Принц убедил Глеба, что ждать, а тем более требовать подарков нехорошо.

Поэтому Глеб не расстраивался и в руки родителям не глядел.

Но через открытую дверь он нечаянно, краем глаза все-таки усмотрел какие-то разноцветные пакеты, пакетики и свертки в соседней комнатке на столе...

“Неужто это мне?” - подумал Глеб и стал немножко ждать и чуточку надеяться.

Это, и правда, всё ему предназначалось.

Родители принесли подарки Глебу, положили торжественно на постель и на тумбочку: альбом, карандаши, краски, книги, конфеты...

- А самый главный подарок будет позже! - пообещал таинственно папа. - Я за ним сейчас поеду.

- Куда поедешь? - спросил, любопытствуя, Глеб.

- За кудыкину гору, - отшутился отец.


Белка, Гаечка, Божья Коровка и Васко де Эльдорадо - вся дружная компания сидела на старой яблоне, щедро усыпанной румяными, хотя еще и недозревшими яблоками.

Ждали. С большим интересом.

Они никогда не видели, как он, вообще, празднуется, День рождения.

Долго-долго ничего в комнате не происходило. Если не считать, что мама и Зоечка сначала полечили Глеба.

Потом они подстригли его кудрявые вихры и одели ему красивую синюю майку. Новую.

А уж потом стали кормить котенка Квотера, убирать комнату и развешивать по стенам портреты, которые Глеб нарисовал.

Мама кнопками прикалывала большие листы и всё восхищалась. Ей и Лазоревый Принц очень понравился, и, особенно, Васко де Эльдорадо.

- Как живой! - искренне удивлялась мама.

- И стихи хорошие мальчик сочинил! - поддерживала ее восторги Зоечка.

Она, как и многие бабушки, во внуке души не чаяла, и все, что он делал, казалось ей прекрасным.

Глебу такие восторженные отзывы нравились, хотя он немного и сомневался в качестве своих стихов.

- Наверное, мама и Зоечка преувеличивают, - время от времени думал он.

А зрители, затаившись за большими яблоками и зелеными листьями, все терпеливо ждали и ждали, когда же, наконец, начнется праздник.

Неожиданно рядом с ними на ветке появился Лазоревый Принц, и тут все поняли, что сейчас что-то произойдет.

И правда, сначала загудела машина, потом где-то хрипло залаяла собака и замолчала, потом вдруг совсем близко зазвучали веселые голоса.

В комнату первыми вошли папа и доктор.

Глеб даже сначала его не узнал. Доктор всегда был похож на Айболита, а сегодня он был совсем, как Дед Мороз.

Почему? Потому что Игорь Моисеевич отрастил бороду. Глаза у него остались прежние - добрые-предобрые, лицо почему-то помолодело, а аккуратно подстриженная борода была не по годам совсем белая...

Глеб сразу представил его в огромной зимней шапке и тулупе, подпоясанным красным кушаком: ну, вылитый Дед Мороз. Особенно, если у него в руках еще и мешок с подарками окажется.

- Здравствуйте, Дед Мороз! - радостно крикнул Глеб и протянул к доктору руки.

Но Глеба ждала еще большая радость.

Следом за папой и Игорем Моисеевичем в комнату скромно протиснулись двое закадычных друзей Глеба. Колька, с которым он по телефону в прятки играл, и Дарьюшка, девочка из соседней квартиры. С ней Глеб с детского сада дружил, хоть она и не в его классе училась.

Это и был главный подарок папы любимому сыну. Он специально за ними ездил, и это было с его стороны очень хорошо.

Друзья поздоровались с Глебом и почти сразу вприпрыжку побежали в сад, чтоб не мешать Игорю Моисеевичу, доктору, теперь похожему не на Айболита, а на Деда Мороза.

А доктор принялся осматривать, ворочать, жать и давить больного.

- Ой! - вскрикивал Глеб.

- Терпи, казак, атаманом будешь! - бурчал доктор и поводил белой бородой.

- А-а-а! - орал Глеб и отталкивал его.

- Ух, ты, неженка! - сердился доктор. - Терпи!

Глеб обижался и постанывал.

А Игорь Моисеевич никакого внимания на это не обращал.

Глеб даже испугался, что ему хуже станет, так его намял добрый доктор.

А, может, он теперь совсем и не добрый? Был похож на Айболита, так и был добрым, а стал, как Дед Мороз, вся доброта и заморозилась. Глеб уж совсем серьезно так готов был подумать!..

Но все закончилось хорошо.

Игорь Моисеевич, торжествуя, белую бороду крепко подергал, расплылся в добрейшей улыбке и разрешил родителям поднять и посадить Глеба на постели. Впервые за долгое время!

Зоечка и мама под спину ему подушки торопливо намостили, и Глеб уселся на своей кровати, как фон-барон!..

Он так радовался, что ему, наконец-то, разрешили сесть. У него от радости даже голова кружилась.

Прибежали тут же друзья, Колька и Дарьюшка, одарили именинника мороженым, которое из города привезли в переносном холодильничке-сумке.

И себя они, впрочем, тоже не забыли.

Не забыли даже Квотера неведомым в деревне лакомством угостить.

Все дружно принялись лизать пломбир в стаканчиках.

А Игорь Моисеевич, - ну, вылитый Дед Мороз, только что в летней курточке! - хитро улыбаясь, притащил откуда-то огромный пакет и положил его на колени Глеба.

Глеб с трудом развернул его и ахнул: там была удивительная книга. Золотыми буквами на синей обложке было вытиснено “Рассказы о ближнем и дальнем Космосе”.

В ней было все: и рисунки космических кораблей, и карты звездного неба, и рассказы о разных Галактиках...

- Спасибо! Спасибо! - закричал Глеб.

- Ой, оглушил! - недовольно прошептала его верная подружка Божья Коровка, которая давно уже к нему на плечо перебралась.

Доктор, похожий сразу и на Айболита и на Деда Мороза, наклонился, пощекотал его мягкой бородой по щеке, и они крепко обнялись.

Доктор, как заговорщик, подмигнул Глебу и сказал:

- Теперь ты будешь знать имена всех звезд и названия всех созвездий! Правда, интересно?


Глеб сидел в подушках, как фон-барон, а вокруг него все собрались. Стол к его кровати принесли, расселись кто на стульях, кто на табуретках...

Васко де Эльдорадо через окно по-пластунски лазутчиком пролез и рядом с Квотером на кровати у Глеба расположился.

Глеб и Лазоревого Принца к столу звал, и Гаечку, но они сказали, что в комнате слишком душно и лучше они посидят на воздухе. А угощение им можно и на подоконник поставить...

И начался тут пир на весь мир!

Во-первых, Зоечка внесла именинный пирог с горящими свечами. Все захлопали в ладоши.

А Глеб ка-а-ак дунул! Все восемь свечей потушил сразу!

Во-вторых, когда пирог съели (а съели его мгновенно, он был очень вкусный: Зоечка так же великолепно пироги пекла, как и кульбиты делала!), начались выступления гостей.

Мама с папой специально для Глеба романсы пели. Глеб очень любил, когда родители пели вместе. Только это редко бывало: работали они много!

Слушатели им бурно аплодировали, и папа с мамой на бис еще спели “Утро туманное, утро седое...”

Потом Зоечка сначала играла с Квотером, который высоко прыгал и гонялся за бумажным бантиком на веревочке. Глеб и Колька с Дарьюшкой хохотали от всей души над его цирковыми прыжками.

Потом Зоечка оставила уставшего котенка и сама сделала много-много кульбитов.

А потом так разошлась, что еще и красиво сплясала стремительную Лезгинку под своё собственное ля-ля-ля!.

Ей долго-долго аплодировали.

Громче всех аплодировал доктор, похожий и на Айболита, и на щедрого Деда Мороза. Зоечка даже застеснялась!

Потом Колька принялся анекдоты рассказывать. Он их везде собирал и столько знал! И все истории он рассказывал так, будто это с ним самим происходило:

- Вот иду я с мамой по двору. А ребята спрашивают: ”Куда ты?” “В гости!” - отвечаю я и на маму смотрю. А она подсказывает: “В гости к знакомому писателю.” Тут какая-то девочка сморщилась и говорит: “Твоя мама обманывает! Все писатели уже давно умерли!”

Слушатели и в комнате засмеялись с пониманием, а на яблоне анекдота не поняли, но дружно засмеялись, потому что в комнате веселились.

- А вот еще! Анекдот от Никулина! - объявил воодушевленный общим смехом Колька. - Слушайте! Из пунктов А и Б навстречу друг другу отправились два поезда. Они должны были встретиться в пункте С. Но - не встретились! - и Колька паузу выдержал, ожидая, когда ему вопрос зададут.

- А почему не встретились? - простодушно удивился папа

- Не судьба! - лукаво ответил и понарошку вздохнул Колька.

Все хохотали, слезы вытирали и за животы держались!

Глеб тоже смеялся вместе со всеми, хоть в этот раз и не очень понял, что же тут смешного.

Колька был очень доволен своим успехом: милое дело веселить людей!

Кольку часто спрашивали: “Кем ты будешь?” А он каждый раз отвечал: “Я ? Конечно, Жванецким!”

Колька любил, чтоб он рассказывал, а все смеялись без перерыва, как на выступлениях Жванецкого!

Дарьюшка долго стеснялась выступать в таком многолюдном обществе, но потом ее упросили, и она все-таки вышла на середину комнаты и прочла свое любимое стихотворение: “У Лукоморья дуб зеленый...”

И пока она читала - громко и с выражением! - Глеб все на тот дуб за забором глядел, куда молния ударила и где дупло было...

Может, эти стихи про его дуб написаны? С ним и возле него тоже чудеса происходили!.. Рассказать об этом друзьям или не рассказывать?

- Ах, какая ты умница, Дашенька! - одобрили ее и мама, и Зоечка, и доктор...

Ну, и , конечно Колька и Глеб и тоже долго хлопали в ладоши.

Но поразил собравшихся Игорь Моисеевич, доктор, похожий и на Айболита, и на Деда Мороза. (И сразу не сообразишь, на кого же больше!)

- Я вам театр Выразительных Рук покажу! - сообщил он, когда очередь пришла ему выступать.

Сначала Игорь Моисеевич пошептался с папой насчет музыкального сопровождения, и папа принес магнитофон и вставил какую-то кассету...

Потом по его просьбе соорудили занавес из большого платка, натянутого от стены до двери.

Доктор еле уместился за этим занавесом, но, наконец, весь спрятался.

Все ждали.

Зазвучала музыка.

И вдруг над натянутым платком появились руки доктора. Но уже через миг все забыли, что это руки человека! Произошло чудо.

Это Лебедь и Лебедушка плыли по волнам...Очень нежны они были друг с другом...

Потом откуда-то с неба на птиц упал Коршун...

Лебедь должен был защитить свою подругу!

Началась борьба!.. Не на жизнь, а на смерть!

Зрители могли поклясться, что в отчаянной этой битве вода окрасилась кровью...

И так страшно вдруг стало, что победит злой Коршун!

Но нет! Ему не удалось! Лебедь ведь не только за свою жизнь сражался, он Лебедушку защищал!

Злой Коршун, тяжело раненый Лебедем, еле взлетел и скрылся куда-то умирать.

А возле Лебедя Лебедушка оказалась. Она клювом нежно расправила его помятые перышки, благодарно крылом обняла...

И опять они поплыли по водам, дружно, рядышком!...

Музыка закончилась. И птицы исчезли.

Зрители даже не сразу аплодировать стали, когда доктор вышел из-за занавески и поклонился.

Для гостей Глеба, и для его друзей, и для всей компании, сидящей на ветках яблони, - это было потрясенье, совсем как настоящий театр!

Потом взрослые ушли в другую комнату. Там их ждал свой, взрослый стол. Не с лимонадом, а с шампанским!

Компания на ветках яблони увеличилась: Васко де Эльдорадо в комнате засиделся, решил их проведать.

Божья Коровка на яблоню полетела, потому что заволновалась: не заскучают ли без взрослых Глеб и его друзья? Не пора ли к ним всей честной компании проникнуть и повеселить?

Но сообща решили подождать немножко... Понаблюдать за их играми. Это же интересно!..


А  дети не заскучали. Им даже веселее стало.

Их развлекал Квотер.

Он прыгал, бегал, играл с бумажкой и с косичками Дарьюшки, научился стоять на задних лапах и с удовольствием слизывал крем с пирожного:

- Какой умный котенок! - восхищалась Дарьюшка. - Подари мне его!

- Не могу, - вздыхал Глеб. - Он мне самому очень нравится!

- А я щенка хочу! - говорил Колька. - Я его выращу и научу всяким собачьим наукам. Он будет самый умный на всей Планете!..

- Собака - это хорошо!.. - задумалась Дарьюшка. - Она защищать умеет! Но Квотер лучше, правда? Я его у тебя утащу!

- Как это утащишь? - не понял Глеб.

- Украду!

- И не думай! Он - мой! Я Квотера уже полюбил и я его тоже всяким цирковым штукам научу! Мне Зоечка поможет! - сказал Глеб. - Он такой умный, он даже лучше собаки все сумеет делать!

Друзья не стали возражать: во-первых, Глеб был именинник, а с именинниками не ссорятся, а, во-вторых, котенок, действительно, был необычайно умный, как все рыжие (и люди, и звери!)

Дашенька вздохнула и подумала, что Глеб, может быть, все-таки даст ей с Квотером поиграть, когда домой вернется. Они ведь совсем рядом живут. Глеб, может, даже Квотера на день-другой к ней в гости отпускать: друзья ведь они?

И она повеселела и опять стала у Кольки бумажкой на веревочке переманивать Квотера к себе, чтоб он за нею бегал, а не за Колькой.

- А с кем я вас сейчас познакомлю! - таинственно сообщил им Глеб, когда они наигрались с Квотером и немножко устали.

- С кем? - очень заинтересовались друзья и посмотрели на Глеба.

Они уже давно знали этот его таинственный тон: значит, он сейчас что-то такое необычное сообщит!..

А Глеб, наконец, решился свою тайну открыть.

Он не волновался, был уверен, что Колька и Дарьюшка не скажут, что он всё выдумывает, даже если Лазоревый Принц не захочет им показаться.

И они поверят на слово Глебу и будут за него только рады.

А тайну сохранить друзья, конечно, сумеют. Это уже всей долгой дружбой - с младшей группы детского сада! - было проверено.

- Идите, друзья мои милые, знакомиться! - призывно взмахнул рукой Глеб, глядя на большое общество, собравшееся на ветках яблони. - Милости прошу к нашему шалашу! - добавил он, вспомнив вежливые слова своей второй бабушки, маминой мамы, которую не видел уже целую вечность. Говорили, правда, что она умерла, но Глеб не верил этому. - Милости прошу! - повторил он, глядя за окно в сад.

Первой на постель Глеба прилетела Божья Коровка.

- Ты не боишься, что они нас обидят? Ты так им веришь? - шепотом озабоченно спросила она.

- Кому же верить, если не друзьям!? - убежденно сказал Глеб.

Потом в комнату впорхнула Гаечка.

Она надменно взглянула на Кольку, который никакого угощения ей не приготовил, уселась на протянутую ладонь к Дарьюшке, и стала склевывать с ее ладони вкусные крошки от торта.

Васко де Эльдорадо и Белка почти одновременно оказались на постели Глеба. Они не выражали никакого желания подружиться с Колькой: он так был похож на одного деревенского мальчишку, который в них из рогатки всегда норовил попасть!

Глеб их угостил, чем Бог послал: Васко де Эльдорадо бутербродом, а Белку грецкими, уже очищенными орехами. А потом успокоил их, сказал, что Колька хороший, он никого не любит обижать, и представил их друг другу.

Колька как услышал, что кота зовут Васко де Эльдорадо, так с ума сошел от восторга.

А когда узнал от Глеба про все их приключения, то заорал от радости и запрыгал чуть не до потолка.

Дарьюшка тоже бурный восторг проявила бы, но она боялась Гаечку испугать, поэтому даже совсем не шевельнулась и только тихо-тихо пугалась, когда Глеб про подземное царство рассказывал, или тихо-тихо похихикивала, если он рассказывал что-нибудь смешное.

Квотер тем временем вспрыгнул на кровать и лег рядом с Васко де Эльдорадо и стал его розовым шершавым язычком облизывать - ласкался к отцу!

- Глеб! - не выдержала Дарьюшка. - Глеб, пожалуйста, попроси Васко де Эльдорадо и мне котенка подарить. У него же, наверное, еще дети есть?

- А в чем дело?! - сказал, не дожидаясь просьбы Глеба, Васко де Эльдорадо. - Сию минуту и притащу, пока она не передумала! Надо же мне котят в хорошие руки определить!

И он тут же притащил Васко де Эльдорадо Третьего.

Дарьюшка и про Гаечку забыла, схватила котенка, к себе прижала и поцеловала.

Гаечка немедленно обиделась и, надменно взглянув на всю честную компанию, вылетела в сад и скрылась где-то в малиннике.

Белка тоже перестала грызть орехи. Но совсем не потому, что обиделась или огорчилась, когда на нее перестали обращать внимание. Только Васко притащил котенка, как она вспомнила о своих бельчатах, решила, что их давно пора кормить и, захватив у Глеба как можно больше орехов, помчалась к своему гнезду.

А дети ничего этого не заметили. Они увлеченно рассматривали сына Васко де Эльдорадо.

- Он третий, да? - спросила Дарьюшка. - Я его Третьяк назову!

- Ты с ума сошла! - не согласился Колька. - Таким знаменитым именем - да котенка!? Назови попроще - Трёшка!

На слух попробовали: Трёша, Трёшенька, Трешка!.. Подходит!

Васко де Эльдорадо это имя не совсем понравилось, то ли дело - Квотер! Но он не стал возражать: был рад, что удалось пристроить сынка в хорошие руки.

Отцовское сердце - вещун! Васко де Эльдорадо сразу понял, что Дарьюшка не даст его сынка в обиду и не позволит своим родителям выгнать котенка на улицу, даже если они захотят это сделать.

Она ляжет у двери и скажет: ”Тогда и меня выгоняйте!”

А родители не захотят этого сделать: в конце концов, у них только одна дочка, а выгонишь ее - и ни одной не останется!

Колька и Дарьюшка тут же начали Трешкины способности проверять и вскоре убедились, что он так же хорошо бегает и прыгает за бумажкой, как и Квотер. А, может, даже лучше!

Васко де Эльдорадо был очень доволен. И особенно потому, что Глеб веселился и смеялся больше всех над цирковыми номерами Трешки. Смеяться Глебу было очень полезно!

- А где же Лазоревый Принц? - тем временем волновалась Божья Коровка, то распуская, то складывая свои красивые красные крылья. - Почему он не появляется?

Глеб перестал смеяться и тоже заволновался.

Может, Лазоревый Принц не показывается потому, что Глеб друзьям все тайны раскрыл?

Может, этого нельзя было делать, и теперь он рассердился или обиделся?

А вдруг он Глеба болтуном и пустым хвастуном считает?

Глеб готов был заплакать от огорчения, но...

На подоконнике Глеб увидел быстро бегущего черного муравьишку. Он возликовал:

- Смотрите! Смотрите! - закричал он друзьям. - Вы думаете - это муравей? Фигушки! Сейчас вы увидите, кто это!

- А кто? - у Кольки глаза круглыми стали.

- Неужели это Лазоревый Принц? - недоверчиво протянула Дарьюшка.

- Конечно! - заорал Глеб.

И перед ними вправду оказался не муравей, а Лазоревый Принц!

Он был совсем такой, как на портрете, который Глеб нарисовал.

Широкополая шляпа с голубым пером, короткий голубой плащ, на боку на голубой перевязи - шпага с драгоценным эфесом. Лакированные голубые сапожки с раструбами довершали его элегантный костюм...

Дарьюшка, как когда-то Глеб, потянулась потрогать его.

- Без рук! - строго сказал Лазоревый Принц.

И девочка испуганно отдернула руку.

Божья Коровка вспорхнула с плеча Глеба, подлетела к Принцу и что-то прошептала ему на ухо.

- Хорошо, моя дорогая! - согласился с нею Принц и, повернувшись к детям, спросил: - А не попутешествовать ли вам в страну эльфов? Это совсем безопасно! - и посмотрел на Глеба, чтоб узнать, как он к этому относится.

- Конечно! Конечно! - зашептал Глеб.

У него от радостного волнения даже голос пропал.

Лазоревый Принц широко улыбнулся и у Кольки спросил:

- А ты готов к такому путешествию?

Колька недоуменно сморщил нос - он никогда ни о такой стране, ни об эльфах не слышал.

- Ну, можно... - неуверенно сказал он.

А Дарьюшка, не дожидаясь вопроса, громко захлопала в ладоши - она много знала об эльфах, потому что читала волшебные сказки.

- Тогда помчались! - взмахнул плащом Принц. - Пока взрослые отдыхают!


Они по очереди выпрыгнули в окно, пробежали через сад и через луг, и помчались куда-то вглубь леса вслед за Лазоревым Принцем.

Его несла на спине Гаечка, и детям трудно было поспевать за ними.

На опушке пришлось передохнуть.

Они бросились на траву и только потом посмотрели друг на друга, и сразу же начали смеяться. И было отчего!

Щеки Глеба, лоб Кольки и нос Дарьюшки - все были в желтой пыльце. Ромашки цвели везде на лугу, дети бежали через луг, и высокие белые цветы с золотыми сердечками ласково гладили их лица, оставляя на них золотую пыльцу...

Лазоревый Принц сказал:

- Тихо! Здесь уже нельзя шуметь - не то эльфы испугаются!

И тут их догнал взволнованный Васко де Эльдорадо. Да не один! На спине его, крепко уцепившись за шерсть, восседал Квотер. А Трешу Васко де Эльдорадо тащил в зубах, и тот смешно болтал на весу хвостом и лапками.

- Тебе нельзя с нами! - строго сказал коту Лазоревый Принц.

- Почему? - обиженно спросил Васко де Эльдорадо и выпустил Трешу изо рта.

Треша шлепнулся на траву. Падать было невысоко и мягко, и он не ушибся.

- Почему? Почему? - возмущенно зашептала на ухо Глебу Божья Коровка. - Будто сам не понимает!

А Лазоревый Принц все-таки объяснил:

- Ты не вытерпишь, и с эльфами начнешь играть! И еще кого-нибудь придушишь, как мышку!

- Но они же умеют летать?! - хитро прищурился Васко де Эльдорадо.

Гаечка сердито щелкнула клювом:

- Не всем от тебя улететь удается!.. Кое от кого только перышки летят!

Дети смотрели то на Гаечку, то на Васко де Эльдорадо: что он ответит?

- Кто старое помянет, тому глаз вон! - сказал он. - Я уже давным-давно на своих не нападаю!

- Ха! - прошептала Божья Коровка. - Совсем недавно меня стремился поймать!

- Я же шутил! Играл! - всерьез обиделся кот. - И такой поклеп, такую напраслину на меня при моих детях возводите! Что они об отце думать будут!?

- Ладно, - согласился Лазоревый Принц, - пойдем с нами! Только слово дай...

- Даю! Даю!.. - заторопился Васко де Эльдорадо.

И снова Терешин загривок зубами прихватил.

- Оставь его, - сказала Гаечка. - Он сам дойдет - теперь уже близко!

Все двинулись на цыпочках, и шли так тихо, что веточка не хрустнула под ногами, листок не шевельнулся...

И вдруг из-за кустов и подлеска они увидели залитую солнцем поляну, а на ней повсюду - созревшая земляника.

А над этой поляной кружили, опускались на земляничные листья и снова взлетали тысячи сверкающих разноцветных бабочек.

- Замрите! - прошептал Лазоревый Принц.

И Глеб, Дарьюшка и Колька замерли.

- Внимательно наблюдайте! - опять прошептал Принц.

Не сразу дети поняли, что это вовсе не бабочки над земляничной поляной парят, а самые настоящие эльфы!

Ах, какие тонкие у них были черты лица! Какие большие глаза! Какие вьющиеся золотые волосы!

Одежды их были словно сотканы из серебряных нитей, тонких, как паутина, а большие крылья за спинами сверкали всеми цветами радуги...

Казалось, что эти воздушные существа просто резвятся и играют...

Не сразу дети сообразили, чем эльфы заняты!

Ни Глебу, ни Дарьюшке, ни Кольке и в голову не могло прийти, что такие легкие и прекрасные созданья просто работают, трудятся в поте лица, заготавливая себе провиант на долгую русскую зиму.

А эльфы работали! Да еще как работали!

Они отпиливали плодоножку земляники, потом несколько эльфов подхватывали ягоду и, дружно, ритмично взмахивая крыльями, поднимались над травами и несли ее куда-то на другой конец поляны.

Ягоды они выбирали самые крупные, самые красные.

У детей слюнки потекли, когда они представили, как вкусна эта спелая земляника.

- На зиму собирают, да? - наконец прошептал догадливый Колька.

- Надо же им чем-то питаться, - сказал Глеб.

- А разве эльфы что-нибудь едят? Никогда не читала об этом! - удивилась Дарьюшка.

Лазоревый Принц сначала погрозил им пальцем, а потом приложил палец к губам: тихо, мол!

Дети перестали шептаться. А Лазоревый Принц поднялся из травы и направился на середину солнечной поляны, где трудились эльфы.

Они увидели его, радостно что-то прокричали. То ли “гип-гип, ура!”, то ли просто “ура!” И слетелись поближе.

Принц снял шляпу и поклонился. Потом они, собравшись над поляной в трепещущий кружок, вместе стали что-то обсуждать.

- О вас разговаривают! - прошептала Божья Коровка Глебу на ухо.

Но дети и сами уже догадались, потому что все эльфы, словно по команде, повернулись и стали всматриваться в кусты, за которыми прятались дети.

- Выходите, друзья! - взмахнул шляпой Лазоревый Принц и радостно засмеялся. - Вас ждут!

- Выходите спокойно! Без резких движений! - предупредила ребят Гаечка. - А ты, Васко де Эльдорадо, не вздумай на поляне показаться! И сыновей своих рядом придержи!

- Да почему? - обиделся кот.

Гаечка только черным глазком повела, не снизошла до объяснений.

Дети медленно вышли из-за кустов.

Эльфы засмеялись им навстречу, затанцевали, крылья их затрепетали, солнечные лучи отразились зайчиками от их серебряных одежд...

На поляне стало так радостно и весело, что ни в сказке сказать, ни пером описать!

Прекрасный эльф вспорхнул и сел на протянутую Дарьюшкину ладонь.

Глеб и Колька тоже протянули руки, и к ним на ладони тоже доверчиво опустились эльфы.

- Угощайтесь ягодами, друзья! - они широким жестом указали на земляничную поляну.

Но детям не до земляники было, они шевельнуться боялись, чтоб не напугать эльфов, чтоб они подольше побыли на их ладошках. Так хотелось их рассмотреть поближе. Когда еще такой случай представится!

Все дело испортил Васко де Эльдорадо.

Он вдруг ринулся из-за кустов на поляну большими прыжками и выкрикивал:

- Как вам всем не стыдно! “Не показывайся! Не выходи!” Я что? Разбойник?

Один глаз у него был прищурен, а другой, широко раскрытый, горел зеленым огнем. И на разбойника он в эти минуты похож был, как две капли воды!

А между тем Васко де Эльдорадо истошно орал:

-Я - самый знатный и благородный кот в мире! Мне тоже хочется познакомиться с эльфами!

За ним, негодуя, подпрыгивая, путаясь в траве, с громким мяуканьем еле поспевали преданные сыновья - Квотер и Трёша.

Голос Васко де Эльдорадо стал хриплым от обиды. Пушистый хвост его сердито бил по траве, метался из стороны в сторону...

Гаечка, подражая ястребу, камнем падала на него с неба и норовила клюнуть в нос, она очень волновалась за безопасность эльфов: потому что кот, пусть даже самого благородного происхождения, в минуты ярости или азарта становился неуправляем и все его действия предсказать было невозможно.

Васко де Эльдорадо не обращал на крохотную птицу никакого внимания, только голову в сторону отворачивал и иногда глаза лапой прикрывал: боялся, что Гаечка вместо носа в глаз угодит клюнуть.

- Я никогда не видел эльфов! - и хрипел, и взвизгивал Васко де Эльдорадо.

На бегу он продолжал требовать, чтоб его тоже познакомили с этими прекрасными существами:

- Это небывалая редкость в наших краях! Почему вы меня хотите изолировать?! - требовательно орал он.

Глеб схватил и пытался силой удержать Васко де Эльдорадо.

Но кот так разбушевался и забылся, что укусил его за руку и до крови царапнул по ноге.

Глеб ойкнул и острым своим локтем отбросил кота подальше.

Васко де Эльдорадо зашипел, как горячий утюг, на который попала вода.

Квотер и Треша в знак солидарности с папашей вздыбили шерсть, думая, что все их тут же испугаются.

Они даже хотели напасть и поцарапать Кольку и Дарьюшку. Пример старших заразителен!

К этому времени все эльфы, звонко смеясь, поднялись высоко в воздух, и над земляничной поляной словно стеклянные колокольчики кто-то раскачал, а от трепета их крыльев словно радуга встала.

Божья Коровка взлетела с плеча Глеба и стала кружить вместе с эльфами, что-то нашептывая им. Очевидно, извинялась за всю компанию.

- Замри! - сердито скомандовал коту Лазоревый Принц.

Васко де Эльдорадо тут же приник к земле: он почему-то шевельнуться не мог, только глазами двигал то вправо, то влево... Наверное, это был гипноз.

- Так ему и надо! - насмешливо сказала Гаечка. - Угомонился! - и села на торчащий вертикально хвост Васко де Эльдорадо, как на сучок дерева.

- Простите вашего знатного друга! - закружились эльфы над Лазоревым Принцем. - Мы его совсем не боимся! Мы никого не боимся! Во-первых, мы умеем летать и всегда улетим от тех, кому не дано такого дара! А, во-вторых...

Раз! - и эльфы исчезли, словно их никогда и не было на этой солнечной, красной от спелой земляники поляне!

Потом эльфы, смеясь, появились снова:

- А, во-вторых, мы умеем становиться невидимками! - объяснили они Лазоревому Принцу, Гаечке, Божьей Коровке, котятам и ошарашенным детям, которые опустились на землю, потому что стоять не могли: от удивления их ноги не держали!

Они, конечно, сразу поняли, что это еще одно мировое чудо!

А эльфы все демонстрировали своё волшебное умение: несколько раз то появлялись, то снова становились невидимками. И, появляясь, каждый раз они кружились, танцевали в воздухе и наперебой объясняли:

- Вот видели?! Нам никакой враг был не страшен, кроме Короля Восточных Гномов.

- Неужели? - удивился Глеб.

- Именно! Он был так злобен и коварен! Мы его всегда сильно опасались! А теперь-то его королевство надолго прихлопнулось, по камушкам разрушилось!

А самый главный Эльф, у которого была золотая диадема на золотых волосах, подлетел к Глебу и сказал громко, так, чтоб его друзья Колька и Дарьюшка каждое словечко расслышали:

- А все благодаря твоему мужеству, Глеб!

- Да ну что вы! - смутился он. - Я тогда здорово перетрусил!

- Не скромничай! - сказал эльф.

- Глеб справился со своим страхом! И отлично дрался на дуэли! - подтвердил Лазоревый Принц.

- Почему только Глеб?! Никто из нас не испугался! - хвастливо выкрикнул Васко де Эльдорадо, которого Принц перестал гипнотизировать. - Все мы вели себя как львы! - потом подумал и сказал: - Даже еще храбрее, чем львы... Как саблезубые тигры!

Предводитель эльфов засмеялся:

- Как только Страна Восточных Гномов схлопнулась или провалилась в тартарары, мы тут же узнали об этом и переселились сюда!

И все эльфы согласно подтвердили его слова.

Прискакала Белка, уселась на ближнем дубочке, зацокала взволнованно:

- Что? Что тут происходит? Я искала вас, даже запыхалась!

Ну, ей объяснили.

Белка спрыгнула с дерева и подскакала поближе к честной компании.

И теперь уже все вместе они стали дальше расспрашивать эльфов.

- А откуда вы? - интересовалась Дарьюшка.

Гаечка вертела головой, боясь пропустить хоть слово. Черные глазки так и горели любопытством. Это сказку ей напоминало, только она не могла вспомнить какую. А, может, такой сказки и не было никогда? Просто события так удивляют, что начинаешь воображать, что это уже было слышано когда-то и где-то...

- Из Шотландии мы! - ответил один из эльфов, а другие согласно затрепетали крылышками.

- А почему? - в один голос Колька и Глеб спросили.

- Что “почему”?

- А почему вы к нам перебрались?

- Тесно нам там стало! А у вас просторы вон какие!

- Зима у нас холодная! - пожалела эльфов Белка. - Вы такие хрупкие! Каково-то вам будет?!

- Ничего! Нектара мы на зиму уже много заготовили! Теперь вот землянику почти запасли... Может, еще меду у пчел добудем!..

- А я сбегаю ... - начала уже на бегу Дарьюшка.

- Куда ты? - закричали Глеб и Колька.

- У тебя в комнате немного меда есть! Я принесу! - издали откликнулась она

- Прекрасно! - обрадовано согласились эльфы. - Нам много и не надо! Проживем! А зато знаете, как красиво, когда мы над белым снегом летаем!..

Глеб на миг закрыл глаза и представил лес в инее, заснеженную поляну... (Такая картинка у него в “Родной речи” была).

А голоса эльфов всё звучали:

- Снег под солнцем искрами сверкает, иней деревья серебром убирает...

- А мы кружимся в воздухе и поем что-нибудь радостное.

- У нас и поэты есть, и композитор есть свой! Какие они прекрасные песни слагают!..

И тут Глеб восторженно закричал:

- Непременно, непременно папу и маму попрошу, чтоб меня сюда зимой привезли!

- Приезжай обязательно, - сказал ласково Главный эльф. - Только непременно в солнечный день!..

Радость Глеба остудило ворчанье Божьей Коровки:

- Какие вы недогадливые! Помогите же им! - прошептала она Глебу на ухо, немножко сердясь.

- Давайте поможем вам землянику собирать, - торопясь исправить ошибку, сказал Глеб.

Пока Дарьюшка бегала туда-сюда, все дружно собирали землянику, даже Васко де Эльдорадо. На что уж он работать не любил, а тут так старался, плодоножки острыми зубами лихо перекусывал!..

Лазоревый Принц тоже землянику собирал. Он вообще никогда не гордился знатным происхождением и был очень компанейский. У него девиз был: “Все работают - и ты не отставай!”

Когда Дарьюшка вернулась, запасы земляники были уже собраны.

- Спасибо, красавица! - сказал предводитель эльфов, увидев в ее руках баночку с медом. - Поставь этот бочонок в наши закрома! - и указал куда.

- А тебе, Глеб, за мед мы отплатим вот этим! На добрую память! - сказал предводитель эльфов.

Он взмахнул рукой, и неизвестно откуда, - из воздуха, наверное, - в его руке появилось витое серебряное колечко с веселым зеленым камушком.

Но торжественно вручить подарок не получилось: колечко оказалось тяжелым для него, чуть он его не обронил, и целая толпа эльфов кинулась на поддержку...

Они так суетились, что диадема у предводителя на затылок съехала. Хорошо, что в траву не упала, а то бы и потеряться могла...

- Спасибо! - от всей души поблагодарил Глеб, когда колечко оказалось у него на ладони.

Колечко было очень красивым.

Глеб взглянул на своих друзей: Колька к такому подарку остался совершенно равнодушен, а Дарьюшку колечко очаровало.

- Бери, Глеб! Оно такое красивое! - вздохнула она.

И тут Глеб заметил, как неодобрительно смотрит на него Гаечка.

- Ты почему на меня так смотришь? - встревожился Глеб. - Опять тебе от меня чего-то надо?

Крошка Гаечка отвернулась возмущенно.

Но Глеб прочел ее мысли: “Неужели мальчишка соблазнится? Зачем ему кольцо? Просто из жадности? Это было бы очень неприятно!..”

Глеб обиделся. Разве давал он ей повод так плохо думать о нем? Всегда для нее и сало в доме находилось и сказка новая была готова!..

А Гаечка ждала, что Глеб решит.

- Не надо мне! Спасибо! - сказал Глеб эльфу.

И Гаечка вздохнула обрадовано: слава Богу - жадности в мальчишке нет!

А Глеб не просто вежливо от подарка отказался, он еще лучше сказал:

- Кольцо - забава для девочек! Можно я подарю его Дарьюшке! - и Глеб протянул колечко Дарьюшке.

Она покраснела, засмущалась.

- Возьми, девочка! Тебе оно нравится? - спросил предводитель эльфов.

- Очень! - прошептала Дарьюшка. - Очень нравится, спасибо, эльфы! Спасибо, Глеб!

Она надела колечко и отставила руку, чтоб издали на веселый зеленый камушек полюбоваться.

Эльфы радостно засмеялись.

Лазоревый Принц, довольный, тоже засмеялся.

Гаечка защебетала.

Глеб и Колька во весь рот заулыбались.

Васко де Эльдорадо на весь лес замурлыкал.

Божья Коровка на ухо Глебу радостно зашептала “ура-ура!”...

- Чему радуетесь? - удивленно Белка спросила.

Она земляникой так увлеклась, вся сладким соком измазалась, поэтому невнимательно за происходящим следила.

Ей никто не ответил, и она к Гаечке повернулась:

- Чему все радуются? Я тоже хочу!..

Гаечка объяснила, но Белка все равно не могла сосредоточиться...

Лазоревый Принц, глядя на Белку, удивлялся: это же надо быть такой непонятливой! Он дернул ее за пушистый хвост и, когда она повернулась к нему, ласково и терпеливо все ей объяснил.

А предводитель эльфов в серебряную трубу затрубил и торжественно объявил:

- Теперь давайте петь и танцевать!

- Я не умею танцевать! - сказал Колька мрачно.

- Я тоже! - запищали одновременно Квотер и Трёша.

О них-то и забыли, а они, оказывается, всё-всё внимательно слушали!

- Научим! - пообещали эльфы. - Каждому надо научиться танцевать! Танец - это почти полет!

Уже темнело.

- Дети, пора домой! - вошел в комнату отец Глеба.

- А мы только что вернулись! - сказал Колька. - Даже отдышаться не успели!

- Где же вы были? - удивился отец. - Я не заметил, что вы выходили!

- Мы были на земляничной поляне в гостях у эльфов! - похвасталась Дарьюшка. - Нас Лазоревый Принц познакомил!

- Вам крупно повезло! - засмеялся отец. - Я и не знал, что у нас эльфы водятся!

- А они только недавно переселились, - сказал Глеб.

- Эльфам в Шотландии тесно стало, вот один их род и переселился к нам: у нас такие просторы и экология неплохая! - неожиданно объяснил, посмеиваясь, Зоечке, маме и папе Игорь Моисеевич, доктор, похожий на Айболита.

- Точно! А вы откуда знаете? - удивленно поглядел на него Колька.

- Я об эльфах всё знаю... Научную диссертацию могу написать! - подмигнул Игорь Моисеевич.

Дети с подозрением на доктора посмотрели: не подсмеивается ли он над ними?

Но он был очень серьезен.

- И как эльфы вас встретили? - спросила Зоечка.

- Земляникой от пуза угощали! Ох, я и наелся! - погладив себя по животу, сказал Колька. - А Дарье эльфы даже колечко подарили!

- Мы с ними танцевали! - радостно вспомнила Дарьюшка.

- А еще, - добавил Глеб, - они нам предсказали, что с нами станется потом. Каждому лично пошептали!

- Когда потом? - не поняла Зоя.

- Когда вырастем!

- Только это тайна! - поспешила сказать Дарьюшка. - И мы ее никому-никому не откроем, и не просите! - и руку отставила и на свое серебряное с зеленым камушком колечко полюбовалась.

- А мы и не будем тайну просить открыть. Собирайтесь поскорее, ребятки, по темноте опасно ехать, - напомнил им доктор, похожий то ли на Деда Мороза, то ли на Айболита.

Колька встал с табуретки, с удовольствием потянулся и сказал, как взрослый:

- Какой был прекрасный день!

Так часто говаривал его веселый отец, а Колька с него пример брал, потому что очень его любил.

Вся честная компания во главе с Лазоревым Принцем забралась повыше на дерево и с веток, щедро усыпанных большими румяными яблоками, грустно смотрела, как дорогие гости уезжали.

- Хорошие ребята! - прошептала Божья Коровка.

- Пожалуй, хорошие! - согласился Васко де Эльдорадо и загрустил: - Как там в городе моему сынку придется?.. Сладко ли?..

- Не распускай нюни! - строго Гаечка сказала и легонько клюнула его в затылок, чтоб в чувство привести.

Но Васко де Эльдорадо все равно печалился: лапой слезы вытирал, усами шевелил и носом громко шмыгал.

Когда машина чуть отъехала, Дарьюшка оглянулась и Трешу к заднему стеклу поднесла: пусть на Отчий дом посмотрит, с родными местами попрощается...

Колька вслед за Дарьюшкой и Трешей тоже в окошко заднего вида посмотрел: надеялся другу отсалютовать или даже воздушный поцелуй послать...

Но Глеба, конечно, не было видно. Он же не мог выйти их проводить.


На коленях у Глеба лежала толстая книга, раскрытая там, где на двух листах была большая подробная карта неба.

Какие же таинственные и прекрасные названия были у созвездий: Альдебаран, Кассиопея, Орион, созвездие Лиры...

Но одно дело изучать их по атласу, а другое - уметь найти в небе.

Глебу удалось увидеть Кассиопею: она похожа на перевернутую букву М...

А потом он отвлекся и, не отрываясь, удивленно смотрел в ночное небо...

А там то и дело падали звезды. Он не знал, что в августе так бывает всегда. Это врывается в атмосферу Земли метеорный поток...

Но он уже откуда-то знал, что, увидев падающую звезду, надо успеть задумать желание, пока она не сгорит, и тогда это желание непременно исполнится.

Но у Глеба это как-то не получалось: не успевал!..

Слишком быстро звезды летели и быстро сгорали.

Лазоревый Принц вдруг появился на подоконнике. Он всегда появлялся неожиданно.

- Привет, дружище! Чем занимаемся?

Взмахнув шляпой, Принц церемонно раскланялся и удобно уселся на невесть откуда появившийся золоченый стульчик, закинул ногу на ногу...

- Видишь, звезды падают!..

- Ну, что?.. Обычное дело в августе! Это - Персеиды. Давай лучше побеседуем?..

Глеб обрадовался, отложил книгу, и они начали философствовать.

Они не раз уже подолгу так разговаривали и любили такие беседы.

- Что ты по этому поводу думаешь?.. - бывало спрашивал Принц.

- Я думаю, что...

- Правильно, - соглашался Принц.

- А как ты к этому относишься?.. - интересовался Глеб.

- Совершенно, как и ты, мой милый!.. - уверял его Принц.

- Я рад, что мы одинаково думаем!

Под звездами размышлять о смысле жизни всегда очень интересно, вслух раздумывал Глеб.

- А почему интересно? - спрашивал Лазоревый Принц.

- Обязательно до чего-нибудь важного додумаешься, - объяснял ему Глеб.

И обычно они, пофилософствовав в полном согласии, непременно после этого немного посидят и помолчат, послушают тишину, послушают, как с тяжелым стуком на землю спелые яблоки падают...

- Ну, давай и сегодня поразмышляем, - предложил Лазоревый Принц, удобно усевшись на свой золоченый стул.

- Давай! - согласился Глеб. - А о чем?

- О чем хочешь...

И Глеб начал размышлять:

- А как ты думаешь, почему все от меня чего-нибудь хотят и чего-нибудь требуют?

- Например?..

- Ну, например, Гаечке каждый день новые сказки подавай! Старых она, видите ли, не признает!.. Зоечка каждое утро умоляет манную кашу есть, а то еще и овсяную сварит!..

- Да ну? И ты ешь? - удивился Лазоревый Принц.

- Да! А Васко де Эльдорадо хочет, чтоб я только его хвалил и считал самым умным котом в мире... И настырный такой, царапается, если я не сразу соглашаюсь! - обиженно сообщил Глеб.

- Вот хвастун и зазнайка! - сказал Принц.

- А Квотер требует все время играть с ним!.. Я устану, а он все равно подлизывается! Как отказать?!

Лазоревый Принц только головой покачал.

- Я уж не говорю о том, что папа каждый раз над задачником приговаривает: “соображай, сын! соображай!”... А у меня что, сем пядей во лбу?

- Бедный, бедный мальчик! - посочувствовал Принц.

Глеб с подозрением посмотрел: не смеется ли он над ним? Как будто бы нет!

- Одна мама меня просто так любит, ни за что! Впрочем, и она зубы чистить заставляет утром и вечером!.. Вот и выходит, что всем чего-нибудь от меня да надо! Почему?

Лазоревый Принц спросил с нескрываемым любопытством:

- А ты как думаешь, почему?

- Не знаю...

- Ну, подумай!..

- Вот и ты меня соображать заставляешь... Нет, чтоб самому объяснить!.. Думать - это совсем не просто!.. - не согласился Глеб.

- Пожалуй, ты прав, - согласился Лазоревый Принц. - Это мечтать легко, а думать - трудно! И все-таки, пожалуйста, поднатужься!..

Лазоревый Принц в упор смотрел на него и иронически улыбался.

Глебу обидно стало. Он чуть не заплакал.

- Ладно, не хочу больше философствовать! - закапризничал он.

- Нет, дружок, это неправильно: вопросы надо до конца додумывать! - не согласился Лазоревый Принц.

Он, кажется, огорчился. И даже как будто в Глебе разочаровался.

И в этот миг Глеб испугался, что Принц исчезнет навсегда.

И тут он сразу все неожиданно сообразил, обрадовался:

- А они от меня все чего-нибудь требуют, потому что добра мне желают! Да? Правильно?

Лазоревый Принц засмеялся, со своего золоченого стула вскочил:

- Молодец! Видишь, как легко! Дальше давай мысль развивай!

- Развиваю! Понял! - закричал радостно Глеб. - Они хотят, чтоб я лучше стал! Правда?

- Наконец-то!.. - подтвердил его догадку Принц. - Только не кричи так, а то Зоечку разбудишь!...

И они, довольные друг другом, притихли и опять стали смотреть на звезды и слушать, как с тяжелым стуком падают на землю спелые яблоки.

В августовские ночи не только пофилософствовать, но и помолчать с другом очень приятно...

Медленная звезда упала - и Глеб успел задумать желание.

- Загадал? - спросил Лазоревый Принц.

- Ага!

- Какое?

- Чтоб я, наконец, взрослым стал!

Лазоревый Принц внимательно посмотрел на него:

- Станешь!

- Когда-то это будет?..

- А вот когда не другие, а ты сам от себя требовать начнешь!..

- Правда? - удивился Глеб.


Со своего дня рождения Глеб стал поправляться. На удивление быстро.

Папа, мама и Зоечка очень этому радовались и каждый день утром и вечером вспоминали Игоря Моисеевича, доктора, похожего на Айболита, который прямо-таки спас Глеба.

Зоечка только о нем и говорила.

- Какой он талантливый и умный! - восхищалась она по сто раз на дню. - А эта его пантомима с Лебедем и Лебедушкой! Талант! Талант! Нам до него, как до звезды!

Глеб охотно верил ей. Доктор ему тоже очень нравился. Тем более, что он сказал, что скоро его на ноги поставит...

Один Васко де Эльдорадо завидовал, что они так доктором восхищаются, и недовольно фыркал:

- Если бы у меня было высшее образование, как у этого Айболита, я бы чудеса делал! Я бы тебя, Глеб, за сутки на ноги поставил! А он все лето возится, возится!..

Глеб смеялся и пересказывал Зоечке слова кота, но она только отмахивалась.

Зоечка в свободное время всё пыталась научиться изображать Лебедя и Лебедушку...

У нее мечта появилась - поразить доктора.

Она уже представляла, как он удивится и скажет ей, какая она талантливая, как тонко чувствует искусство...

- Зоечка, а ты не влюбилась в Айболита? - спрашивал озабочено Глеб.

- Глупости говоришь! - сердилась Зоечка и краснела.

Но тренировок своих не оставляла.

Пока у нее никак не получалось так красиво и выразительно. Она очень огорчалась, больно хлопала себя то по одной непослушной руке, то по другой и чуть не плакала...

Глебу было очень жаль ее, и он даже попросил Лазоревого Принца помочь Зоечке.

Лазоревый Принц подумал, помолчал, а потом нехотя вымолвил:

- Вообще-то она должна сама! Ну, хорошо! Только для тебя!

Васко де Эльдорадо недоверчиво хмыкнул, услышав это. Но на следующее утро у Зоечки все получилось!

Зоечка радовалась, хлопала в ладоши, Глеб, конечно, тоже, потому что он очень любил свою молодую бабушку.

А Зоечка ждала теперь визита доктора с нетерпением и предвкушала, как он удивится и похвалит ее! Почему-то это для нее было очень важно.

Глеб недоумевал и все у Божьей Коровки спрашивал, почему Зоя так старается:

- Она же сказала, что не влюблена в Айболита? - удивлялся он.

Божья Коровка шепотом хихикала на его плече и отвечала непонятно:

- Подрастешь - узнаешь!

А у Зоечки теперь всегда было хорошее настроение и она еще активнее, чем раньше, принялась за Глеба.

Во-первых, каждый день она поднимала его и ставила на ноги, как доктор велел.

- Хоть минутку сам подержись! Ну, пожалуйста! Ты должен! - умоляла его Зоечка.

- Должен! Должен! Всегда от меня чего-то требуют! - хныкал Глеб.

У него голова кружилась, худые, как палки, ноги подламывались, и от этого еще больше плакать и капризничать хотелось.

- Стой! Стой, прошу тебя! - приказывала Зоя.

И, в общем, у Глеба это понемногу стало получаться.

Один раз Зоечке даже удалось его от кровати до стены провести.

А на стене висело большое старое зеркало.

И там отражалось окно в сад и стоял какой-то незнакомый парнишка: худой, шея тонкая и длинная, щеки впали, глаза огромные и серьезные, и светлые вихры, как нимб, над головой во все стороны...

- Зоечка, кто там? - спросил озадаченный Глеб.

- Где? - испугалась Зоя.

Она не сразу сообразила, о чем он спрашивает, а потом заплакала. Глеб впервые увидел свою веселую бабушку в слезах.

- Это же ты, Глебушка! Не узнал?!

- Как же мне узнать, если чуть не год в зеркало не смотрел! - рассердился Глеб.

И Зоечка перестала плакать и засмеялась:

- Да уж! Нам не до зеркал было!

А потом в один прекрасный день, когда Глеб уже целых пять минут стоял на собственных ногах, и даже два шага самостоятельно сделал, ни за что не держась, Зоечке пришла в голову светлая мысль:

- Глебушка, а не пора ли нам по настоящему за учебники засесть?

- Опять скажешь: “Ты - должен!” - прищурился недобро Глеб.

- Конечно, мальчик! Ты же не хочешь на второй год оставаться?

Глебу было как-то все равно: на второй год - так на второй. Его это не волновало.

- Надо, Глеб! - прошептала Божья Коровка в правое ухо. - Закончишь Академию, как я...

- Ну да! - перебил ее Глеб. - Я совсем не собираюсь быть Академиком!..

Божья Коровка спорить не стала. Она знала, она была уверена, что он, в конце концов, все обдумает и согласится.

Так и получилось.

Глеб сначала долго сердито сопел.

Потом ему пришло в голову, что, если он в первом останется, то с Колькой ему тогда придется расстаться. Колька-то перешел во второй класс!

Потом Глеб испугался: вдруг и второклассница Дарьюшка перестанет с ним общаться? Сморщит носик и подумает: “Охота была с первоклашкой дружить!”

И Глеб вздохнул и сказал Зоечке:

- Ладно!

Васко де Эльдорадо хмыкнул одобрительно:

- О!Я вместе с тобой буду гранит науки грызть! Нынче время такое: все за компьютеры уселись. А как их без образования освоишь?

- Правильно, батя! - сказал Квотер, который всегда находился поблизости от Глеба, и потому всегда во всех разговорах участвовал. - Я, между прочим, тоже хочу учиться! Такие у меня намерения!..

- Ты еще мал! Стоит ли головёнку нагружать!? - от всей души пожалел его Васко де Эльдорадо. - Успеешь!..

- Нет, батя! Пора, пожалуй! - и похвастался: - Я уже одну букву изучил!

- Какую? - удивился Васко де Эльдорадо.

- А вот какую! - заулыбался Квотер в свои маленькие усишки и уверенно рыжей лапой букву “А” показал.

- Ну, ты, сын, даешь! - промурчал довольный Васко де Эльдорадо. - Умница! Весь в меня!

Стоило Глебу только сказать “ладно!”, как у Зоечки, словно по волшебству, учебники появились.

Как ни странно, учиться ему было легко и даже очень интересно. Он совсем не ожидал этого.

Он и читал отлично, и с арифметикой все теперь великолепно получалось, совсем не так, как всю зиму с папой.

Ленивому Васко де Эльдорадо скоро надоело на уроках присутствовать.

- Я и так все знаю! - однажды фыркнул он.

И решительно спрыгнул с подоконника в сад.

Из сада до Глеба донеслось:

- А чего я не знаю - того и знать не нужно!

А сынок его, Квотер, молодец - не сдавался! И каждое занятие сидел рядом.

Он только не сразу все понимал. И тогда он огорченно попискивал и просил:

- Не торопись, Глеб, я за тобой не поспеваю!

Квотеру многое приходилось дополнительно объяснять.

Например, котенок долго не мог понять задачку по картинке в учебнике.

Было нарисовано шесть красивых румяных яблок и два сердитых колючих ежика. Надо было составить задачу на деление и решить ее.

Глеб сообразил все мгновенно. Он даже у Зоечки спрашивал:

- Скажи, отчего у меня мозги так работают? Это авария на меня хорошо повлияла?

Зоечка головой отрицательно мотала.

- Ну, а почему тогда я примеры и задачки, как орешки, щелкаю?

- Может, ты повзрослел? - раздумывала Зоечка.

- Нет, я все-таки поумнел, наверное, - говорил Глеб.

А вот Квотер никак не мог с этой задачей справиться. Глеб объяснял, объяснял - ничего...

Получилось только тогда, когда Глеб придумал двух ежиков двумя мышками заменить, а яблоки - кусочками сыра!..

Тут Квотер немедленно все понял.

Глеб убедился, что когда кому-нибудь объясняешь трудные задачки, то сам их лучше понимаешь. И, вообще, уверенности прибавляется!..

Так он и сказал Васко де Эльдорадо, когда тот пришел к нему повидаться после удачной охоты.


Кот редко прислушивался к умным словам Глеба. Ему это было совсем не интересно, у него свои мысли были.

- Собирайся! - сказал ему Васко де Эльдорадо.

- Зачем? - удивился Глеб.

- У нас будет приключение!

- На Луну побежим? - обрадовался Глеб.

Васко де Эльдорадо скептически глаз прищурил:

- До Луны ты не добежишь! Да и что там делать? Пыль и камни - я же рассказывал тебе.

- Тогда что? - еще больше удивился Глеб.

- Не все ж тебе с Лазоревым Принцем путешествовать! Со мной будет интереснее! Побежали!

Они вылезли из окна в сад. Злая собака за забором учуяла их, цепью зазвенела, громко залаяла.

Глеб и Васко де Эльдорадо не обратили на нее никакого внимания.

Они быстро бежали через картофельное поле, через луг, по колючей стерне от недавно сжатой пшеницы...

Глеб наколол ноги, остановился:

- Куда мы?..

- У Лазоревого Принца ты никогда не спрашивал!.. - обиженно обернулся Васко де Эльдорадо и помчался дальше.

Глеб больше не интересовался маршрутом, чтоб кота не обидеть. Хотя, конечно, он гораздо больше Принцу доверял, чем этому усатому другу.

Они углублялись и углублялись в лес. А лес становился все чаще и глуше, все темнее и страшнее...

- Дальше не пойду! - решительно сказал Глеб и уселся на пень.

- Да ты что? - чуть не заплакал Васко де Эльдорадо. - Уже близко...

- Не пойду, пока не скажешь, куда ведешь!

Кот вздохнул:

- Хотел сюрприз преподнести, да ладно уж!..

- Ну, говори!

- Сороки болтали, что есть цветок на островке посреди болота, который с Солнцем о всяких чудесах разговаривает...

- И ты поверил?..

- Конечно! Они только тайн хранить не могут. А так всегда правду говорят! Им в лесу доверяют.

Глебу стало очень интересно:

- А цветок этот какой? Красивый?

- Вот и посмотрим...

- Побежали! - поднялся Глеб.

Но бежать теперь было нельзя. Во-первых, лес уже превратился в непроходимую чащобу, и даже при ходьбе тонкие ветки то и дело хлестали мальчика по лицу, а, во-вторых, под ногами уже противно хлюпала вязкая болотная жижа.

- Уф! Скоро, наверное, дойдем! - сказал Васко де Эльдорадо, брезгливо отряхивая грязь по очереди с каждой лапы.

- Ну, последнее усилие! - бодро призвал Глеб.

И правда, еще рывок через чащу - и перед ними открылась изумрудно-зеленая поляна. Почти в центре ее на небольшом холмике возвышался золотой цветок.

- Это же подсолнух! - разочарованно закричал Глеб.

- Как ты сказал? - остановился Васко де Эльдорадо.

- Подсолнух!

- А почему его так зовут?

- Потому что он с утра до ночи голову за солнцем поворачивает! Это давным-давно все знают...

Васко де Эльдорадо зеленый глаз прищурил:

- Вот видишь, он с Солнцем целый день и разговаривает! Побежали, спросим о чем! - и побежал по изумрудной траве.

Да не тут-то было. Под травой лежало глубокое-преглубокое болото!

Васко де Эльдорадо с размаху плюхнулся и стал тонуть.

- Спасите! - заорал он что есть мочи.

Хорошо, что Глеб помедлил, не побежал следом за ним. А то они бы так вдвоем и тонули.

- Держись, Васька! - крикнул Глеб.

Конечно, мальчишке некогда было выбирать выражения. Кот понял его состояние и не обиделся.

Глеб кинулся в заросли в поисках какой-нибудь палки.

- Скорей! - совсем истошно заорал кот.

Длинная сухая ветка нашлась. Глеб лег на живот и даже дотянулся до кота.

- Тону! - захлебывался Васко де Эльдорадо.

Он барахтался в трясине, и брызги из-под его лап летели так далеко, что Глеб тоже был уже весь в грязи.

- Миленький! Хватай, хватай когтями!.. - просил он.

Но кошачьи когти только скользили по палке, на которую налипла грязь.

Васко де Эльдорадо извернулся и ухватил палку, как собака, - зубами. Не посмотрел, что она грязная, скользкая и воняет болотом. Не до жиру, быть бы живу, думал он.

- Не шевелись! - скомандовал Глеб и потихоньку начал его тянуть из трясины.

Он знал, что это надо делать очень осторожно. Читал об этом в какой-то книжке.

И все-таки поторопился. Встал, чтоб сподручнее вытягивать было, а нога на кочке поскользнулась...

Теперь они уже захлебывались и тонули вместе.

Васко де Эльдорадо всполз в отчаянии на спину Глебу, острыми когтями до тела достал.

И теперь они уже орали с перепугу тоже вместе.

Так бы и пропасть бедным головушкам, но...

Повернул золотую голову подсолнух. Вытянулся весь к небу, будто сигнал какой-то подал.

И откуда ни возьмись зашумели крыльями журавли, опустились рядом, закурлыкали-закричали:

- Хватай, Глебушка!

Это два сильных журавля свои ноги подставили. Глеб правой рукой за ногу журавля, что справа, уцепился, а левой рукой за ногу того, что слева.

Другие журавли за шиворот Глеба схватили, кто-то за ухо Васко де Эльдорадо тянул, кто-то за мокрый хвост...

Вместе они выдернули из трясины терпящих бедствие, на твердую землю опустили...

Глеб отдышался, встряхнулся, “спасибо” сказал.

Васко де Эльдорадо только теперь изо рта кусок грязной палки выплюнул, гордо сказал:

- Мы бы и сами выбрались!

Молодые журавли - сыновья и дочки - обиделись:

- Стоило ли их спасать?!

- Стоило, стоило! - остудили их пыл старики. - Мы Глеба в Братство Всего Живого на Земле приняли.

- Ну, тогда конечно!.. - согласились молодые. И улетели...

- Пока до свиданья, дорогой Глеб! - сказали старые Журавль и Журавлиха. - Мы тоже улетаем...

- Погодите! - крикнул Глеб. - Я в долгу... Что мне для вас сделать?

- Нам - ничего. Кому-нибудь другому добро сделаешь и разочтешься!.. - закурлыкали журавли, взлетели высоко-высоко, над Глебом и котом покружились и скрылись за лесом.

- Ну, пошли домой! - скомандовал Глеб. - Посмотри, сколько грязи на нас. Целый пуд! Правду Гаечка говорила: от твоих приключений одни неприятности.

- Это все ты! - сердито сказал Васко де Эльдорадо. - Я бы и не пошел, если б не ты!..

Глеб только головой покачал. Шагнул к лесу. Потом на подсолнух оглянулся:

- Спасибо тебе, Цветок! Это ты журавлям знак подал!..

Глеб шел впереди, не оглядываясь.

Васко де Эльдорадо, грязный и мокрый, ковылял сзади.

- Хоть бы дождь пошел, обмыл бы нас, - бурчал Глеб.

- Дождя нам только и не хватает! - хмуро возражал кот. - И так все мокрые - хоть выжимай!

Они шли, очень сердитые друг на друга.

И вдруг Глеб перестал слышать кота.

Он оглянулся:

- Эй! Ты где?..

- Я тебе не “Эй”, - послышалось из густой травы. Голос был слабый, а слова гордые: - У меня имя есть - Васко де Эльдорадо.

- Что с тобой? - встревожился Глеб, наклоняясь над лежащим котом.

- Живот болит. Идти не в мочь! - застонал уже без всякой гордости кот.

- Это ты в болоте всякой дряни наглотался!

- Угу! - застонал Васко де Эльдорадо.

Глеб очень устал. Он уже еле ковылял и только и мечтал, как бы поскорее до дома добраться. Но не бросать же больного. Он поднатужился, поднял Васко де Эльдорадо и потащился, шатаясь: кот был очень тяжелый.

- А ты через шею меня перекинь. Как воротник! Легче будет тащить!

Глеб послушался. И правда, стало легче...

- Дома ты мне касторки дашь? - спросил Васко де Эльдорадо, отдохнув и согревшись на плечах у верного друга.

- Зоечка даст, - буркнул Глеб.

От усталости ему и говорить нормально было трудно.

- У меня живот пройдет, побежим в новое путешествие? - соблазнял Глеба Васко де Эльдорадо.

- Ну, ты и нахал! - рассердился Глеб.

- Почему? - удивился Васко де Эльдорадо. - Просто я люблю путешествия и приключения!

- Ну, иди теперь сам, вон дом уже виден!.. - Глеб сбросил кота и побежал налегке к дому.

Теперь только надо было придумать, как привести себя в порядок, чтоб Зоечка не сердилась.


Зоечка упорно занималась с внуком.

А Глеб не ленился и упорно занимался и с нею, и без нее.

Через некоторое время Зоечка решилась пригласить к Глебу молоденькую учительницу.

Она по соседству жила. Это у них во дворе была страшная черная собака на цепи.

- Меня зовут Светлана Петровна! - представилась она и пожала руку Глебу.

Зоечка попросила ее проэкзаменовать Глеба за первый класс, проверить, как Глеб материал освоил.

- Я же не специалист, - оправдывалась Зоечка. - Если б это было цирковое училище, я бы сама экзамены ему устроила - в цирке я - дока! А тут почему-то сомневаюсь...

Молоденькая Светлана Петровна услышала про цирк, заулыбалась:

- Вы, правда, в цирке работали?

И Зоечка, чтоб ее лгуньей не посчитали, тут же все, что она умела, продемонстрировала: делала кульбиты и шпагат, стояла и ходила на руках, крутила “колесо”...

Показала и свой коронный фокус с разноцветными шарфиками.

Потом она натянула платок, как занавес, и показала битву Лебедя с коршуном, которую уже совсем отрепетировала, чтоб доктора Игоря Моисеевича удивить и поразить.

А напоследок под собственное “ля-ля-ля!” станцевала лезгинку.

Ничуть не запыхавшись, она остановилась, наконец, и сказала:

- Вот!

Молоденькая учительница так удивилась и восхитилась, чуть с ума не сошла.

- Никогда не думала, что такие бабушки бывают!

И про Глеба забыла, стала Зоечку просить, чтоб она немедленно научила ее всему, что сама умеет.

- Это поможет мне авторитет завоевать! - объясняла она и огорчалась: - Ученики меня не очень слушают, потому что я молодая!

- Так это же хорошо, что вы молодая! Молодая, значит, современная! - утешала ее Зоечка.

- Объясните им это, попробуйте! Особенно Иванову! - негодовала она.

- А кто это “Иванов”?

- Двоечник, лодырь и хулиган! Только и бредит компьютерными играми!.. Я уж для поддержания авторитета и свой компьютер в школу таскала...

- А вы и на компьютере умеете работать? - тут уж пришло время Зоечке удивляться, потому что для нее эта машина такой таинственной и непостижимой казалась.

- Конечно! Только у нас в школе пока компьютера нет! Денег не дают! Даже на зарплату финансов нет!.. Я свой в класс притащила, а меня муж чуть из дома не выгнал: испугался, что ребята испортят!..

- Но он же прав! Нужная вещь, а денег у вас не так много... - сказала Зоечка.

- Мои ученички все-таки одну буковку на клавиатуре раскололи! Ужасные сорванцы - так в руках все и горит! - улыбнулась Светлана Петровна.

Глеб смотрел на нее, и она ему все больше и больше нравилась. Ему даже захотелось, чтоб в его классе такая учительница была. Он бы тогда точно отличником стал!

А молоденькая Светлана Петровна Зою тормошила:

- Научите меня всем этим трюкам и фокусам, я способная! Неизвестно, когда мы еще сумеем компьютеры приобрести! У школы денег-то нет... А учеников каждый день удивлять надо!

- Научи ее, Зоечка! - попросил Глеб.

Зоечка твердо пообещала.

- Когда начнем? - нетерпеливо спросила Светлана Петровна.

- Сегодня вечером! - сказала Зоечка.

Учительница радостно бросилась ей на шею, потом немного успокоилась и принялась за Глеба.

Он и диктант писал, и рассказ рассказывал, и стихотворение про грозу в начале мая читал...

Таблицу умножения он знал почти твердо. Раза два только запнулся. А в примерах на деление и умножение ни разу не ошибся!..

Васко де Эльдорадо услышал об экзаменах и тут как тут объявился.

Он удобно уселся на яблоне, спину выгибал и гордился своим умным другом.

А Глеб задачки, как орешки, щелкал. Мало того, что решал. Он еще и сам их сочинить мог.

Например, Светлана Петровна только сказала ему:

- Два ёжика нашли шесть яблок...

А Глеб сразу же:

- Каждому ежику по три яблока достанется!

- Ах, какой умник! - восхитилась молодая учительница. - Ну, пойдем дальше... Лесник собрал 32 белых гриба, а Леший на 27 грибов больше... Как задачу составим и как решать будем?

И Глеб тут же сообразил:

- Сначала узнаем сколько Леший грибов собрал, а потом, во втором действии, сложим все и узнаем сколько Леший и Лесник собрали вместе!..

- Умница! - воскликнула Светлана Петровна.

- В мое время про Леших задач не сочиняли! - удивилась Зоечка. - Их же на свете нету!..

- Такая задача в методическом пособии... - оправдывалась молодая учительница.

- Зоечка, ты же отлично знаешь, что Леших многие видели. Они всегда живут в лесу и поэтому самые лучшие грибники! - растолковал бабушке Глеб. И задумался: - Только я еще Леших не встречал... Не приходилось!..

- А кого ты встречал? - удивилась молоденькая Светлана Петровна.

- Гаечку, Божью Коровку, говорящего кота Васко де Эльдорадо, много-много эльфов... Они все мои друзья! А Лазоревый Принц - мой лучший друг! Вон он, на стене его портрет!

- Ах, ты, прелесть моя!!! - так восхитилась молоденькая учительница, что даже поцеловала Глеба.

Глеб не любил нежностей, но пришлось терпеть: все женщины с поцелуями лезут, даже учительницы!..

Экзамены долго продолжались. Глеб отлично со всеми вопросами справлялся.

И Лазоревый Принц одобрительно подмигивал ему с портрета.

Божья Коровка, как всегда, сидела у друга на плече. Но она хоть и закончила Академию и была очень образованная, ни разу не подсказала Глебу. Она была уверена - подсказывать нехорошо. А, кроме того, Глеб и сам без подсказок, все знал.

Квотер, конечно, по молодости лет суетился и пару раз попытался помочь Глебу с иксами и игреками, но только кляксу в тетради посадил.

Молодая и веселая Светлана Петровна невежливо смахнула котенка со стола.

Но Зоечка налила в блюдце молока, Квотер тут же и про обиду забыл.

Глебу понравилось экзамены сдавать.

- Ах, какой умный мальчик! - постоянно приговаривала молодая и веселая Светлана Петровна. - Мне бы таких учеников да побольше!

Глебу показалось, что учительница опять хочет его поцеловать, и он уже даже покраснел, как рак.

Но, слава Богу, она целоваться передумала.


Маме и папе, как только они домой приехали, он не сразу сообщил, что на отлично экзамены сдал. И только потом очень скромненько об этом событии рассказал.

Родители, конечно, обрадовались. Поздравили его.

- Скоро домой, Глебушка! - сказала мама. - В школу пора! Хочешь в школу?

- Кажется, хочу... - неуверенно промолвил он.

- Ну вот и хорошо! - засмеялась мама и поцеловала на ночь. - Спи!

Но разве будет спаться, если впервые в жизни сдал на отлично все экзамены?

Вот Глеб и не спал, а чтоб не скучно было, придумывал себе разные дела и интересные занятия.

Гаечке, которой тоже не спалось, потому что ее дети выросли и вдруг все куда-то разлетелись, он новую книжку пересказал. О Гулливере.

Гаечка хмыкала и не верила, что такое бывает.

- Странно, - удивился Глеб. - Ты про Дюймовочку верила, и Мюнхгаузен у тебя недоверия не вызвал...

- То сказки были, а сказки почти всегда правда. А это что? Сказка? Не сказка? - закапризничала она. - Непонятно... Ну, ладно уж, рассказывай дальше!..

Васко де Эльдорадо тоже от Глеба сполна получил много-много хороших слов.

Глеб ласково гладил его и приговаривал, какой Васко де Эльдорадо умный и добрый, какой он храбрый, и совершенно ясно, что его предки, саблезубые тигры, все свои лучшие качества ему передали...

В темноте комплименты гораздо правдивее звучат, чем ярким солнечным днем.

Васко де Эльдорадо спину выгибал, под руку подставлял, на всю комнату и даже на весь сад мурлыкал:

- Как мне жаль будет, Глеб, расставаться с тобой!

- Мне тоже, - вздыхал Глеб. - Но, даст Бог, на то лето увидимся! А , может, и на Рождество мы с папой сюда приедем!

- Оно конечно! Да ждать больно долго... Недаром говорят, что ждать и догонять самое трудное дело! - вздохнул кот и удалился мышей на завтрак ловить.

Перед Божьей Коровкой Глеб не лукавил и ласково попросил:

- Ты меня помни. Ладно? Вполне возможно, я Академию, как ты, закончу и даже Академиком стану.

- Надеюсь, - ответила довольная Божья Коровка и вместо “спокойной ночи” дружески пощекотала крылышком Глеба за ухом.

В комнате у мамы и папы часы негромко прокуковали два раза.

- Наверное, я становлюсь взрослым и, у меня начинается бессонница, - подумал Глеб.

Он сел на постели.

Потом осторожно, чтоб не потревожить Квотера, который у него на одеяле растянулся, поднялся. Сам, без всякой помощи!

Ноги были, правда, еще слабыми, но держали!

Он неслышно, опираясь на спинку кровати, подошел к открытому окну и уселся с ногами на широкий подоконник.

От полной Луны в саду было светло-светло, и каждое яблоко на ветке было серебряным, как Луна.

- Красиво! - сказал сам себе Глеб.

Он уселся поудобнее, крепко обхватив коленки руками, и решил подождать часа, когда в ночном небе появятся множество падающих звезд. Может, еще не все Персеиды пролетели?..

Что-то шевельнулось под окном, зашуршало.

Глеб посмотрел вниз.

Под окном неподвижно стояла огромная соседская собака и, подняв голову, пристально смотрела на него.

Глеб от неожиданности, конечно, очень испугался. Но он собрал все свое мужество в кулак, хотя у него холодные мурашки по спине бегали.

- Ты чего хочешь? - сердито спросил Глеб у пса.

Пес не ответил, конечно. Не все звери могут разговаривать. Он пристально смотрел на Глеба, глаз не отводил.

Если бы пес залаял, Глебу не так, кажется, страшно было бы.

Но пес злобно молчал и смотрел с угрозой.

Глебу стало еще страшнее, ему показалось, что у него даже волосы зашевелились на затылке от испуга.

И тут ему так стыдно стало!

- Я трус, да? - то ли подумал, то ли вслух сказал Глеб.

Неужели он, и вправду, трус?!

- Марш отсюда! Уходи! - сердясь на себя, приказал псу Глеб.

Ха! Ха! Пес не тронулся с места. Голова его была поднята, он словно изучал Глеба.

А, может быть, попробовать какой-нибудь контакт наладить, подумал Глеб, и спросил:

- Ты породистый пес или дворняга?

Пес громко дышал и ничего не отвечал.

А взгляд у него был такой ехидный, будто он издевался над Глебом: “Ага! Зубы мне заговариваешь!? Боишься, значит, меня! Ну-ну!..”

- Я не боюсь! - громко сказал Глеб. - Я никого не боюсь, а тебя и подавно!

Он произнес это, и, действительно, стал трусить гораздо меньше.

Пес, не отрываясь, смотрел на него.

- Хочешь, докажу? - спросил Глеб.

Пес только чуть заметно хвостом шевельнул и еле слышно рыкнул. Насмешливо, показалось, рыкнул.

- Ах, ты так?!.. - рассердился Глеб.

Не на пса рассердился, а на себя: потому что душа у него давно в пятки ушла и не хотела оттуда выходить. А трусов Глеб не любил и презирал. Каково же самому оказаться таким? Неужели он не способен на подвиг*

- Ладно, посмотрим, кто кого! - храбро сказал он и немножко сполз, а затем спрыгнул с высокого подоконника в сад.

И теперь стоял перед псом, вытянувшись в струнку.

Пес был мохнатый, черный и высокий. Голова его была на уровне груди Глеба.

- Ты видишь, я тебя не боюсь... - глядя псу в блестящие глаза, твердо сказал Глеб.

Пес молчал и смотрел.

Глебу опять показалось, что он смотрит угрожающе.

Надо было еще что-то предпринимать, чтоб победить.

- Цирк! - вздохнул Глеб.

И, весь напружинившись, медленно, чтоб пес не подумал, что он хочет его ударить, Глеб поднял руку и погладил пса по кудлатой голове.

Пес удивился и оторопел. От такой неожиданности он даже вздрогнул и поджал хвост.

- Давай дружить! - великодушно предложил ему Глеб, протягивая другую руку.

Пес не ответил, он весь подался к Глебу, обнюхал его грудь, руки...

Постоял немножко, словно решая, что же ему делать: укусить мальчишку или лизнуть ему руку.

Потом отвернулся от мальчика, несмело выдал тихий лай и побежал прочь...

В саду было светло от сияющей Луны. Но тени от деревьев и от забора были такими плотными, что Глеб почти сразу потерял его из вида.

Он двинулся за псом.

Глеб уже добежал до забора. Сам!.. И только тогда сообразил, что это же он бежит! Бежит по-настоящему! На собственных ногах!..

Это было удивительное чувство - двигаться, не думая о каждом шаге.

- Ура! Я здоров! - радостно подумал Глеб и остановился.

Пес давно исчез. Да Глеб уже и забыл о нем!

Глеб вернулся к дому, подпрыгнул, ухватился за подоконник и влез в комнату.

Зоечка сладко похрапывала и тихо смеялась во сне. Наверное, ей снился доктор, похожий на Айболита.

Квотер тоже спал. А что ему снилось, трудно сказать. Одно было ясно: сны его тоже были спокойные и веселые, они обошлись без присутствия всяких огромных кудлатых собак и опасных приключений...

Глеб залез под одеяло.

- Значит, я не трус! - сказал он гордо, лег поудобнее и, довольный, сразу уснул.


Сборы, как обычно, были долги и хлопотны.

Всем работа нашлась: маме, папе, Игорю Моисеевичу, доктору, похожему то ли на Айболита, то ли на Деда Мороза, и молодой бабушке Зоечке...

Игорь Моисеевич теперь приезжал часто. Он стал совсем другом их семьи.

Особенно он подружился с Зоечкой.

Вот и сегодня он так охотно помогал ей собираться и так легко и весело таскал тяжелые вещи в грузовичок, что она только восхищалась его ловкостью, силой и уменьем укладывать все, как надо.

Даже Глеб собираться в путь помогал. В основном, конечно, советами. Поднимать тяжелое ему еще не разрешали.

Наконец грузовичок вместе с Зоечкой, вещами, и доктором, похожим то ли на Айболита, то ли Деда Мороза, отправили домой первыми.

Папа, мама, Глеб и Квотер уселись в папины “Жигули”.

Васко де Эльдорадо сидел на заборе и лапами вытирал слезы: ему жаль было расставаться с Квотером и Глебом.

Глеб тоже всхлипнул.

- Мы приедем сюда на Рождество? - спросил он.

- Непременно приедем, - уверила его мама.

- Я на лыжах на земляничную поляну поеду, и вы со мной. Познакомлю вас с эльфами! - пообещал Глеб, улыбнулся и шмыгнул носом. - Хорошо бы только, чтоб это солнечный день был. Эльфы так красиво над сверкающими снегами летают!..

Мама засмеялась и крепко обняла его.

- Ну, все! Спасибо этому дому!.. Поехали! - скомандовал папа сам себе.

Тронулись.

А Глеб вдруг из окна машины высунулся - мама еле успела его за куртку ухватить:

- Выпадешь!

Глеб внимания на ее испуг не обратил. Он отчаянно махал кому-то обоими руками.

- Ты что хулиганишь, парень!? - рассердился отец.

И обернулся. Сзади никого не было.

- Кому ты машешь? ... - удивленно спросили мама и папа.

- Не видите?! Вон же он! Там он! - закричал радостно Глеб.

- Кто? Где? - еще больше удивились мама с папой.

- Да Лазоревый Принц!.. На крыльце! Он мне машет шляпой!..


Неужели, конец? Наверное… Помашите и вы рукой Лазоревому Принцу, мои милые.


Искать на сайте:

Награды Лукошка
Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.