Подпишись на новости
 
 
Нашли ошибку в тексте?
Ctrl+Enter

Взрослые КНИЖКИ

Сколько книжек не читал - всё сказки да сказки! - думал Лёня, - а так, чтобы, как в тех сказках пишется - волшебной книги - мне ещё не разу не попалось!”

Конечно, хочется, чтобы с картинки вдруг сошёл настоящий волшебник и сотворил какое-нибудь чудо. Или так: читаешь сказку, и вдруг - попадаешь в неё сам! Скучно так - жить на свете, а о колдовстве только в книжках читать… А вдруг - нету его, того самого колдовства?! Взрослые сами всё придумали, для того, чтобы детям лапшу на уши вешать…

Лёня вздохнул, и взял с дядиной полки запылённую книжку в коленкоровом зелёном переплёте. Книжка, судя по названию, вовсе не была сказочной. На ней было написано: “Старинные китайские рассказы и повести”. Всё, сказкам нет больше доверия, раз прожил уже до семи лет, а ничего такого ещё не произошло… Пора переходить на относительно взрослые вещи. Ещё бы, целых два года, как уже умеешь читать! Вдруг - мамы и папы специально своих детей потчуют всякими Теремками да Царевнами, а сами по ночам прогуливаются по, может быть, даже, и опасным - но волшебным местам!..

…Родители опять уехали в дальнюю командировку - снимать ещё одно взрослое кино про свою взрослую любовь, а Лёня - пусть пока поживёт у родного дяди Коли, благо дядя Коля - писатель, и работает всегда у себя дома.

Ещё у него есть мотоцикл, пусть старый, но зато чёрный и мощный. А ещё у любимого дядьки в квартире живёт огромный говорящий ворон Карл, а на подоконниках расставлены горшочки с кактусами.

Каких там только нет! Длинные, как огурцы, круглые, словно мамина игольница, и в виде маленьких пеньков ещё, например… Даже лысые есть, как если бы дедушкину безволосую голову взять, да и облить зелёнкой! (ой, что было бы тогда!… Хотя - вдруг дедушка согласится, если попросить… ха-ха!.. хи-хи!)

Но сейчас Лёню интересовали, пожалуй, больше всего, дяди Колины книжные полки: столько книг вместе мальчик больше нигде не видывал.

“Старинные китайские рассказы и повести” лежали на самом верху, забраться туда можно было, лишь опасно качаясь на табуретке, поставленной, к тому же, на мягкий стул из гостиной комнаты.

Успешно спустившись вниз, Лёня разобрал шаткое строение и прислушался: дядя Коля вдохновенно стучал по клавишам в своём кабинете и иногда напевал: “Та-тара-ту-ух ты!… точнее не придумаешь! Так и напишем!… Та-та-тэ-дэ…”

Может, что-нибудь интересное у него там получается, раз он так радуется! Тут Лёню посетила взрослая мысль: “Вот что такое любимая работа!”. Он ещё раз взглянул на обложку китайских рассказов, но тут сзади - Лёня даже вздрогнул - раздался громкий голос:

- Сидя на дива-ане! Кар! Читай! Читай на диване! Читай ка-ар!!!

Вон оно что! Пока Лёня исследовал книжные полки, в комнату бесшумно влетел Карл и наблюдал за ним, мудро прищурившись. Сидел ворон на своём любимом месте - на телефонной трубке. Кстати, если телефон звонил - он считал своей обязанностью принести трубку дяде Коле, если же того не было дома - Карл работал секретарём. По телефону Карл говорил всегда одну фразу: “Позвоните послезавтра! Каррл!”

- Напугал ты меня, Карлуша!.. На диване и почитаю, - Лёня уже сомневался, что долго сможет читать эту книгу, хотя даже и не открывал её. Ну что интересного может быть во взрослой книжке, даже и со странным названием! Хотя… Кто знает, - Лёня вдруг вспомнил, с каким настроением он подходил к этой пахнущей веками библиотеке….

Не надеясь на картинки, Лёня зажмурился и храбро, будто собираясь с чем-то сражаться, распахнул книжку и разложил её на коленях. Осторожно начал открывать глаза - вдруг, произойдёт что-нибудь! Вот так вот, прямо сразу и произойдёт!

Ничего такого не случилось. Никто из книжки не выпрыгнул, и двери никакой не открылось. Но во всю страницу был рисунок. В красивой беседке с изогнутой кверху крышей сидели два человека и пили чай из маленьких чашечек. Один из них что-то рассказывал, взмахивая рукой в сторону гор, изображённых на горизонте. Другой, поправив под собой маленькую шёлковую подушечку, увлечённо слушал. На низеньком столике дымился чайник и стояло блюдо с печеньем.

- Ух ты! Здорово как у них там, а, Карлуш? Интересно, наверно, вот бы послушать, о чём говорят!

- На диване карр читай! Сидя карр! Читай! - Карл почесал когтём клюв, и вдруг неожиданно добавил:

- Позвоните послезавтра!…

- Ладно! Только ты не мешай, - и Лёня прочёл первые слова, - во вре-ме-на… цар-ство-ва-ни-я им-пе-ра-то-ра… У-ди…- Лёня рассмеялся - до чего же смешное имя у этого имератора - У-ди!


..- Так вот, уважаемый Пу, рассказывают, что ещё во времена царствования императора У-ди, водилось в этих горах некое Чудо. Стоило, запасясь ароматными палочками и горсткой озёрной гальки, пойти на рассвете через три хребта на четвёртый, как к вечеру возвращаешься вместо глупого - умным, вместо неизлечимого больного - здоровым, и к тому же навсегда удачливым.

- А нельзя ли услышать, дорогой Ма Цунь, как всё это происходило, и почему теперь чудеса закончились? Ведь никто знает о чудесах сегодня…

- Что ж, расскажу, конечно, извольте!.. О-о! Чудес больше не происходит, говорите? А кто может это утверждать? У вас за спиной, между прочим, только что вылезла из норки серенькая мышка, замахала лапками и полетела! Так быстро упорхнула, что я просто не успел обратить ваше внимание на это маленькое чудо… Ну а вы, заметьте, этого не видели. Однако, слушайте…

Как давно люди узнали о той горе, никто уже и не помнит….Правда, потомки рыбака по фамилии Фу рассказывают, что лет двести назад, когда жил этот самый Фу, истощились вдруг запасы рыбы в нашем озере. Бедный Фу не знал, что дальше делать. Он умел только одно - ловить рыбу, и жил этим ремеслом. Правда, он умел ещё и смолить лодки, но все в округе, у кого есть лодки, смолили их сами. Как-то вечером, когда Фу осторожно, подбирая каждую крошечку, доедал последнюю горстку риса, к его дому подошла большая рыжая лиса с горлицей, сидящей у неё на голове.

Рыбак схватился было за весло, чтобы выгнать негодницу, но потом вспомнил, что неделя уже, как кур в хозяйстве нету, нечего воровать….Обменял их на шерстяное одеяло. И вдруг Фу заметил горлицу…

- Добрый человек, дай немного поесть моей сестричке! - сказала лиса, - а то она так ослабла, что и лететь уже не может. Да и я еле на ногах держусь. А нам ещё далеко идти….

Фу смекнул, что перед ним не обычные лиса и горлица. Может, это вообще, дочери Горного Владыки, возвращающиеся домой с неба!

- Конечно, кушайте! - сказал рыбак Фу, - правда мне, к сожалению, больше нечего вам предложить… Как рыба в озере Лун-Тянь перевелась, с тех пор есть нам, рыбакам особо нечего…

- Ничего, ничего, нам хватит, спасибо тебе, добрый человек, - и лиса с горлицей стали лакомиться рисом - горлица клевала, а лиса достала палочки, и, сидя на корточках, принялась ими размешивать в блюде какую-то приправу из мешочка, что висел на её шее.

Насытившись, спутницы поблагодарили Фу и ушли в сторону предгорья.

После них у бедного рыбака остались даже некоторые подарки - маленькая связка ароматических палочек и несколько круглых камешков гальки, напоминавших маленькие лепёшки. Камешки говорящая лиса наказывала беречь и ни в коем случае не выбрасывать. Но что удивило Фу больше всего, так это то, что рису в его посудине ничуть не поубавилось, а вроде даже больше стало! Вот какие гости приходили!

- Видел ли кто-нибудь что-то подобное в нашей округе! - Фу засмеялся и стал подбрасывать вверх подаренные камешки, - тридцать лет на Свете живу-живу, а о таком и не слыхивал! Наверно, добрая какая-нибудь весть. Что же я не поговорил - то толком с ними?…Э-эх, дурень….

Но тут Фу вспомнил о рисе и решил, раз уж он есть, подкрепиться сначала немного, а потом уже и поразмышлять спокойно.

Странно, но сколько бы он ни ел риса, а меньше его не становилось. К тому же еда стала чрезвычайно вкусной от той приправы, что лиса в неё положила. Каждый раз, отправляя палочками в рот следующую горсточку, Фу чуял другой вкус! Всё лучше и лучше!

Перестал кушать бедный рыбак только тогда, когда уже порядком объелся.

- Вот это подарок уж так подарок! - умиротворённо промолвил Фу и отвалился от блюда. На слишком сытый желудок - тоже - какие там размышления! Поэтому рыбак решил немного всхрапнуть, тем более, что уже был вечер, а завтра с утра, позавтракав оставшимся рисом, пойти в озеро, попробовать забросить сети - вдруг, рыба опять пришла?… А если не пришла, то чудесный рис пока есть, а там - будь, что будет! И за это спасибо Горным Духам!

Наутро, едва из-за Горы Четвёртого Драконова Хребта показалось Солнышко, Фу уже отчалил от берега.

А вот и оно, заветное удачливое местечко!

Однако, как ни старался Фу, даже лягушки ему в сети не попалось. “У меня-то хоть лисий рис есть, я ещё проживу, а остальные рыбаки как?!” - думал Фу, - “Устрою-ка я для всех праздник! Зачем так много счастья мне одному!”

Привязав лодку на пристани, Фу отправился на деревенскую площадь, где раньше торговали рыбой и куда приезжали покупатели из города. Сейчас там чистое место, ни единой чешуинки вокруг, ни одной вороватой кошки под старой ракитой… Здесь, сидя на деревянном прилавке, собирались рыбаки и вспоминали свои прежние уловы, ломая голову - куда делась вся рыба из озера? Может, прогневали чем Озёрного Духа? Принести бы ему еды в жертву, да сами уже не ели много дней….

- Чего это ты так радуешься, Длинный Фу? - стали спрашивать его друзья, - ты уже рыбы наловил и наелся, или, может, клад где откопал?

- Был на озере - нету рыбы до сих пор! А вот клад я нашёл, это да! Только не откопал я его, он сам - тук, тук, тук-тук - ко мне пришёл….

- Что это такое ты мелешь? - удивились товарищи, - как это - сам пришёл?!

- Да на четырёх пушистых лапах! - и Фу, которого за долговязый рост звали Длинным, рассказал рыбакам свою историю.

- Тронулся совсем с голодухи! - разочарованно протянул молодой Ван Ли, - мне тоже вчера рис померещился, а оказалось, соли немного под кроватью просыпано! Лису, правда, не видел, хе-хе!..

Но рыбаки, те, что постарше, вспомнили, что их отцы ещё рассказывали про Горного Владыку и его дочерей. Раз в триста лет сестрицы ходят в гости к своей тётушке Жу, что живёт во дворце на небе, а когда возвращаются, то заходят подкрепить свои силы в первый попавшийся дом. Если хозяева - хорошие люди, то их ждёт счастье, а если плохие, то… Уж лучше и не спрашивать, что ждёт плохих людей!

- Только не расспрашивайте нас, сами-то мы всё это понаслышке знаем, не встречались никогда с такими чудесами! - закончили старые рыбаки.

- Так вот ко мне они и зашли, - возбуждённо говорил Фу, - и горстка рису, что оставалась у меня, меньше так и не становится после того, как они отъели немного! Пойдёмте ко мне, всех накормлю, и семьям вашим достанется!

Оживлённо переговариваясь и урча голодными животами, рыбаки направились к окраине деревни - к одинокой хибарке Фу. Она стояла на самом берегу.

Пришли, расселись в кружок на поленьях рядом с домом - внутри бы все просто не поместились. Фу пошёл в дом и принёс рис: золотисто- коричневый, пахучий, целое блюдо!

- Вот, смотрите, а было на нём в два раза меньше! Лиса с Горлицей ели, я вчера объелся чуть ли не до смерти, сегодня позавтракал - а вы-то все - завтракали? То-то!.. А на блюде только больше становится, так и на нас на всех здесь хватит! Берите палочки! - и Фу, поклонившись, поднёс еду Люй Шаню, старейшему рыбаку, - не побрезгуйте мои скромным угощением, уважаемый учитель Люй!

- М-м, действительно, очень вкусно! - произнёс почтенный Люй, - если окажется, что он действительно никогда не кончается, то почему бы нам и самим не поесть, и не преподнести дар Озёрному Владыке? Может, смилостивится, и даст, наконец, ловить нам рыбу, как прежде!

Все, нахваливая, стали есть вкусный рис, кто сколько захотел. Много-то всё равно есть не получалось - не привыкли рыбаки к обильной трапезе.

- Ум-м, какой диковинный соус! - качая головой от удовольствия, сказал плешивый Цай, - а зачем нам кормить какого-то озёрного духа, если у нас у самих теперь так много еды, всегда разной на вкус! Не даёт нам рыбы, да и ладно! И так теперь можно жить припеваючи!

- Да, только ты так и можешь сказать, - передавая блюдо следующему, сказал Го по прозвищу Удачливый, - от отца твоего лодка тебе досталась, а ум рыбацкий - нет. С дырявой сетью - какой ты рыбак? Еда - хорошо, а без любимого дела - смотришь, и жизнь надоела!

- Го прав, - покивал Седой Лю. - Кроме того, одной еды для жизни мало. Рисом дыры в крыше не законопатишь, на ноги его не наденешь, зимой детишек не укроешь…

Так, переговариваясь и споря, рыбаки незаметно… Доели рис! Как увидели это, даже забыли, кто из них ел последним! Правда, голодным никто из них не остался. Кроме самого Фу. Ему-то как раз рису и не досталось….

- Вот это да! Вот так вечный рис! Видать, не вечный вовсе! - рыбаки разочарованно оглядывали пустое блюдо с двумя прилипшими ко дну зёрнышками.

Фу захотелось даже плакать - вот как обманули его дочери Горного Владыки! Опозорили перед всеми. Никто, правда, по крайней мере сегодня, смеяться над ним не будет - всё же накормил всех! А завтра - насмешки начнутся: скажут, сошёл с ума Длинный Фу, скормил им последний рис, а потом ещё удивлялся - чего это он у него кончился!

Оставшись один, Фу почувствовал ужа-асную усталость, лёг в постель и тут же уснул. Приснилось ему, что прискакали к его дому огромные всадники со страшными мечами и дали ему глиняную табличку, исписанную иероглифами. Читать Фу не умел, поэтому, повертев табличку в руках, он упал перед грозными всадниками на колени, приняв их за служителей тёмного царства, и стал умолять, чтобы они его не убивали. Один из всадников, ни слова не говоря, поднял его за плечо одной рукой и посадил впереди себя. Кони взвились в небо, и через несколько мгновений оказались на склоне Четвёртого Драконова хребта. Страху, правда, Фу натерпеться успел, и сердце его теперь бешено стучало. Да и кроме того, было неизвестно, зачем же его сюда притащили. Между тем, чёрные всадники унеслись как ветер, оставив Фу на склоне одного, с глиняной табличкой в руках. На этой горе он никогда в жизни не был, потому что… чего рыбаку-то делать в горах да лесах?

И вот, на тебе, попал. В самую середину леса, на самую дальнюю гору, на самую её макушку… Хорошо ещё, что не на самую верхнюю ветку самой высокой сосны!!

Фу огляделся, и, обнаружив под ногами едва заметную тропинку, решил пойти по ней. Вскоре из-за густых елей показался дивный дворец из благородных нефрита и яшмы с малахитовыми колоннами. Крыша его была из чистого золота и освещала само небо, хотя Солнце оставалось за тучами.

Из дворца вышел важный человек в лиловом халате и чиновничьей шапке и взял из рук совсем струсившего Фу его глиняную табличку. Прочитав, что на ней написано, чиновник сказал:

- Горный Владыка Фан И благодарит человека, спасшего его дочерей от голодной смерти во время их путешествия. Не был бы ты, Длинный Фу, простолюдином, Владыка принял бы тебя во дворце. А так - приходи завтра к этому камню, да возьми с собой то, что последним у тебя появилось!

С этими словами чиновник превратился в большой гриб, а сказочный дворец - в торчащий меж деревьев кусок скалы, похожий на лисье ухо… Ошеломлённый Фу повернулся, чтобы пойти в сторону дома, да сделал это как-то совсем неловко: поскользнулся на сыром корне и кубарем покатился вниз….

..Проснулся Фу на полу, и, понимая, что видел сейчас настоящий вещий сон, вскочил и бросился зачем-то к полке, где лежали лисьи подарки.

Камешки с благовониями, конечно же, оказались на месте - куда им деться, - но странность в доме какая-то, всё же, присутствовала…

Фу потянул носом - так и есть, пахло свежеприготовленной едой. На блюде, где ещё вечером лежало всего два зёрнышка, дымилась аппетитная горка красного рису с крабовой подливкой…

Фу уселся на пол и принялся кулаками чесать глаза, надеясь, всё же, проснуться. Натерев их до красноты, Фу убедился, что он не спит, это раз; и что рис ему вовсе не пригрезился, вон он, пахнет из блюда - это два….

“Как же так, - соображал Фу, - вчера здесь было пусто. Теперь блюдо полное, значит, опять всем может достаться! Только я сначала поем, а то ещё выйдет, как вчера вечером…”

И Фу взялся за палочки. Ах, какой божественный вкус у этого риса! И так его много!..

...Только на сей раз Фу сам его доел.

- А-а-а!…- страшно завопил Фу, - как же это он кончился?! Он же никогда не кончается!

Разозлившись, Фу схватил опустевшее оловяное блюдо и швырнул его в кусты жасмина, что росли около дома. Откуда ни возьмись появилась целая свора собак. Ворча и огрызаясь, голодные псы стали драться за… рис, что огромной кучей лежал теперь на корнях жасмина… Но Фу бросал пустую посудину!

Бедняга ахнул, и, не раздумывая, бросился в самую собачью гущу отнимать блюдо. Собаки тявкают - и он тоже рычит, как голодный пёс.

Прибежали соседские дети, посмотрели, и поскакали вприпрыжку по улице, улюлюкая и крича: “Длинный Фу собак рисом кормит! Длинный Фу бегает на четвереньках, а собаки едят!” Понял тогда бедный рыбак: заколдованное блюдо над ним издевается. Лучше уж совсем не есть, чем сойти с ума сытым!

И тут он вспомнил сегодняшний сон:

- А может, и вправду - вещий!.. - Фу прямо как молнией ударило, - так прямо сейчас идти и надо! А то и вправду - умом тронешься…

Фу посмотрел на озеро Лун Тянь, которое знал с детства вдоль и поперёк, потом на свою хибарку, в которой жил ещё его прадед - знатный рыбак, потом на лесистые горы Четыре Драконовых Хребта, в которых водятся змеи, медведи, обезьяны, да и тигры наверняка там промышляют… Фу стало немного жутковато… Да что кривить душой, - стало просто жутко! Но оставаться наедине с бешеным блюдом, которое его уже так ославило, ему меньше всего хотелось! Да и потом, как не принять приглашения Горного Владыки! Ещё обидится, а духов обижать нельзя. Это же всё равно, что чесать морду тигру!

Наконец, Фу собрался с духом и положил в свой старый потёртый мешок последнее, что в доме появилось: круглые камешки, палочки с благовониями - всё, что лиса с куропаткой оставили. Да прихватил с собой своё старое оловяное блюдо, с ним рядом и жить-то теперь страшно!

Утро было довольно раннее - в рыбацкой деревушке допоздна не спали. Солнышко только что проснулось и уже поблёскивает на волнах. Повернувшись к озеру спиной, Фу вздохнул и зашагал в своих соломенных сандалиях на восток, к Первому Драконову Хребту.

Через час быстрой ходьбы Фу уже порядком подустал, - всё же, привычнее ему было держать паруса и грести вёслами, чем черпать соломенными сандалиями жёлтую дорожную пыль. Правда, он уже потихоньку приближался к цели - дорога поворачивала за высокий лесистый холм, который и был первым из Драконовых Хребтов. Он был не очень высок, и не вызывал страха у Фу, тем более, что лес на его склонах был реденьким, как седая борода почтенного Лю Фа, сельского чиновника. Откуда здесь взяться тиграм!

Фу повеселел, и, пробретя второе дыхание, даже запел песню:

То, что я несу в мешке -
Лисьему уху отдам!
То, что я несу в мешке -
Лисьему уху отдам!
И хоть мои ступни все в волдырях,
Владыку Гор спрошу, когда дойду -
Чего позвал-то меня, Горный Дух?
Зачем я нужен тебе, Горный Дух?
То, что я несу в мешке -
Лисьему уху отдам!
То, что я несу в мешке -
Лисьему уху отдам!
И тигров я не встречу здесь и змей,
А на разбойников мне с детства - наплевать
Я дочерей Горного Духа спас,
И меня к себе позвал Горный дух!
То, что я несу в мешке -
Лисьему уху отдам!
То, что я несу в мешке -
Лисьему уху отдам!!…

Он пел, что в голову придёт, и так расхрабрился, что стал даже громко насвистывать.

Дорогу Фу перебежала лань, и он даже умилился:

- А я-то, дурак, боялся! Так здесь красиво! Почаще надо будет сюда ходить. А то ещё и грибов на обратной дороге соберу.

Фу проходил мимо штольни в самом крутом склоне холма. Он слышал, что когда-то здесь добывали раньше железо, самое лучшее в Поднебесной. Его даже не надо было выплавлять из руды! Из горы доставали целые куски железа. А уж из них и выковывали, что надо - топоры, мечи, плуги, даже швейные иглы…. Прямо смотрели на кусок железа - если на меч похож - меч и сделают, на котёл для риса больше смахивает - значит, будет котёл. А теперь, как говорят, кончилось здесь железо, осталось только какое-то заколдованное, много, но очень мелкое. Его даже расплавить было невозможно, что из такого железа сделаешь? И люди ушли отсюда.

Фу подошёл к отверстию в горе и заглянул осторожно в темноту штольни. Оттуда пахнуло холодом. Фу зябко повёл плечами и пошёл дальше, как можно скорее…


А вот и Второй Драконов Хребет. Похож на первый, разве только - больше в семь раз.

Найдя на его склоне пару камней поменьше, Фу присел на один отдохнуть, а на другой, плоский, положил свой мешок. “Что-то я проголодался!” - подумал Фу. Как только он это про себя произнёс - в мешке зашуршало, и вдруг… Запахло персиковой кашей! Так и есть, блюдо опять полнёхонько.

- Хоть ты, блюдо, и странное, но сейчас как раз поесть мне вовсе не помешает! - немного подозрительно косясь на посуду, проговорил Фу. Прожевав первую порцию восхитительной каши, он добавил, - и собак здесь нет, драться с ними не придётся! - и Фу, довольно посмеиваясь, доел рис.

..До третьей горы уже пришлось идти довольно долго. Третий Драконов Хребет приближался, величественно надвигаясь своими скалами, а потом и вовсе заслонил Солнце. Дорога стала почти непроходимой и совсем узенькой - здесь ею редко кто пользовался. Нырнув под вековые акации, дорога опять пошла вверх, на сей раз очень даже резво.

Деревья здесь были самые высокие из всех, какие Фу видел до этого. Они росли очень густо, выбиваясь из-под скальных выступов; заполняли чёрные расселины, из глубины которых слышался шум воды. Фу пошёл осторожнее, ему было уже не так весело, как раньше.

“Кто знает, - оглядываясь, размышлял Фу, - вдруг из-за камня тигр набросится! Здесь-то они точно есть. Или на медвежье логово ещё напорешься!”

Потом он вспомнил и про диких обезьян, что, если раззадорятся, так разыграются с человеком, что довести его до смерти могут. Страшно…

Затем он подумал, что ведь не зря же слухи о разбойниках ходят, есть они здесь наверняка!

А раз есть разбойники, значит, есть и волки, эти бандой ходят, а те - стаей… А ещё сказывали про огромных термитов-людоедов…


- Эй, рыбак, смотри себе под ноги, когда идёшь! Неровён час - в капкан попадёшь! - раздался голос откуда-то снизу.

Фу от неожиданности чуть рассудка не лишился.

- Не убивайте меня, лесные братья, у меня всё равно нет денег! - выпалил в ужасе бедный Фу и плюхнулся на землю.

- Да ты, парень, рехнулся со страху - разве же я один похож на целую шайку разбойников? - оказывается, Фу, задумавшись, давно потерял дорогу, ставшую постепенно просто тропой, и сейчас чуть не наступил на старика в потёртой войлочной куртке. Тот строго смотрел на него, сидя преспокойненько под дикой лесной грушей подогнув под себя ноги, как это делают отшельники.

- Садись, да объясни мне, кто ты и куда же ты шёл. В той стороне, куда ты сейчас направлялся, на пятьсот ли никого, кроме зверья да нечистой силы, не встретишь. Может, ты шёл в Усинь, да заблудился? Ну, тогда тебе на юг. К завтрашнему вечеру доберёшься.

До Фу, наконец, дошло, что никто убивать его вовсе не собирается, а может даже и помогут чем. Только вот про зверьё и нечистую силу не понравилось.

- Ох, извините, Достойнейший! Действительно, я заблудился. Я-то всего лишь рыбак, в лесу совсем не бываю, не то, что так далеко в горах!.. А ищу я Горного Духа, и знаю лишь, что живёт он на Четвёртом Драконьем Хребте… - и Фу рассказал отшельнику свою историю.

- Вот оно как…- задумчиво протянул старик, - рискнул, стало быть, принять приглашение Владыки Гор. Что ж, в таком случае, можешь считать, тебе повезло - я здесь давно живу и уж точно знаю, что делать!

..- Под самым Лисьим Ухом, - объяснял горный мудрец, - воскуришь все свои благовония, а в маленькую пещерку - ты её там заметишь - поставишь блюдо, положишь в него лисьи камешки, и трижды скажешь: “Я пришёл, как ты велел мне, о великий Горный Владыка!”…. Ну а дальше сам всё увидишь и поймёшь, если не дурак!

Старик посоветовал Фу взять прутик акации c двумя стручками, привязать к его середине нитку, выдернутую из мешка, так, чтобы ни один из концов прута не перевешивал, намотать нитку на указательный палец, и идти, вытянув руку с прутиком на ниточке вперёд. Куда стручки показывать будут, туда и надо идти. Так только и можно найти, говорил отшельник, заколдованный дворец Горного Духа - камень Лисье Ухо.


..Дело уже вовсю шло к вечеру, а бедного Фу всё мотало по лесистым Драконовым Хребтам то вверх, то вниз… То в бурелом, то чуть не по отвесной скале лезь давай. Тут ветерок подует, стручки сдувает, здесь Фу сам споткнётся, и качается веточка туда-сюда: в небо упрётся, в землю посмотрит. Фу ничего не оставалось делать, как бегать кругами, делать резкие повороты, даже поворачивать назад! Казалось, от места, где отшельника встретил, так и не ушёл, но только всё вокруг постоянно становилось другим. Ещё бы, были акации с грушей, а теперь вокруг одни кедры! Наконец, Фу заметил, что ветерок, кажется, успокоился, а стручки уже целый ли ведут его строго к вершине.

Странно, но Фу почти не устал, эдак носясь по диким зарослям. Ни разу даже не вспомнил про змей и термитов-людоедов! Разве что голова немного кружилась, и совершенно непонятно было, в какой же теперь стороне озеро и собственный дом.

- Плохо эдак опаздывать, когда идёшь в гости. Да ещё к таким важным персонам!… Ай-яй-яй!…А может, домой повернуть?.. Ага, придумал, “повернуть”! А куда, позвольте вас спросить? - рассуждал ворча Фу, но прутик, судя по всему, вёл его, всё же, правильно.

Вдруг оба стручка на указочке поднатужились, и… лопнули! Горошины так и брызнули в разные стороны! А щёчки стручковые закрутились и изогнулись так, что вообще уже никуда не могли показывать.

Фу вскрикнул от неожиданности, и растерянно осмотрелся. Под ногами была… еле заметная звериная тропинка. И стоял он на самой макушке Четвёртого Драконова Хребта. Дорожка вела через небольшую впадинку из кедрового бора - в лес дремучих тёмных елей. Бросив свою сослужившую службу указочку, Фу поправил на спине мешок и ступил на уже знакомую тропку, точно такую, как во сне видел.

Среди елей то мелькал рыжий лисий хвост, то вспархивала с пушистых еловых лап горлица… А может, Фу это просто показалось… Показалось и убежало!


Сердце замерло в груди у Фу, когда показался, наконец, кусок скалы, торчащий меж дуба и яблони - вот он, камень Лисье Ухо. Как же долго он к нему шёл! Только сейчас Фу заметил, что подошвы соломенных сандалий совсем истрепались, и на ступнях уже раскровянились свежие мозоли….Плечам надоело носить мешок с оловом и камнями, рук хватило лишь на то, чтобы, оперевшись ими о землю, сесть на корточки.

- У-ух! Как же я обратно-то пойду! Всё остальное ерунда, но надо же было так ноги свои потратить! Вот незадача… - бормотал Фу, смачивая слюной самую большую натёртость. Он решил отдохнуть немного, а потом уж поступить, как наставлял старик, живущий на Третьем из Хребтов. А чего теперь торопиться? Фу вдруг опять приобрёл рассудительность и спокойствие. Ему почему-то казалось, что пока он благовония не воскурит, местные духи на него даже внимания не обратят! Хотя - каких-то животных он видел. Рыжих: значит, это лисицы. А может, здесь все лисы заодно!

Фу достал из мешка горючий мох, оторвал небольшой кусочек, и, взмахнув кресалом, добыл огонь.

Палочки для воскуривания он воткнул меж двух сложенных, как пальцы меж собою, яблоневых корней, что с левой стороны изящно обхватывали Камень. С противоположной стороны эту скалу придерживал огромный корень могучего дуба. Под этим-то корнем и виднелась небольшая пещерка.

Фу достал из мешка оловяное блюдо, поставил его в пещерку - оно как раз туда подошло. Положил в него лисьи камешки.

Зашумев в листьях, пронёсся порыв ветра, задул горящие благовония, и они начали испускать ароматнейший дым.

Фу, которого вдруг опять охватил страх, срывающимся голосом проговорил:

- Я пришёл, как ты велел мне, о великий Горный Владыка!…

- Я пришёл, как ты велел мне, о великий Горный Владыка! - чуточку подождав, повторил Фу. На этот раз он позволил себе немного осмелеть.

Лёгкий дым, неся диковинные опьяняющие запахи, совсем вскружил голову Фу, и он закричал что есть мочи:

- Я пришёл, как ты велел мне, о великий Горный Владыка!

На мгновенье в глазах у Фу потемнело, и скала Лисье Ухо превратилась в огромные резные ворота с тиснёными золотом на них драконом и зеркальным карпом.

Из ворот вышел давешний чиновник в лиловом халате и вручил Фу деревянную дощечку с тщательно вырезанными иероглифами.

- Государь Фан И изволил лично изготовить благодарственную табличку для тебя, Длинный Фу. А так как ты, я знаю, грамоты не разумеешь, то я прочту тебе, слушай! - чиновник поправил свою атласную шапку, прокашлялся, и прочёл, - Время выдалось странным -

Но вижу доброе сердце!
Ему бы ещё ликованья,
Но в этом - любовь поможет,
Что, словно бутон весенний,
Скоро встретится на пути.

Фу стало немного стыдно за свои испуги, он даже чуточку покраснел; но когда чиновник закончил строчками о предстоящей Фу некоей любви, лицо Фу стало красным, как рак.

- На, повесь её у себя над входом! - чиновник передал табличку Фу, которого опять кидало то в жар, то в холод.

- Спасибо, ох, спасибо…- смущённый Фу погладил табличку и запихнул её за пояс. - Ну, я пойду, если позволите....

- И куда же ты пойдёшь? Разве ты знаешь, в какой стороне твой дом? Да и потом, благодарственная табличка - это ещё не всё, что тебе причитается. Проси, что хочешь - может, что-нибудь и получишь!

Только тут Фу вспомнил, что он - рыбак!

- А не могли бы вы упросить Горного Владыку, чтобы словечко замолвил бы за нас перед Озёрным Духом, а то мы с голоду уже помираем, а рыба не идёт!..

- А зачем тебе рыба? - удивился чиновник, - у тебя же есть теперь блюдо, которое всегда накормит тебя!

- Спасибо, конечно, молодым госпожам за такой подарок, но не могу же я один кушать, когда вокруг деревня с голодухи пухнет! Да и рыбу ловить мне привычнее, чем ничего не делать! Любишь своё ремесло - так не меняй его, древние так говорили…

- Молодец, коли так! - засмеялся чиновник. - Но ведь и всю деревню можно накормить из твоего блюда.

- Можно-то можно, только вот подшутили надо мной, видимо, молодые госпожи - я в таком случае остаюсь голодным! А потом блюдо и вовсе издеваться начало! Чуть с ума не сошёл, даже с собаками, на смех людям, подрался! Заберите, прошу вас, его от меня ничтожного, да не прогневаются дочери Горного Государя… Лучше уж ничего совсем не есть!

- Вот ведь эти люди, странные существа… - проворчал чиновник, - не показывал бы никому блюдо, да и жил бы себе, горя не зная! Всё вы норовите друг другу помогать!…Ладно, забирай свою посуду, теперь она опять обычная. А рыба у вас, я думаю, опять появится. Бросьте только потом, когда купите, два доу варёного рису и столько же сушёной кукурузы в озеро. Прогневался, видать, на кого-то из вас Озёрный Владыка Юй Ю! Да только он отходчив, главное - не обижайте его больше! - и чиновник раскатисто рассмеялся.

- Да, вот что, - добавил чиновник, - расскажи там у себя в деревне, как найти камень Лисье Ухо. Горному Владыке будет весьма приятно, если кто-нибудь принесёт сюда благовония и жертвенную еду. Если желания пришедшего понравятся Государю, он их исполнит. А за плохие желания - накажет. Да пусть берут с собой свои блюда и камешки, такие, как ты принёс.

В глазах Фу опять померкло, и чиновник исчез. Вместо ворот с золотыми драконом и карпом опять был кусок скалы, похожий на лисье ухо.

- Вот так штука! - Фу почесал у себя в затылке. - Бах! - и исчез. А я даже не спросил, в какую сторону идти-то отсюда!…

Фу посмотрел в пещерку, где стояло его блюдо. Вместо камней там лежали теперь аппетитные лепёшки, от которых шёл пар. Фу понял, что страшно проголодался. Он схватил одну и откусил сразу половину. Как вкусно! Фу съел все лепёшки, сыто икнул.

- Ух, наелся! Какие странные лепёшки! Чем больше их ешь, тем больше хочется…. Но ведь я наелся! - Фу сделалось смешно, даже мозоли перестали болеть.

- Да… теперь бы домой! - стоило только это произнести, как налетел, словно дракон, смерч, подхватил Фу, его мешок и блюдо, и бедный рыбак полетел куда-то вверх тормашками!

Толком не успев испугаться, Фу заметил, что уже некоторое время сидит на собственном пороге и сжимает в руках своё старое блюдо.

- Да-а… Вот так “теперь бы домой!”…- Фу тщательно осмотрел посудину, понюхал её, поставил на полку, и завалился спать. Устал очень.

А наутро он рассказал рыбакам о своём загадочном приключении, и все до одной лодки вышли на лов. Какой рыбный базар потом был! Видать, договорился Горный Владыка с Озёрным.

И чем дальше - тем больше, со всей округи сюда покупатели за рыбой потянулись - и из деревни Сюли, и из Му-Сяо, и даже из городка Усинь, а ведь это довольно далеко, в семидесяти ли отсюда!

Уж как благодарили сельские рыбаки Озёрного духа! Отборный рис, лучшая кукуруза, сушёные овощи; даже бананы и редкие плоды Цукай в воду бросали!..

Ходили люди и к Лисьему Уху. Благовония несли, жертвенную еду, да посудины свои с камешками, такими, из которых лепёшки для возвращения получаются. Благодарили Горных Духов за сделанное, а просили - кто ума для сына, кто - красоты для дочери. Денег никто не просил - зачем их просить, если рыба в озере не переводится! Никому и плохие мысли в голову не приходили - ну нету в этой деревне зависти у людей!

А потом слух пошёл: породнились, оказывается, Горный Дух с Озёрным. Выдал Горный Владыка своих дочерей, тех, что Длинный Фу спас, замуж за статных сыновей Озёрного Владыки.

С тех пор живут здесь люди хорошо, да не забывают своих Духов. А чудес новых не просят, потому что ещё их далёкие предки о прапраправнуках позаботились. Зачем же им жадничать?

- Но значит ли это, уважаемый Ма Цунь, что даже сейчас, если прийти на Гору Четвёртого Драконьего Хребта с подношениями, можно будет увидеть Чудо? - Пу Ци Гао даже взволновался, как подумал о возможной встрече со своими исполненными желаниями.

- А что, дорогой Пу, приглашаю Вас на прогулку завтра утром! Вы человек культурный и образованный, писатель, плохого не возжелаете! Только обещайте, что, когда опишете наш поход в своих замечательных книжках, не раскроете всех секретов, как попасть к Лисьему Уху.

- Что ж…- вздохнул Пу Ци Гао, - обещаю.

Проснувшись спозаранку, Ма Цунь и Пу Ци Гао позавтракали сушёными овощами и холодной телятиной, положили в мешок оловяное блюдо, съестные припасы и благовония и отправились на берег за круглыми камешками.

- Вот посмотрите, дорогой Пу, рыбаки уже вышли на лов, - указал на озеро Ма Цунь. - А во-он с той лодки, глядите, бросают в воду жертвенный рис. Кстати, по-моему, это братья Фу! Потомки того самого Длинного Фу.

- Вот бы потом с ними поговорить! Они наверняка помнят, что им деды рассказывали об этом чудесном случае.

- Что ж, завтра и поговорите. И с ними, и с другими сельчанами. Чего-чего, а история у этих мест богатая! Да что там! Вам самому удастся сегодня к ней прикоснуться.

И, набрав озёрной гальки, учёные мужи направились навстречу показавшемуся из-за Четвёртого Драконьего Хребта Солнышку.

Благополучно добравшись до третьей горы, они уселись перекусить под дикой грушей, на которой вовсю уже созревали, правда, довольно мелкие, плоды.

- Вот это да! - Пу огляделся. - а груша-то, прямо как из той легенды, что Вы, уважаемый Ма, вчера рассказывали!

- Да ведь это она и есть, - усмехнулся Ма Цунь. - В наших горах встречается ещё одно чудо, Вечные Деревья! Этой груше, например, целых двенадцать сотен тысяч лет! Да-да! Старец тот, что Фу под ней встретил, для того здесь и жил, чтобы людям путь к Лисьему Уху показать. Как не иди туда, а дорога всё равно сначала к этому месту приведёт. Ну, а вон на той акации и растёт наша будущая указочка!

- Какое странное место….Какие странные вещи здесь встречаются! - И тут Пу внимательно посмотрел себе под ноги, - ой!!! Смотрите, уважаемый Ма, по-моему, это свежие тигриные какашки! Тигр наверняка где-то неподалёку!

- Да, действительно, дорогой Пу, тигры здесь иногда встречаются. А тот, чьи какашки Вы рассматриваете, и вовсе находится за Вашей спиной. Вон он, прячется в кустах! Но вы не бойтесь!

- Ай-яй-яй! - нечеловеческим голосом вскрикнул Пу, и рухнул на землю, обхватив голову руками.

- Ну вот, чего Вы испугались! - Ма Цунь покачал головой. - Я же говорил - нечего бояться! Зато Вы, уважаемый Пу, пропустили ещё одно чудо: тот тигр, когда я сказал Вам про него, сел в повозку, запряжённую двумя обезьянами и удавом, и уехал.

- Вот как? Действительно, подобного я тоже никогда не видел… - Пу был удивлён и раздосадован. - Этак можно, оказывается, всю жизнь прожить, а странного ничего не заметить!

- Вы правы, уважаемый коллега. Не стоит убегать и закрывать глаза, когда есть возможность познать удивительное! В писательском деле это тоже вам может вполне пригодиться.

- Спасибо за совет, уважаемый Ма! Всё же, я надеюсь, хотя бы одно чудо я сегодня увижу!

Сделав из веточки с двумя стручками и нитки указочку, Ма Цунь повесил её себе на указательный палец и путники направились к своей цели, повинуясь её движениям.

Длинным, запутанным был путь, приходилось кружить и возвращаться, блуждать и карабкаться, даже вертеться на месте, если веточка вдруг пускалась в пляс от дуновения ветра….

Словом, ближе к вечеру, изрядно подуставшие, Ма Цунь и Пу Ци Гао услышали - бах-бах! - и увидели, как из стручков акации на их указочке брызнули в разные стороны малюсенькие горошины. Вот она, та звериная тропка, по которой уже совсем недолго придётся идти до заветного места.

Пу был поражён, когда увидел Лисье Ухо. Он-то думал - кусок скалы, с одной стороны яблоня, с другой дуб… Так и представлял всё себе. Но слушать легенду - одно, и совершенно другое - наблюдать треугольный камень высотой в четыреста локтей, оплетённый корнями яблони такой высоты, что крона её исчезала в облаках, и, с другой стороны - поддерживаемый дубом такой толщины, что в его дупле его можно было обустроить целый дворец.

Ма Цунь улыбался, глядя, какое впечатление производит увиденное на гостя. Пу только смотрел на Лисье Ухо и и качал головой, выпучив глаза и восхищённо цокая языком. Тем временем, Ма Цунь достал из мешка благовония, возжёг их и воткнул в расщелину меж двух яблоневых корней, похожих на сжатые пальцы. В маленькую пещерку под дубовым корнем он поставил оловянное блюдо и положил в него камешки. Туда же поместилась и жертвенная пища.

- Мы пришли к тебе, Горный Дух! - крикнул Ма Цунь. С деревьев раздался шорох, и промелькнула какая-то тень. Как будто горлица пролетела.

- Мы пришли к тебе, Горный Дух! - крикнули Ма Цунь и Пу Ци Гао хором. За елями мелькнул и скрылся пушистый рыжий хвост. Или это только показалось? Дым от благовоний окутал всё вокруг, клубясь со сладким ароматом.

- Мы пришли к тебе, Горный Дух!

На мгновение дым стал настолько густым, что нельзя было разглядеть даже своего носа, а потом вдруг рассеялся, оставив только аромат трав и сандала.

Перед путниками стоял воздушный дворец из драгоценных каменьев; ворота с драконом и карпом были открыты. Его золотая крыша действительно освещала небо, сейчас укутанное облаками.

- Горный Владыка зовёт вас к себе. Он увидел учёных мужей, и приглашает отведать с ним чаю! - чиновник в лиловом халате открыл перед ними дверь и приглашающе взмахнул рукой.

Ма Цунь и Пу Ци Гао приветственно поклонились и поспешили войти во двор. Сразу за воротами по правую руку раскинулся великолепный сад цветущей сливы-мэй, а по левую - прекрасная коллекция разнообразнейших сортов бамбука. Уж там и редчайший цзи-цянский для волшебных флейт, и такой, который раз в год расцветает прекрасными расписными зонтиками от солнца; даже такой был бамбук, на котором родились тутовые ягоды!

А вот и пруд с огромными царственными лотосами. Посреди пруда раскинулась роскошнейшая беседка, в которой, на обитой шёлком лежанке, отдыхал, покуривая кальян, сам Фан И.

- Проходите, не стесняйтесь, уважаемые гости! - Горный Владыка пригласил друзей сесть за стол. - Я люблю таких гостей, с которыми можно поговорить. Угощайтесь пожалуйста!

Ма Цунь и Пу Ци Гао, почтительно раскланявшись, расположились за столом. Подошёл слуга и налил в приготовленные чарки жёлтого вина.

- Ну что ж, рассказывайте, какие заботы привели довольно преуспевающих учёных мужей в столь далёкое путешествие! - Фан И взглянул на Пу, у которого от всего происшедшего уже просто кружилась голова, - а Вы, уважаемый писатель, так и вообще - ехали за тысячу ли, от самой столицы!

- Честно говоря, я и не догадывался, когда направлялся навестить в Мянь-ту своего друга, что окажусь в таком чудесном краю! В больших городах мы уж и забыли, что такое - настоящие чудеса.

- Это потому, - улыбнулся Горный Дух, - что там разучились их видеть! А в наших краях войн не бывает, зависть здесь уже много лет не водится. Вот и живут люди, духи и животные, не прячась друг от друга, а даже, если надо, и помогая. Просите и вы у меня помощи, раз пришли.

- Легко ли в такое поверить! - воскликнул Пу, - вот бы везде так жилось, как у вас!..

- Хорошее желание, - одобрительно покачал головой Горный Дух, - только мне-то не под силу, пожалуй, его исполнить! Люди должны сами научится жить в мире, тогда и проснётся повсюду волшебство, ныне, к сожалению, крепко спящее.

- Тогда, о Горный Владыка, - Пу Ци Гао разволновался и стал даже немного запинаться. - Тогда, о Горный Владыка, попрошу Вас о небольшом кусочке магии! Такой, что будет жить в книге, которую я напишу о своём необычном путешествии. Чтобы каждый человек, жаждущий чуда, мог бы с помощью этой книги попасть на сказочную землю!

- О-о! Интересно! Что ж. Это как раз мне не трудно. Но - с одним условием: так произойдёт, если книжка твоя выйдет хорошей. А это уж только от тебя самого зависит. Так вот, говорю: настоящий мечтатель, прочтя твою повесть, может ко мне обратиться с заветным желанием, и кому-то, может, я смогу помочь.


Перед Лёней стояла тонкая фарфоровая чашка с зелёным ароматным чаем. На её боку был изображён дракон, взлетающий из озера. Пока Фан И разговаривал с Пу Ци Гао, Лёня рассматривал чашку. Камыш в чашечном озере шевелился, тревожимый ветром, глаза у дракона сияли, крылья переливались.

..- Ну а вы, молодой человек из будущего мира, что бы вы хотели пожелать для себя? Вас стоит наградить за то, что вы истинный мечтатель, уважаемый Лё-ня! - Лёня вздрогнул, поняв, что обращаются именно к нему. Он оторвал взгляд от заветной чашки, где в озере уже показался полной луной огромный зеркальный карп.

На Лёню смотрели испытующие глаза Горного Владыки.

- Ой! - Лёня немного опешил, - з… з-здравствуйте!..

- И ты здравствуй! - Фан И рассмеялся. - Скажу тебе сразу: во-первых, ты не спишь, а читаешь книгу, а во-вторых, сделать мир во всём мире я не могу - не в моей власти! Так что эти вопросы можешь не задавать. Зато - задавай любые другие! Проси, не стесняйся!

- Ага…- так часто сердце Лёни не билось ещё ни разу. Вот какая книга тут у дяди на полке пылилась, оказывается! Не ошибся он, подумав, что следует почитать что-нибудь взрослое! Хотя, кажется, эта книжка не очень и взрослой оказалась. Скорее, и взрослой и детской одновременно. Вот интересно, а дядя Коля её читал? - Вот здорово! А можно мне летать научиться? Чтоб куда захотел, туда и полетел! А то во сне я летаю, а утром потом даже пятки от пола отрываю, а подняться не могу… А со шкафа с маминым зонтиком тогда спрыгнул, и вовсе ногу подвернул!

- Хорошо, будешь летать, если захочешь! Ну, а серьёзные желания у тебя есть? - наклонив голову, спросил Горный Дух.

- Совсем серьёзные?.. - и Лёня, секундочку подумав, выпалил: - а чтобы папа с мамой всегда здоровыми были!

- Молодец, Лёня, вижу, ты хороший сын! Твои родители молодцы, раз такого наследника воспитали. Будь по-твоему!

И Лёне сделалось ужасно хорошо, он расправил плечи, восторженно оглянулся, и набрал, смакуя, в лёгкие побольше приятного прохладного чистого горного воздуха. Как же здесь, в древнем Китае, красиво!

- Премного благодарен Вам, о великий Горный Владыка! - где-то Лёня слышал подобную фразу, и она показалась ему самой подходящей к этому случаю.


- Ну а вы, уважаемый учёный, чего бы хотели для себя пожелать? - Фан И посмотрел на Ма Цуня.

- Спасибо, дорогой Владыка, мне ничего не надо, всё, что нужно, у меня есть. Я лишь выступил провожатым.

- Ну что ж, тогда идите, раз все свои вопросы исчерпали!

Поблагодарив Горного Владыку и откланявшись, путешественники вышли за ворота. Стоило воротам закрыться, как дворец превратился опять в камень Лисье Ухо…


- Ох, молодой чужестранец, откуда вы взялись там? - удивился Пу Ци Гао, - как я понимаю, вы-то как раз из другого времени! Но ведь я ещё не написал свою книгу!

- Как же так, ведь я её сейчас читаю…- Лёня оглянулся, понял, что не книжку он сейчас читает, а, что ни на есть в самом деле, находится на вершине Четвёртого Драконова Хребта, и добавил неуверенно, - наверно… или… как же?…как вы и написали, через неё сюда попал!..

Ма Цунь рассмеялся, он как раз достал уже из пещерки блюдо с готовыми лепёшками:

- О-о-о! Выходит, дорогой коллега Пу, вы действительно написали хорошую книгу, смотрите, волшебство её вполне действует! Да, уважаемый Лё-ня, по вашим просьбам к Горному Владыке вижу, что не перевелись в будущем мечтатели и заботливые сыновья. Однако мы не должны задерживаться, лепёшки надо есть горячими!

Все взяли по лепёшке, и, немного обжигаясь (ещё бы, только что из печки!), стали есть. Какие вкусные! Лёня всё пытался понять, из чего же они сделаны, - вдруг удастся сделать такие же. Но, видно такой крупы в магазинах не найдёшь… Расправившись со своей порцией, Лёня сказал на всякий случай спасибо, правда, неизвестно кому…

Постойте, как же неизвестно! Есть кого поблагодарить!

- Спасибо Вам, у-ва-жаемый Пу Ци Гао, - Лёне немного непривычно было произносить такое странное для него имя, - за то, что очень хорошую книжку написали! Спасибо, Учёный Муж Ма Цунь, что привели нас сюда!

Лёня собрался сказать ещё несколько слов, может быть даже спросить, нельзя ли пожить здесь хотя бы денёчек, но тут его подхватил неизвестно откуда прилетевший смерч, закрутил, завертел так, что всё слилось в глазах, как на аттракционах, и в следующую секунду Лёня оказался на чём-то мягком.


Головокружение прошло, и Лёня понял, что сидит на стареньком дядином диване, держит на коленях книжку, а на телефонной трубке, как ни в чём не бывало, спит, спрятав голову под крыло, старый мудрый Карл.

- Вот тебе, Карлуша, спасибо-то какое, что на диван меня позвал! А то бы я голову расшиб обо что-нибудь, когда приземлялся! - Лёня засмеялся. Потом взглянул на книгу. - Ух ты, а книга-то всё на первой странице! Может, заснул просто? И всё мне приснилось?..

Вот жалость, прямо расплакаться хочется! Во сне-то волшебства всегда полно, а вот наяву пока увидеть его не удавалось… Эх!..

Но тут в нём зародилась надежда: кто мешает ему испытать всё тут же, прямо сейчас!

Лёня озорно посмотрел на ворона, который уже не спал, а, наклонив голову, внимательно наблюдал за Лёней, гикнул и… полетел!

Ура! Вот она какая, эта люстра сверху!.. Вот что блестит в щелочке под потолком - серебряная монетка! Ух ты, какой слой пыли на картинной раме, протереть бы надо!… Теперь спланируем на ковёр - пя-а-а-ау-у!

..Вот только, может, пока не говорить никому о том, что летать можешь? Но ещё и ещё раз - УРА-А-А-А! ОГО-ГО-О-О-О!

- КАРР! - Но это уже был Карл. Очень он удивился, увидев Лёню летающим, да ещё и без помощи крыльев.

- Что у вас там случилось?! Что за шум? - крикнул из своего кабинета дядя Коля. Он взволновался и уже бежал в эту комнату.

- Да ничего, дядь Коль, ничего-ошеньки-и! - Всё продолжая смеяться, Лёня мягко приземлился на кресло у окна, - дядь Коль, а у тебя рис есть?

- Есть, а что…- дядя Коля вбежал в дверь, - что же, всё-таки, произошло?..

Но тут он заметил на диване открытую на первой странице книгу “Старинных китайских рассказов и повестей”. На картинке с беседкой два учёных мужа пили чай. Один из них что-то рассказывал, взмахнув рукой в сторону гор…

- Ах, вот, что ты нашёл! - дядя Коля взял книгу, и, закрыв её, бережно положил на самую верхнюю полку, - я знал, что у тебя получится! Ведь мы с тобой настоящие мечтатели, так ведь, племянник мой дорогой?

Дядя Коля с Лёней посмотрели друг на друга, и, не выдержав, расхохотались оба.

ВСЁ


Искать на сайте:

Награды Лукошка
Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.