Подпишись на новости

 
ВКонтакте Одноклассники Facebook Telegram
Нашли ошибку в тексте?
Ctrl+Enter

Про Машеньку и волшебное пёрышко


Раньше, пока Машенька была маленькой, она летом ездила с мамой и напой, с дедушкой и бабушкой в деревню.

А как подросла, то уехала на дачу одна — и без дедушки, и без бабушки, и без мамы, и без папы, — зато со своим детским садом. И это было куда интереснее. И детей много, и игрушек много, и сад в детском саду был очень большой, вроде дремучего леса.

Но самое главное — по вечерам, после ужина. Нина Николаевна, воспитательница младшей группы, рассказывала всем детям разные сказки. И как-то раз рассказала уж очень хорошую. Чего-чего только не было в этой сказке: и красивая Марья-царевна, и храбрый Иван-царевич, и добрый серый волк, совсем не похожий на того, который чуть было не съел трёх поросят. Но лучше всего в этой сказке была жар-птица. Хвост у этой жар-птицы был золотой, пёрышки на груди малиновые, а хохолок на головке весь радужный и переливчатый.

— А в Зоопарке такие жар-птицы живут? — спросила Машенька у Нины Николаевны.

— Нет, — сказала Нина Николаевна, — в Зоопарке их нет.

— А где же они живут? — всё не отставала, всё выспрашивала Машенька.

Но Нина Николаевна об этом ничего не знала.

На следующее утро Машенька проснулась рано-рано. Открыла глаза и удивилась. Да что ж это такое? Вся малышовая спальня розовая. И окошки розовые. И занавески на окошках розовые. И стены вовсе не бревенчатые, а тоже розовые. И даже подушка у маленького Алёши, который спал рядом с Машей, и та розовая.

Маша тихонько встала, сунула ноги в тапочки и прикрыла маленького Алёшу одеялом, потому что оно у него сползло чуть ли не до пола. Потом осторожно приподняла оконную занавеску. Глянула за окошко — и обмерла... На дереве напротив окна сидела жар-птица! Вся она была точь-в-точь такая, как рассказывала Нина Николаевна: и хвост-то у неё был весь золотой, и на грудке малиновые пёрышки, а на голове, покачиваясь, трепетал радужный хохолок.

Тут уж Маша не стерпела. Хоть Нина Николаевна не позволяла выходить в сад в одной рубашонке, на этот раз Маша забыла обо всём. Она открыла одну дверь, другую, третью и вышла на терраску. А с терраски — прямо в сад. И тотчас увидела свою жар-птицу.

И жар-птица увидела Машеньку. Она слетела с верхней ветки на ветку пониже. Потом на другую, ещё пониже. Посмотрела на Машу изумрудным глазком и сказала:

— С добрым утром, Машенька!

Маша очень удивилась:

— Ты умеешь говорить?

— Я всё могу, — сказала жар-птица.

— Да ну! Всё-всё? — не поверила Машенька.

— Всё, — сказала жар-птица и спросила вдруг: — Ну скажи, чего ты хочешь?

Маша, не подумав, ответила:

— Малиновое пёрышко, как у тебя на грудке.

— Возьми, — проговорила жар-птица и обронила на траву, прямо возле Машиных тапочек, малиновое пёрышко.

— Спасибо! — сказала Машенька и схватила поскорее пёрышко в руки, чтобы ветерком его куда-нибудь не унесло. Какое оно было мягкое, какое шелковистое!

— А ведь оно волшебное, — сказала ей жар-птица.

— А чем же оно волшебное? — спросила Машенька.

— А тем оно волшебное, — ответила жар-птица, — всё может сделать, что ты у него попросишь.

Сказав это, жар-птица взмахнула крыльями и улетела. Только Машенька её и видела!

— Маша. Маша, как тебе не стыдно! — услыхала Машенька голос Нины Николаевны. — Я думала, ты девочка дисциплинированная, а ты оказывается...

И она стала бранить Машеньку: зачем в одной рубашонке выбежала в сад.

Маша хотела было объяснить, что встретила жар-птицу, самую настоящую, и, увидев, позабыла, что можно делать, а чего нельзя. Но вместо этого она сказала:

— Я больше не буду! — и поскорее кинулась прятать своё волшебное пёрышко в самое лучшее место.

А самое лучшее место — это была железная коробка от леденцов, которые мама привезла на родительский день. Леденцы-то она съела давно, а коробка осталась.

«Ну вот, — подумала Машенька, закрывая накрепко крышку коробки, — теперь что захочу, то и попрошу! Всё оно может сделать, волшебное пёрышко».

А что попросить у волшебного пёрышка?

Чего бы ей хотелось?

Вот этого-то Машенька и не знала. Начала она думать и голову ломать.

Может, чтобы мама и папа, бабушка и дедушка скорей приехали навестить её? Так они же совсем недавно были!

Может, чтобы Анна Афанасьевна, няня младшей группы, клала ей побольше изюма, в компот? Так Анна Афанасьевна и так кладёт много да ещё приговаривает: «Ешь, ешь, Машенька, на здоровье! Я знаю, ты изюм любишь!»

И никак не могла придумать Машенька, чего бы ей попросить у волшебного пёрышка. Всё у неё было.

И небо наверху было такое спокойное, такое доброе. Вот разве вечером пролетит самолёт... Но огни на самолёте тоже были добрые и спокойные: один красный, вроде звезды на их домике, другой зелёный, как трава на солнце, а третий светлый-светлый, как электрическая лампочка, которую зажигают на терраске, когда стемнеет.

...Но однажды всё-таки волшебное пёрышко сделало то, о чём попросила Маша.

В этот день с утра погода была очень хорошая. Но после обеда откуда-то надвинулась большая лиловая туча, по небу забегали длинные блестящие молнии, загрохотал гром и пошёл сильный дождь.

И вот тут-то хватились, что пропал маленький Алёша. А куда он мог пропасть, никто не знал. Ведь он только что обедал вместе со всеми.

Принялись его искать. И Нина Николаевна, и Анна Афанасьевна, и вся малышовая группа. Всё обыскали. Но Алёши нигде не было. На помощь прибежали ребята из старшей группы. Пришла даже сама заведующая.

Все были тут. Все налицо. Все, кроме Алёши.

А гроза ой-ой-ой какая! Такого дождя Маша никогда в жизни не видывала.

А вдруг маленький Алёша сейчас где-нибудь в саду под дождём? Бедный, как ему там плохо!

И она кинулась скорее к террасной двери. Но Федя из старшей группы её остановил:

— Не мешай нам, Маша! Мы человека ищем. А ты ещё маленькая, чтобы искать. Уйди. Не вертись под ногами.

Маша очень обиделась: если она маленькая, так что же ей — оставить Алёшу в беде?

И тихонько, чтобы Федя не услышал, она шепнула:

— Пёрышко, пёрышко, сделай, чтобы Алёша нашёлся.

И не успела она это сказать, как увидела Алёшу. Он

стоял в саду под деревянным грибком-мухомором. Его было трудно заметить — такой лил дождь и столько воды стекало с крыши грибка-мухомора.

Но Маша всё-таки разглядела Алёшу и закричала:

— Да вот же он! Вот, вот, под грибком стоит!

Нина Николаевна только руками всплеснула:

— Алёшенька!.. — и со всех ног кинулась под дождь, схватила Алёшу в охапку и притащила на терраску.

Ну какой же он был мокренький! И с ресниц у него капал дождь, и волосы совсем промокли...

Все принялись вытирать, переодевать Алёшу. А Маша натянула ему на ножки сухие чулки.

Оказывается, как хорошо, что у неё было волшебное пёрышко от самой жар-птицы!


Искать на сайте:

 

Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.
Нашел для взрослых уличные спортивные комплексы на аллфожим для воркаута, недорогие и надежные.