Loading...
Подпишись на новости
 
 
Нашли ошибку в тексте?
Ctrl+Enter

Про Деда Мороза с зелёным лицом, который так и не появился в этой сказке

В  некотором городке живёт девочка Люба.

Да разве только она! И её мама с папой там живут, и ещё много-много совершенно разных людей.

А сейчас там зима. И Любе настолько грустно, что ей кажется, что она одна на белом свете.


…Вечером на улице потеплело, и огромные медленные снежинки облепили ветки деревьев. Пышными шубами оделись все подоконники, фонарные столбы, провода, машины… Зима стала пушистой.

Детям это ужасно понравилось, они высыпали на горку кто с санками, кто на лыжах, кто просто поиграть в снежки.

Только Люба сидела у подоконника, подперев подбородок кулачками, и уныло смотрела на Зиму.

- Ещё больше снега стало!.. Как же, всё-таки, я его не люблю! И холод ещё, как папа говорит, собачий. А если завтра возьмёт, и наступит ещё какой-нибудь свинячий холод?

- Люба, ты что же, совсем не хочешь погулять? - папа подошёл и ласково погладил дочку по голове. - Смотри, какая красотища на улице, ты такой ещё не видела! Ну, пойдём вместе?

- Ну па-ап, ну ты же знаешь, что зиму я терпеть не могу!

- Я обещаю, что сегодня тебе понравится! Эта погода специально для тех, кто ещё не знает, как хорошо зимой!

- Ну, если ты просишь…- Люба, вздохнув, поплелась искать свой самый толстый свитер.

- Э-эх, Царевна ты моя Несмеяна! Как же тебя развеселить!.. - папа показал язык, но Люба не рассмеялась. Всё потому, что зима - такая противная!


Улица их встретила радостными детскими криками, смехом, а папу - ещё и здо-оровым снежком, попавшим ему прямо в лоб.

- О-го-го-о! - издал папа воинственный клич и стал перебрасываться снежными гранатами с дружной ватагой мальчишек. Двое из них, между прочим, оказались Любиными одноклассниками. “Да ну их!” - подумала Люба.

- Дочь! Спасай отца от злых пиратов! - кричал папа, увлёкшись битвой.

Люба вздохнула. Её совсем не интересовали эти мальчишечьи игры. К тому же, стоя на одном месте, она продрогла совсем. А самое главное - этот ужасный белый снег был повсюду! А тут ещё начал с неба новый падать...

Люба посмотрела наверх, надеясь увидеть, что облака все кончились и ронять снежинки уже некому. Но небо было… белым-бело!..

Холодные хрупкие бабочки, кружась, неслись и неслись вниз, садились опять на ветки, на подоконники и на Любино лицо.

- Фу! - Люба вытерла нос пуховой варежкой, - ну прямо терпеть не могу!

- Мы тебе не нравимся…- грустно произнёс кто-то шелестящим голосом.

- Ой! - Люба от неожиданности подскочила на месте. - Что это?!

Она оглянулась. Вокруг никого не было. Только небольшая ёлочка... А если здесь?…

Под ёлочкой, укутанной в белую снежную шубу, сидела кошка. Её шубка тоже была целиком белой.

Кошка облизнулась, гордо выпрямив свою грудку.

- Кошка, это правда…ты со мной разговаривала?.. - Любе казалось, что она спит, и ей снится Говорящая Кошка.

Но зверёк, посмотрев на девочку снисходительным взглядом, не сказав ни слова, так же горделиво и не спеша удалился в сторону подвального окошка.

- Ну я и дурочка! - разозлилась Люба, - говорящая кошка, говорящая кошка! Показалось мне всё просто! Противная зима! Вот если бы зимой было тепло, как летом, и всё, что сейчас белое, стало бы зелёным, вот тогда-а!..

- Ну и что тогда? - опять раздалось над ухом, только на этот раз - намного громче. И голос был, как будто, совсем знакомый. А-а, ясно! Рядом, корча насмешливую физиономию, стоял Генка, хулиган. Одноклассник ещё!..

- А тебе-то что! - И как это она не заметила появления мальчишки! Теперь, небось, всем расскажет, что Люба сошла с ума и разговаривает с дворовыми кошками, а ещё собирается снег красить в зелёный цвет, - шёл бы ты отсюда, а то хуже будет!

- Да ну тебя! Ещё я с девчонками не связывался! - похоже, Генка струсил. - Купи себе зелёной краски для снега! Бочку!

Генка расхохотался и убежал. Ну, всё... Теперь точно пойдут сплетни.

И Люба собралась уже идти за папой, который штурмует вовсю снежную крепость, сколотив целый отряд из самых отъявленных сорванцов.

- Мы очень постараемся понравится тебе…- донеслось ей вслед. Люба быстро обернулась, но за спиной лишь шёл снег...


Утро. Солнышко прошло сквозь тюль и запустило лучик в щелочку меж шторами. Лучик стал приятно щекотать Любе в носу, и она проснулась:

- А-а-а-пчхи!

- А кто это там с Солнышком здоровается? - в детскую вошёл папа, - вставай, соня, умывайся! Пеките-ка с мамой пирожки. Если ты ей поможешь, то успеешь ещё спасти своего папу от голодной смерти!

- У-у…- Люба наморщила лобик. Почему бы любимой дочери и не покапризничать с утра немножко!

- Вставай, вставай! Я, вот, например, не поленился и стишок тебе уже написал. Как раз про утро. Вот:

На зелёных занавесках
Розы красные цветут,
А на красных занавесках -
Цвет зелёный там и тут!

- Ой, как хорошо, пап, спасибо! Как раз про мои занавески! - Люба рассмеялась: что может быть лучше маминой сказки на ночь и папиного утреннего стишка!

- Ма-ам! Подожди меня, не начинай лепить, я уже иду! Ма-ам, а с вареньем делать будем?..

И, надев тапочки и тёплый халатик, Люба побежала сначала целовать маму, а потом - умываться.


- Ну, - сказал папа, - раз у нас зимние каникулы, надо куда-нибудь пойти. В цирк? Может, в зоопарк? Хотя, зимой зоопарк не работает… В театр хочешь? На Карлсона!

- Там, наверно, сейчас такой свинячий холод…

- Свинячий? Ха-ха! Выдумщица какая наша дочь! Вчера, например, было ужасно жарко на улице.

Папа подошёл к окошку и взглянул на уличный термометр. Потом папа ахнул и посмотрел вниз, на двор.

- Вот так штука… - папа уселся на стул и потрогал руками лоб, - мамочка наша, дай мне, пожалуйста, валерьянки, а сама посмотри на улицу и успокой меня. По-моему, у меня солнечный удар. Уже начались галлюцинации...

Мама тоже подошла к окну и вдруг уронила скалку:

- Ах!…- произнесла мама, и села рядом с папой, - что это?… Значит, и у меня тоже галлюцинации…

- А что случилось? - Любе стало даже немножко страшно.

- Там… лето… - сказала мама, - посмотри теперь, дочка, ты на улицу, может, это только нам с папой показалось!

- А на градуснике - двадцать шесть градусов! - добавил папа, - ну и дела!…

Люба подскочила к окну, глянула и замерла... На улице действительно было лето. Деревья стояли все в зелени, зелёным ковром были покрыты все газоны! Вокруг валялись брошенные шубы, шапки и валенки, а дети с гиканьем бегали босиком. Только недоверчивые бабушки ходили в пальто и пуховых платках, недоумённо всплескивая руками, и пытались успокоить ошалевших от счастья ребятишек. Уж бабушки-то знали, что в январе не может быть лета. Может быть только зима, снег и холод. Ну, на худой конец, ручьи и слякоть.

- Ой, это правда! Мама, папа, ле-ето-о! - Любе было решительно всё равно, откуда оно взялось, главное - вот лето, и его можно пощупать!

Потом Люба вдруг увидела, как из-за угла, лениво щурясь на солнышко, вышла… зелёная кошка! И направилась к магазину по дороге, тоже за одну ночь густо поросшей зелёной-зелёной травой!

Клумбы были повсюду: на крыше магазина, на каждом подоконнике; автомобили все, как один, были одеты в пушистую зелень. Листьями обзавелись электрические провода и фонари…

- Ой, у меня, наверно, в глазах зеленит! - от увиденного у Любы захватило дух, - папа, мама, пойдёмте скорей на улицу! Все же гуляют!

- Да, это действительно что-то странное, такого даже я не видел, - сказал папа, и добавил непонятно:

- Наверное, какая-то природная аномалия или полтергейст…


Думая, как одеться для выхода на улицу, мама заставила всех надеть осенние ботинки, куртки, а Любе всё-таки навязала шерстяной берет.

- Раз лето так быстро наступило, - рассудительно сказала мама, - значит, и зима может вернуться за минуту. Как поднимется вьюга, ещё замёрзнете у меня и заболеете!

Люба первой подбежала к подъездной двери, распахнула её, и в лицо полился яркий, горячий и… зелёный солнечный свет. Солнце тоже стало зелёным! Ну и лето!

…“Вот если бы зимой было тепло, как летом, и всё, что сейчас белое, стало бы зелёным!…” - пронеслась у Любы в голове вчерашняя фраза…


- Ну и лето!… - воскликнул папа, стараясь слепить ком цвета молодой весенней травки, - это же снег! Но какой! Мало того, что он зелёный, так ведь теперь и тёплый, прямо горячий! - Папа полепил ещё немного, но снежка у него не получилось:

- А ещё он не очень липкий…

Но Любе было не до снежков: ведь такое чудо произошло! Она вспомнила свой вчерашний короткий разговор. Не с Генкой, а с кем-то, кто так и не показался из-под ёлки. А может, это и вправду кошка говорила. Кто сказал, что кошки не разговаривают? Так думают те, кто этого просто ни разу не слышал!...

И Люба незаметно оставила родителей. Всё равно они с соседями разговаривают! Лучше сходить на игровую площадку, узнать, может, кто-нибудь из знакомых видел, как всё произошло.

Там сидели Ленка с младшей сестрой Ксюшей, Катька с зеленоволосой куклой, Петька и Лёша из пятого дома.

Лёша только что пришёл, и все присутствующие во все глаза смотрели, как он неторопливо ест пломбир на палочке. Пломбир был светло-зелёным.

- Где достал такое? - зачарованно спросила Катька.

- От зелёного Дед-Мороза! - довольно рассмеялся Лёша, - но мороженое он только мальчикам привёз, девчонкам будет лягушек раздавать! Больших таких и бородавчатых!

- Ой, лягушки! - закричала маленькая Ксюша, начиная пугаться, - а у Зелёного Деда Мороза и лицо зелёное?

- Да слушай ты его больше! - рассердилась Ленка, - зачем деду Морозу дарить тебе лягушку? А мороженое он купил в магазине. Небось, теперь всё мороженое такого цвета!

- Нет, ещё шоколадное есть, и малиновое, я уже видел! - сказал Петька, - это только пломбир позеленел.

Сам же Петька частенько краснел. Он всегда становился пунцовым, когда собирался предложить что-нибудь:

- Вообще, у меня деньги есть, может, сходить, а?

В это время и подошла Люба.

- Привет! - как можно беззаботнее поздоровалась она, - а здорово, правда?

- Ой, Любка! - закричали ребята, - пошли в магазин за зелёным мороженым!

“Вроде, пока не знают ничего! Генка ещё не проболтался! Значит, не появлялся просто” - подумала Люба с облегчением, - “а появится - так я его самого дураком выставлю. Будет знать!”.

Но всё-таки Любе было интересно, кто что думает, и она решила тихонько выяснить. Ну хоть что-то!

- А что тут творится? Зелёное всё такое стало...

- Не всё, - важно сказал Лёша, - а только всё белое! А зелёное мороженое, между прочим, ещё вдобавок и вкуснее белого!

- Во-во, я и говорю, - Петьке очень не терпелось получить такой же, как у Лёшки, брикетик, - пошли за мороженым!

Никто не откажется от мороженого! Тем более, от такого, которого ещё не пробовал. И, оживлённо переговариваясь, ребята направились к Гастроному.


- Мы на лыжах с Ксюшкой покататься хотели; вернее, я на лыжах, а она - на санках, - рассказывала Ленка, поддевая лыжным ботинком небольшой зелёный сугробик, - вышли, я в обморок чуть не упала! Ой, что со мной, думаю, а Ксюшка как закричит... как ты кричала?

- Ура, мы в Африке!!! - Ксюша звонко рассмеялась и добавила:

- Или в Папуасии.

- А мы с папой, - сказал Петька, - утром на балкон за доской вышли, а там вместо снега - этих хлопьев зелёных - по колено. И запах какой-то не зимний…

Все наперебой закричали, что действительно, пахнет хорошо, но странно. А может, появилось какое-то новое время года, и теперь зимние каникулы всегда будут такими!

- Да, странно, всё вокруг зелёное, а это совсем не лето, - тихо сказала Люба, - а интересно, кто-нибудь видел, как это произошло?…

- Это случилось ночью!…- взвыл вдруг страшным замогильным голосом Лёшка.

- Перестань выть! - сказала Лена, - ребёнка испугаешь!

Лёшка, скорчив отвратительную гримасу, приготовился рассказывать дальше. Ксюша с ужасом смотрела на него, и уже совсем приготовилась заплакать в случае чего.

- Ладно-ладно, - смягчился Лёшка, таинственно улыбаясь, - только кто вам кроме меня об этом расскажет? Я, между прочим, всё своими глазами видел.

- Расскажи! - в один голос выдохнули ребята, а маленькая Ксюшка закричала даже громче всех.

- Ну, ладно, сами напросились! Самых пугливых прошу заткнуть уши, пока они не увидят, как остальные начнут падать в обморок! При-го-то-вились!..

- Как Лена сегодня утром падала? - вдруг спросила Ксюша.

- Хуже. Ночью мне приснился сон, что прилетела огромная каменная туча и схватило меня своими страшными ручищами. Я даже начал терять сознание. Несёт меня куда-то и воет жутко мне на ухо: “Принесу тебя в гнездо и скормлю своим голодным детям-м-м-м!”. Потом на тучу напала сова с крыльями… вот… на полнеба! А я аж прямо на Луну грохнулся. Телепортация, вот так! А там воздуха нет, я даже задыхаться начал! Вот…

А потом проснулся, вижу - а я уже на балконе. На своём уже… Я там замёрз сразу, а потом смотрю - а с неба прям как будто Луна падает! У-у-у-у-джжж-ж-ф-ф! А это не Луна оказалась, а громадный водоворот такой. Весь светящийся, летит прямо на нас! Даже я капельку испугался. Вы-то, если б такое увидели, вообще бы померли со страху!…

А потом ка-ак всё за-асветится вокруг! И ветра в этом смерче почему-то совсем нет. Тепло сразу стало. А потом смотрю - а всё уже зелёное. Я ещё подумал, что это снег так зелёным светом освещается. А потом опять стало темно. И тепло - та-ак стало, прямо жарко даже! Я и заснул прямо там. На балконном диване.

А утром проснулся у себя в комнате. Думал, что во сне всё увидел, а оказалось, что нет! Фу-уф, вот так вот!… Ну чего, детишки, страшно?

- У-у, а где Зелёный Дед Мороз? - Ксюша ждала, явно, другого рассказа.

- Дед Мороз?.. А... ну, с ним мы вместе в лифте ехали! Вот только что!

- Ага!.. - Ксюша немного подумала. - Лен, а, Лен! Я сегодня не поеду в лифте. Там лягушки!

- Нет никаких лягушек!.. Ну, Лёшка!


А вот и наш гастроном. Сегодня он с зелёной крышей. И колонны мраморные тоже - как будто травой натёрты.

Слух о новом мороженом распространился очень быстро: местная ребятня, казалось, вся здесь собралась. Они оживлённо обсуждали эти странные перемены в жизни, смеялись, и, вывалянные в тёплом снегу, ели зелёный пломбир.

Люба с друзьями встали в очередь. Внутри гастронома царило сказочное веселье. Причём, взрослых там было совсем немного - только продавщицы. Все остальные взрослые, видимо, решили не показывать носу из дому: уж больно для них этот случай непривычен. Ну а без продавщиц - как же? Где тогда брать мороженое, без которого теперь никуда - вон какая жара на улице!

- Слушай, Лёшка, - Люба никак не могла отделаться от мысли, что она во всём виновата, - а ты, вообще, нам правду говоришь, или врёшь? Ты же у нас ещё тот сочинитель!..

- Я-то вру?! А какого цвета всё вокруг?

- Папуасного! - сказала Ксюша.

- Во-во! Налетела, вам говорю, каменная куча... то-есть, туча, и ка-ак...

И тут у входа в гастроном кто-то страшно завопил:

- А-а-а-а!!! - это взвыл Генка-хулиган. Он вошёл, было в магазин, но, увидев Любу, споткнулся на пороге и грохнулся, - а-а!!! Это всё она! Ведьма! Я всё слышал вчера! Это всё Любка сделала! Не трогай меня!!!

В очереди стояли первоклашки, которых Генка ещё вчера очень смело обижал. Они стояли с пластмассовыми лопатками - собирались заготавливать зелёный снег на лето в картонных ящиках.

- Генка сбрендил! Ха-ха! - засмеялись первоклашки, - а нам нравится, какое всё стало! Нам нравится!

Но Генка ничего не слышал. Он схватил свою меховую шапку и, завывая от ужаса, убежал.

Все смеялись, как будто прогнали самого Бармалея!

- А чего он смылся?…- Катька посмотрела на свою зеленоволосую куклу, поправила ей платьице и сказала рассудительно, - у всех хулиганов нервы никуда не годятся!

- Люб, а, Люб... - Лёшка пристально посмотрел на Любу, - а... тебя же ведь он испугался-то!

- А я здесь причём?... Говорят же - он сбрендил! Дурак - и всё тут! - Люба с одной стороны была рада, что Генка выставил сам себя дураком, а с другой стороны, теперь всё внимание - на неё.

- А чего же он такого слышал вчера? - не отставал внимательный Лёшка.

- Да так, ерунда, просто я гуляла вечером, а папа убежал в крепость воевать…- Люба совсем уж собралась, скрепя сердце, рассказать о послышавшемся ей голосе, но пришлось признание отложить...

- Эй, ребят, всем мороженое - я угощаю! - Петька принёс целую охапку зелёного пломбира, и, щедро улыбаясь, раздал друзьям аж по две порции.

Всем тут же стало не до Генки с его тараканами в голове.


Пломбир... Такого вкуса ещё никто из ребят не пробовал. Ксюша откусывала его кусочками, и, восхищённо жмурясь на солнце, расплавляла их во рту:

- Я, наверно, никогда не наемся! Надо попросить маму, чтобы купила сто штук. И завтра ещё сто-сто!

Подойдя к дороге, друзья увидели красную снегоуборочную машину с огромными лапами. Раньше она загребала ими снег, и грузила его на самосвалы. Сейчас она стояла на обочине, а около неё сидел на корточках её водитель. Он задумчиво смотрел на зелёные деревья и изредка проезжающие автомобили.

- И что вы думаете по этому поводу?.. - вздохнув, спросил водитель наших ребят, как раз проходивших мимо.

- Здорово! - в один голос воскликнули все, жуя мороженое.

- Правда? Да я и сам так думаю, в общем-то... то-есть, я не знаю, что и думать.

- А чего же тут думать? - спросила Ленка, и хором с Ксюшкой они закончили:

- Ведь здорово же!

Водитель стал почёсывать свою голову, запотевшую под зимней шапкой, а ребята пошли дальше. По всеобщему соглашению решили направиться в лесопарк, он ведь неподалёку. Вдруг ещё и ягоды появились! Там же малинник огромный, в лесопарке. Только по этой вот аллейке пройти...


На лавочке сидели лыжники - крепенькие бабушка с дедушкой в синих спортивных костюмах. Только сейчас они были не спортсмены: свои лыжи они прислонили к лавочной спинке, и теперь степенно пили чай из термоса.

- А ведь жаль, Вера Ивановна, - улыбаясь, говорил старичок своей собеседнице, - что лет эдак семьдесят назад с нами такого не приключилось!

- Ох, Виктор Семёнович, Виктор Семёнович! Вы всё такой же мальчишка в душе... А конопатый какой вы были! - Сказала старушка, и, поправив на плече длинную седую косу, отхлебнула из своей чашечки. - А как вы думаете, может лучше бы было, если зима вернётся?.. Сейчас тоже приятно, но всё же хотелось на лыжах...

- Да, Вера Ивановна, тут вы правы: посмотрели, подивились, и на том спасибо!.. Да вот ребятишки идут! Девочка! - обратился вдруг старик к маленькой Ксюше, - а что это вокруг такое происходит, объясни старику!

- Няф-няндия! - Сияя, выпалила Ксюша.

-Ха-ха-ха! - раскатисто расхохотался старичок, - вот видите, Вера Ивановна, где на старости лет удалось побывать!


Малины в малиннике, конечно же, не оказалось - лета надо ждать, ничего не попишешь! Только всё вокруг зелёное, тёплое, округлое и сугробистое... Пошли к дому, есть уже захотелось, да и родители, наверное, переживают.

Что творится на улице! Бегают в шортах и без маек, в бадминтон играют, в футбол; расчистив зелёный снег, играют в ножички. Старики, наконец, расхрабрились и вытащили на дворовые столы свои шахматы и домино. Бегают, восхищённо тявкая, собаки. Новый снег клубится вокруг них мягкими тучами. Воробьи разверещались так, что казалось, они всё это и устроили, и теперь радуются своей удаче!

И вдруг... навстречу вышла вчерашняя белая, а сегодня зелёная - кошка. Люба увидела её, узнала, и даже побледнела немного (точнее - щёки её стали салатовыми от смущения!). Ведь только она, эта кошка, и встретилась ей вчера под ёлкой! Больше никого, если не считать появления в самый неподходящий момент Генки-хулигана.

Люба, стараясь незаметненько так поотстать от своих, подошла к кошке и спросила её шёпотом:

- Извините, конечно, но это Вы, всё-таки, со мной вчера говорили?..

Кошка уселась и посмотрела на Любу. Облизнулась.

- Люб, ты чего там? - забеспокоилась Катька, - ой, смотрите, кошечка какая!

- Иду, иду! - крикнула Люба, и добавила тихонько:

- Нет, всё-таки кошки не разговаривают... но тогда - кто?..

- Как же - не р-разговаривают? - Сказала кошка, - очень даже мы разговор-рчивы, когда есть о чём!

- Ой!.. - только и сказала Люба.

- Ух ты-ы - раздалось сзади. Люба обернулось. Оказывается, все давно уже подошли ближе, и слышали, что сказала кошка. Люба снова посмотрела было на зверька, но того уже и след простыл.

- Ты с кошкой говорила. - У Петьки открылся рот, а оттопыренные уши густо покраснели.

- А кошка - с тобой. - Катька во все глаза смотрела на Любу.

- Ко-шеч-ка-а! - закричала Ксюша и побежала в сторону, куда ушла кошка, - мне тебя спроси-ить очень на-адо-о!

- А о чём вы говорили, пока мы не подошли? - Лёшке стало немного завидно, что весь его рассказ о каменной туче - это всего-навсего рассказ, а говорящая кошка - вот она, с Любкой запросто общается. Да ещё Генка там чего-то кричал сегодня! Люба не отвечала, и Лёшка немного растерялся:

- Ну... ну... если это не секрет, конечно... Что она тебе сказала?

- Да ничего, вобщем-то, не сказала - Люба пыталась думать над словами кошки, но никакого смысла вынести из этого не получалось. - Но кто же это был?..

И тут пошёл снег. Густой, зелёный, пушистый. Тёплый такой снег.

- Ну как, Люба, теперь мы тебе нравимся? - прошелестел рядом знакомый голос.

- Ой, слышали?! - вздрогнула Люба от неожиданности.

Все слышали.

- А кто это? - спросила шёпотом Катька.

- Сама не знаю. Я думала, что это кошка.

- Это мы с тобой говорили вчера - мы, снежинки, мы, снег... Ты ругала нас вчера, а мы ведь хорошие... И такие ранимые... Нам очень больно, когда мы кому-то не нравимся... и решили сделать тебе подарок... Так мы угодили тебе, Люба?

- Ой, конечно!.. Спасибо... Только я не подозревала, что вы можете разговаривать!

- Но ведь кошки же могут, почему бы и нам не знать человеческого языка?

Ребята стояли и слушали, совершенно остолбенев и разинув рты. Наконец, Лёшка, который до этого только и мог мечтать, чтобы всё, что он придумал, случилось бы с ним на самом деле, решился спросить:

- А с ними... а с вами и другим можно говорить?

- О, с нами можно говорить любому... Только отвечать мы больше любим морозными узорами. В них можно передать больше, чем в обыкновенных словах. А сейчас тепло - какие уж тут могут получиться морозные узоры... - и ветром пронёсся протяжный шелест, как будто чей-то грустный вздох.

Люба стояла, ни жива, ни мертва. С кем ещё такое могло случиться!

- Снег! - закричали тут наперебой дети. - Снежинки! Здорово это у вас получилось, нам всем нравится! И Любе нравится, знаете, как она смеялась сегодня!.. А зима опять будет? А то нам кататься на санках тоже хочется! И на лыжах! И в хоккей! И снежную бабу лепить!

- А как же Люба? - тихо спросили снежинки, - Люба, тебе ведь станет опять плохо и холодно!

- Да мы научим её не бояться холода! Просто играть надо в снегу! - возбуждённо сказал Петька. Все дружно закивали головами.

- Конечно, снежинки, бедненькие вы мои, - Люба вдруг испугалась, что из-за неё одной, вот так запросто, все могут лишиться зимних приключений, - конечно, я научусь, мне теперь точно понравится, ведь мы же с вами теперь друзья! Да и как же вы без своих морозных узоров!

- А зелёное мороженое всё-таки - здорово! - с некоторым сожалением покачал головой Лёша. - Жалко, не будет его больше!

- Почему же? - удивились снежинки, - на будущий год, как захотите Летних Зимних Каникул, сразу нас зовите - нам будет приятно доставить вам удовольствие!

И снег прекратился, запорошив ребятам головы и ресницы.


Появилась Ксюша. Она напевала весёлую песенку. Значит, что-то важное ей удалось.

- Эх, Ксюшка, где ты бегала! - сказала Ленка. - Тут мы с настоящими снежинками пообщаться успели! Правда!

- Знаю. А я там с ними разговаривала! И ещё - с кошкой. Мы все вместе разговаривали. Кошка сказала “хороший запах!”, а снежинки обещали потом ещё прилететь... А Дед Мороз - хороший! - Ксюша надула свои румяные щёчки и взглянула на Лёшку, - и не будет он девочкам никаких лягушек дарить, Дед Мороз не плохой!

- Вот именно! - Катя вздохнула, - правда, у меня он пока в этом году не появлялся.

- Появится, - ободряюще подмигнул Лёшка и посмотрел на Любу, даже немного с уважением:

- Люб, а Генка-то прав был! Это ты всё сделала! - А потом всё же упрямо добавил:

- А смерч и каменную тучу ночью я всё-таки видел.

- Помним-помним! Каменную кучу! - рассмеялась Ленка, - ты всегда что-то видишь, чего никогда не было. А Любка, вон, всем показала!

- Ну и что! Сама-то меня всегда с удовольствием слушаешь!.. И, между прочим, на следующий год можешь проверить лично. Только не засни!.. Будет тебе та-а-акая каменная куча! - немного обиделся Лёшка.

- Значит, завтра будет настоящая зима? - Люба уже готовилась её увидеть, как в первый раз.

- Слушай меня, Люб, - решительно начала Катька, держа свою зеленоволосую куклу в одной руке, - я к тебе завтра утром захожу, правильно э-ки-пи-рую... ю, берём санки, и на горку!

- И мы с Леной тоже зайдём! Самым утром, - решительно сказала Ксюша, - правда, Лен?

- Ну, а мы с Петькой будем ждать вас уже на горке, идёт? На большой, которая с поворотом. Только давайте никому Любкин секрет не говорить! - предложил, опять повеселев, Лёша.

- Идёт! - таинственно подмигнув друг другу и распрощавшись до завтра, друзья разошлись по домам.


- Где же ты была, доченька? Мы с папой уже все прямо испереживались. Вечер давно! - Покачала головой мама.

- Вон какая зима ей больше нравится! - засмеялся папа, - в снег-то её и не выгонишь, а тут - со двора еле дождались!

Люба сняла ботинки и закрутилась на одной ножке:

- А завтра опять зима будет! Я точно знаю! - Родители давно не видели дочь в таком радостном настроении. - И мне она точно теперь понравится! Пап, буди меня завтра пораньше, за мной Катька с Ленкой зайдут!..

- Ну, Солнце моё, вот тебе и сегодняшняя сказка на ночь, - сказала мама, - в це-елый день! Понравилось?

- Ага… - Люба уже засыпала, и папа осторожно отнёс её на кровать.


А вот и утро наступило. Мягкий жёлтый лучик позолотил Любин лоб, и она проснулась. Потянулась, сладко зевнула...

- А не Жар-птица ли у нас в комнатке поёт? - папа всегда слышал, когда дочь просыпалась. И стишок у него к каждому утру - свой. Сегодня был такой:

Добрый зверь,
Который кот,
Был пушистым
Целый год,
А потом еще
Весь год,
Год и
Следующий год,
И на этот
Новый год
Так пушистым
И живет!

- Ой, пап, спасибо, какой ты молодец! Мне как раз сегодня кот пушистый снился. И откуда ты всё узнаёшь? Ты, наверно, тоже волшебник.

- Конечно, ещё какой! Вставай, соня, помогай маме вареники творить, знаешь, как волшебникам по утрам вареников с творогом и вишнёвым вареньем хочется! А тебе, жар-птица?

- И мне, папа! Доброе утро! А как там...

- Зима, зима, моя дорогая! Да погода-то какая распрекрасная!

Люба, быстро надев тапочки, подбежала к окну и отдёрнула свою занавеску с розами.

На улице было снова белым-бело, а на стёклах за ночь выросли красивейшие морозные узоры...


...А теперь я обращусь к вам, о, мои дорогие читатели!

Я, сказочник.

Рассказал я вам историю, а вот напрочь забыл, в каком месте она произошла... А так хотелось там снова побывать!

Может, это рядом с вами?

...А давайте вместе позовём:

- О-объ-яви-ите-есь, дети из Города Зелёной Зимы! Позовите и нас, когда снова такой день сделать задумаете!..

Очень-очень-очень будем ждать!


Искать на сайте:

Награды Лукошка
Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.