Loading...
Подпишись на новости
 
 

Во что поиграть?

Ранним майским утром Ксюша с Сашей отправились на улицу. Они взяли с собой футбольный мяч и поспешили во двор, где папа им смастерил настоящие футбольные ворота. Как только они покинули комнату, кукла Маша, что до того сидела в углу, приподнялась на ноги и принялась отряхивать свою юбочку. Нет-нет, можете вовсе не удивляться, все игрушки, когда остаются одни, скрытые от людских глаз, оживают и разгуливают по комнатам.

– Ой, ну совсем не следят за моей красотой, – печально вздохнула кукла. - Посадили на грязный пол. Мало того что я помяла свою голубую юбочку, так ещё и испачкала её.

– Ты и так у нас самая красивая, – успокоил куклу плюшевый Мишка, которому она очень нравилась.

– Ну, всё равно так же нельзя, – заметила Маша. – Ты вот всегда на кресле сидишь, а меня на полу оставляют. Как ненужную.

После этих слов глаза куколки стали грустными-грустными.

– Не печалься, ты очень, очень нужная, – ответил ей медвежонок и подошёл поближе, чтобы погладить её пышную кудрявую головку.

– Если бы была нужной, со мной играли бы и не сидела бы я сутками в углу в ожидании, когда же меня все-таки возьмут на руки, – ответила Маша. – Если бы мы, куклы, умели плакать, то я бы плакала не переставая, и всем было бы видно, что мне горько и обидно.

– Прошу заметить, – обратился с полки маленький гном в зелёной кофточке и красных башмачках, – что не только с тобою не играют, не играют со всеми.

– Да-да, именно! – вскочил на ноги зайка. – Не играют со всеми нами, и это, как скажет Маша, очень и очень обидно.

Открылся ящик стола, и из него вылезла целая армия солдатиков.

– И мы с вами согласимся, – сказал маленький солдатик, у которого не было одной руки. – Раньше Саша каждый день играл с нами и мы устраивали замечательные битвы, а теперь ему не до нас.

– Вот именно: и Саше, и Ксюше сейчас не до нас, – вздохнула кукла и потёрла рукой щёку, как делают люди, когда у них текут слёзы. – Раньше Ксюша всегда играла со мною и я была её маленькой дочкой. По вечерам она рассказывала мне сказки и расчесывала волосы. А теперь я ей не нужна...

– Мы все им теперь не нужны, – вздохнули печально игрушки.

– А может, вовсе и не так, – сказали детские настенные часы, что давным-давно висели в этой комнате.

– Как это не так? Что, разве не видно?

– Почему же, видно. Но и вы должны понять, что наступила весна, каникулы, и детишки теперь больше времени будут проводить на улице, играя в мяч, в догонялки, загорать и купаться, – ответили часы. – Но не переживайте, совсем скоро они снова вспомнят про вас и будут играть.

– А когда это скоро наступит? – полюбопытствовала кукла. – Долго ещё ждать?

– Зачем ждать?! – улыбнулись часы. – Вы сами без Саши и Ксюши можете прекрасно поладить и поиграть.

– А что, это идея! – согласился плюшевый медвежонок. – Нужно попробовать. И как мы раньше до этого не додумались.

– Действительно, нас же много, и мы не должны скучать, – улыбнулся гном и почесал свою седую бородку. – Только вот во что мы будем играть?

– Конечно же, воевать! – обрадовался солдатик и поднял вверх саблю. – Даже спорить нечего.

– Ну уж нет, – нахмурилась кукла. – Только войн мне и не хватало.

– А во что же тогда?

– В дочки-матери. Да, мы будем играть в дочки-матери, – обрадовалась кукла и захлопала в ладошки. – Я буду мамой, Мишка папой, а ты зайка, будешь нашим малышом. А гном, гном будет дедушкой.

– А чего это я дедушкой? – нахмурил брови тот.

– Всё просто: посмотри на себя. Маленький, с бородкой – настоящий дедушка.

– Нет, дедушкой мне быть не хочется.

– Да и я не хочу быть малышом, – замотал головой зайка.

– Давайте лучше рассказывать сказки, – предложил гном.

– Ой, это так скучно, – вздохнула кукла.

– Давайте, давайте воевать! – подхватил солдатик и радостно замахал саблей, рассекая воздух над головой.

– Раз вам так надо, то и играйте сами с собой, – ответила ему кукла Маша.

– А вот и будем, – обиделся тот.

Армия разделилась на два фронта и начала сражаться.

– Ах, так! – рассердилась кукла. – Тогда каждый играет во что хочет!

Началось такое... Солдатики на письменном столе устроили настоящую войну, самолёты кружили по комнате; зайка скакал со скакалкой; бременские музыканты, что стояли на полке, распевали песни; паровоз мчался по рельсам, громко свистел и пускал дым, и только один гном сидел на кресле и читал сказки. И так наверняка продолжалось бы ещё долго, но один из самолётов, что кружил в воздухе, нечаянно сбил крылом вазу, что стояла на полке. Та упала и разбилась. Все тут же притихли. Посмотрев друг на друга, подошли к осколкам.

– Что же мы наделали, – покачала головой кукла. – Теперь Ксюшу с Сашей непременно поругают из-за нас.

– А всё потому, – произнесли настенные часы, – что вы не пришли к согласию, и каждый вытворял то, что ему хочется.

– И что же нам делать? – расстроился зайка.

– Я думаю, нам нужно склеить вазу, – сказал гном. – А ну-ка, Мишка, неси со стола клей.

Медвежонок бросился к столу, а все игрушки дружно стали собирать осколки вазы. Когда Мишка принёс клей, то гном промазал им каждый кусочек, и все дружно склеили вазу.

– Ура! У нас получилось! – обрадованно воскликнула Маша.

– Почти как новая, – заметил зайка.

– Ага, – кивнул плюшевой мордочкой медвежонок. – Главное, чтобы Ксюшу с Сашей не наказали.

– Думаю, не накажут, – уверенно произнёс гном.

– Вот видите, – нравоучительно сказали часы. – Если работать дружно и согласованно, то всегда всё получится.

– Точно, – согласились игрушки.

– Ну что, давайте играть все вместе? – предложила кукла.

– Давайте, а во что? – спросил зайка. – В дочки-матери?

– Нет, нужно, чтобы интересно было всем, – ответила Маша. – Давайте играть в прятки.

– Давайте, – поддержали её остальные игрушки и принялись считать, кому же водить.

А часы по-прежнему висели на стене и, поглядывая сверху, улыбались. Наконец игрушки пришли к пониманию и могут весело и дружно играть.


Искать на сайте:

Награды Лукошка
Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.