Подпишись на новости

 
ВКонтакте Одноклассники Facebook Telegram
Нашли ошибку в тексте?
Ctrl+Enter

Про Машеньку и праздничный каравай


Это было дня за два до Первого мая.

Как всегда, раньше всех пришла бабушка за Татой. Потом забрали Костю Курочкина. Потом Юру. Потом Аню. И постепенно никого из детей не осталось в детском саду — ни в старшей группе, ни в младшей. Все разошлись по домам. Все, кроме Машеньки. За ней пока никто не пришёл: ни мама, ни папа, ни бабушка.

— Почему за тобой не идут? — спросила Нина Николаевна.

— Не знаю, — ответила Машенька.

— Сейчас выясню, — сказала Нина Николаевна и пошла в кабинет заведующей звонить по телефону.

А Машенька пока стала играть в кукольном уголке. Но играть-то интересно, когда рядом и Алёнка, и Тата, и другие дети. А одной ведь совсем скучно.

И на рыбок хорошо смотреть, когда вместе с тобой их разглядывают другие ребята. А так что же? Плавают, ну и пусть себе плавают...

От нечего делать Маша вышла в раздевалку. Она по очереди открывала и закрывала шкафчики для одежды. Все были сейчас пустыми. И только в том, на котором была нарисована морковка, висело Машино пальтишко, стояли Машины калоши и лежала Машина шапка с красным шарфиком.

Тут Машеньке вдруг стало так скучно, так скучно!.. Почему же за ней никто не идёт? Она села на стульчик и уж собралась было заплакать...

Но дверь из коридора тихонько приоткрылась, и в раздевалку вошёл кот. Он был очень чёрный, а глаза у него были совершенно зелёными.

Он посмотрел на Машу и сказал:

— Мяу!

Маша тоже посмотрела на кота, но ничего ему не сказала. Тогда кот, осторожно ступая, подошёл к Маше, вспрыгнул на стульчик, который стоял с ней рядом, и ещё два раза сказал:

— Мяу, мяу!

Машенька поняла: «Стыдно плакать!»

— Ну, вот ещё, — ответила она чёрному коту. — Вовсе я не собиралась плакать! С чего ты взял? — и сунула обратно в кармашек фартука носовой платок, который только что вынула.

А кот заговорил уже совсем понятными словами:

— Пошли на кухню?

— А зачем? — удивилась Машенька.

— Тётя Паня праздничный каравай месит.

— Пошли, — согласилась Машенька. — Тебя звать Антоном?

— Антоном, — ответил чёрный кот с зелёными глазами.

— Я тебя давно знаю, — сказала Машенька.

И они вместе — кот Антон впереди, Машенька за ним — отправились на кухню.

Но едва лишь они переступили кухонный порог, как тётя Паня, повариха детского сада, сердито крикнула:

— Брысь отсюда! Сколько раз тебе говорено: не ходи на кухню!

Это, конечно, она на кота Антона так закричала. А у Машеньки она спросила:

— За тобой, Маша, разве ещё не пришли?

— Нет, — ответила Машенька. — За мной ещё никто не пришёл — ни мама, ни папа, ни бабушка.

— Ну, тогда помоги мне месить каравай. Ведь завтра у нас в детском саду праздник!

— Ладно, — сказала Машенька, — помогу!

А сама подумала: «Кот Антон, оказывается, правильно сказал, что тётя Паня ставит праздничный каравай».

— Машенька, ты вот где! — сказала Нина Николаевна, заглянув на кухню. — Можно ей побыть с вами? — спросила она тётю Паню. — Никак не могу дозвониться к ней домой. Никто не подходит к телефону.

А на кухне было очень интересно! Во-первых, тётя Панн дала целое блюдце изюма.

— Ешь,— сказала она Маше. — Он мытый.

И, пока Машенька ела изюминку за изюминкой, тётя Паня клала в огромную кастрюлю с тестом то сахар, то взбитые яичные белки, то ещё что-то и всё месила, месила...

— Ну вот. — сказала она наконец. — Теперь наш каравай немного подойдёт, и можно печь! Ты, Машенька, посмотри за ним, чтобы он не ушёл, а я схожу в кладовку, возьму на завтра продукты.

— Ладно, — сказала Машенька, — я посмотрю.

— Хорошенько смотри, — ещё раз наказала тётя Паня. — Я на тебя надеюсь!

По едва она вышла из кухни, как Машенька услышала: «Мяу!» — и увидела кота Антона.

— Ты всё-таки пришёл? — спросила Маша.

— Мяу! — снова сказал кот Антон и неуверенно заглянул в кухню.

Машеньке стало его жалко.

— Ладно уж, иди! Только не мешай мне стеречь каравай. Тёти Нанн велела. Завтра у нас в детском саду праздник Первое май!

— Я тебе помогу! — сказал кот Антон, вошёл в кухню и уселся на соседнюю табуретку.

Так они оба и сидели: Маша на одной табуретке, кот — на другой. И оба глядели на кастрюлю с праздничным караваем.

А в кухне было тепло-претепло, и на стене, тихонько пришёптывая, тикали ходики.

— Надоело стеречь, — сказал кот Антон и зевнул. — Никуда он всё равно не убежит. Давай играть в кошки-мышки?

— Нет, — ответила Машенька. — Раз я обещала тёте Пане, я буду стеречь. Ты один играй.

— Одному скучно, — сказал кот Антон. Он ещё раз зевнул и, свернувшись клубком, положил голову на хвост, зажмурил один глаз, потом другой.

И тут вдруг крышка у кастрюли слегка приподнялась, и из щёлки высунулась изюминка. Маша сперва так и подумала, что это всего-навсего простая изюминка. Но нет! Крышка сдвинулась ещё больше набок, и весёлый глазок, похожий на изюминку, глянул на кота, а потом на Машеньку.

— Сторожишь? — спросил каравай Машеньку.

— Сторожу, — ответила Машенька.

— А он спит? — спросил каравай, посмотрев на кота.

— А он спит, — ответила Машенька и строго прибавила: — А тебе нечего вылезать! Сиди смирно, а то тётя Паня рассердится.

И Маша как следует прикрыла кастрюлю крышкой.

Каравай угомонился, но ненадолго. Машенька услыхала: «Пых, пых...» — и на неё снова глянул весёлый глазок, похожий на изюминку.

— Машенька, а Машенька, — услыхала она хитренький голос, — тебе не надоело меня стеречь?

— Нет, — сказала Маша. — На меня тётя Паня надеется.

А каравай всё больше вылезал из кастрюльки, всё

выше поднимал над собой кастрюльную крышку.

— Машенька, а Машенька, — начал он опять, — ты посмотри, какие огоньки в том новом доме зажглись.

— Не буду я смотреть на огоньки, — сказала Машенька, а сама покосилась на новый дом, который стоял напротив.

Ещё недавно этот дом только-только строился, а сегодня в нём уже горели огни! В одних окнах жёлтые, в других — зелёные, а где самые обыкновенные — белые.

Машеньке очень захотелось посмотреть на разноцветные огоньки в новом доме.

— Антон, — принялась она расталкивать кота.

Кот Антон чуть приоткрыл глаза:

— Чего тебе?

— Антон, — попросила Машенька, — постереги каравай. Я посмотрю на огоньки в новом доме.

— Ладно, — сказал кот Антон, — постерегу.

— Хорошенько стереги. Я на тебя надеюсь!

И побежала к окошку.

А кот Антон тут же зажмурил сперва один глаз, потом другой и опять заснул.

Но Машенька этого не знала. Она увидела, что к новому дому подъезжают грузовики. И на каждом столы, стулья, кровати, диваны и ещё много всего другого.

«Вот как весело всем будет справлять Первое мая в таком новом доме!» — подумала Машенька.

А огоньки в окнах напротив зажигались и зажигались. Они зажигались то в одном окне, то в другом. То на первом этаже, то на втором, то на самом верхнем.

Пока Машенька смотрела на новый дом, а кот Антон спал на табуретке, каравай понатужился и совсем вылез наружу.

Вот он уже пополз по наружной стенке кастрюли.

Всё ниже, ниже...

И наконец добрался до стола, на котором стояла кастрюля. Он, может, ушёл бы на пол и ещё дальше — за кухонную дверь, а потом и в прихожую, и на улицу. Но в кухню вернулась тётя Паня.

— Ай! — закричала она. — Сейчас уйдёт.

И со всех ног кинулась к столу, на котором стояла кастрюля с караваем.

Конечно, Маша тотчас перестала любоваться разноцветными огоньками в новом доме и тоже кинулась ловить каравай, чтобы тот совсем не сбежал на улицу.

Только кот Антон спал себе да спал. А может, он вовсе не спал, а притворялся? Может, ему стыдно было смотреть Машеньке в глаза? Ведь он всё-таки недоглядел за караваем.

Маша и правда хотела пристыдить кота Антона: она же на него надеялась! Но вспомнила, что и на неё тётя Паня надеялась, а она вот залюбовалась огоньками и обо всём забыла...

И ещё Машенька хотела сказать тёте Пане, что в следующий раз она ни за что не даст коту Антону вместо себя стеречь праздничный каравай.

Но всё это Машенька лишь подумала, а сказать не успела. Из прихожей она услыхала сначала мамин голос,

потом папин голос, потом бабушкин. И опять мамин. И опять папин. И опять бабушкин. Оказывается, они все трое пришли в детский сад за Машенькой и теперь что-то объясняли Нине Николаевне.

Машенька очень испугалась: а вдруг они не знают, что она на кухне, и закричала:

— Я тут! Я вот она! и выбежала к ним навстречу.


Искать на сайте:

 

Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.