Loading...
Подпишись на новости
 
 
Нашли ошибку в тексте?
Ctrl+Enter

Большой Пуф

Дело было зимой, когда ударили рождественские морозы. В квартире появился новый жилец - пушистый рыжий котенок. Хозяин накричал на хозяйку: "У нас уже есть одна кошка! Куда еще одну?". Хозяйка оправдывалась: "Я не могла оставить его на улице. Мы его кому-нибудь отдадим. Посмотри, какой он красивый!". Хозяин что-то проворчал в ответ. Котенок остался. Его искупали, дали поесть. Он ел и не мог насытиться. Полосатая кошка презрительно смотрела, как он жадно поглощает еду из ее мисочки и пьет ее воду. Потом кошка обиделась и ушла в комнату. Два дня она не выходила из под дивана, ненавидя нового жильца. За это время котенок немного освоился. Он понял, что хозяйка желает ему добра, а хозяина и кошку ему следует остерегаться. В квартире ему понравилось: тепло и всегда лежит еда. Он никак не мог насытиться: он ел рисовую кашу, грыз сухари, доедал борщ, оставленный хозяйским сынишкой, он готов был съесть и слона с бегемотом, только этого ему никто не предлагал. Живот котенка раздулся, и он стал похож на Колобка из сказки. "Давай, назовем его Пуф", - предложила хозяйка, когда муж уже перестал напоминать о ее обещании пристроить котенка.

Так котенок остался. Больше всего он любил, конечно, хозяйку. Это ее ласковые руки напоминали маму, которая когда-то согревала его и нежно вылизывала его рыжую шерстку. Потом Пуф полюбил сынишку: тот делал "бабочку" из фантика и играл с котенком. Иногда мальчишка бывал слишком назойливым и тогда Пуф прятался в стенной шкаф или под ванну. Хозяина и кошку Пуф так и не полюбил. Хозяин несколько раз запускал в него тапок, когда котенку было невыносимо грустно. Чаще всего это происходило ночью. Пуф бродил по коридору и звал: "Мама, мама!". Потом он разбегался, прыгал на дверную ручку, дверь открывалась, и он входил в спальню. Хозяйка не успевала проснуться, а разъяренный хозяин уже вскакивал, хватал тапок и начинал преследовать маленького "рыжего мерзавца", пока тот не забивался в укромное местечко. Несколько часов Пуф молча лил слезы, потом повторял свою попытку.

Однажды после очередного "тапкозапускательства" Пуф решил больше не рисковать. Он залез на старый диван, который стоял на кухне и попытался прижаться к задремавшей кошке. Кошка вздрогнула от прикосновения, и по ее шерстке будто перекатилась волна. Она издала короткое: "ш-ш-ша!" и кинулась прочь. Пуф свернулся клубочком и прикрыл нос хвостиком.

- Что, не спится, малыш? - кто-то тихо и ласково прошептал рядом с его ухом.

Пуф поднял голову и огляделся. Неужели это сказала кошка? Нет, кошка сидела в коридоре и глазами, круглыми как пуговицы на пальто хозяйки, гипнотизировала его. Котенку стало тоскливо, и он мяукнул.

- Тебе грустно? - снова спросил голос.

- Кто ты? - мяукнул котенок.

Голос засмеялся по-доброму и сказал:

- Я тот, на котором ты сейчас лежишь. Я - диван!

- Я не думал, что диваны умеют разговаривать, - сказал Пуф.

- Умеют. Не все, конечно. Я так долго живу здесь, что волей-неволей научился. Во мне столько знаний!

Он умолк. По длинному вздоху Пуф понял, что ему тяжело вспоминать.

- Когда только-только хозяева получили эту квартиру, я въехал в нее таким новеньким, таким красивым! - вновь заговорил диван. - Посмотрел бы ты на меня! Обивочка - гобелен: на светлом фоне золотые цветы! Сплошное рококо! Красота! Краски яркие! На мне спал старший сын хозяев. Он сейчас в армии служит. Умный мальчик. Перед сном всё книги читал. Мать ругала, говорила, что пора спать. Тогда он клал книгу под подушку и засыпал. Он спит, а я, значит, просвещаюсь. Вначале сказки были, потом приключения, фантастика, потом пошли химия, физика. Это когда он уже экзамены сдавал. Начитаюсь умных книг, и обсуждаем их с подушкой. Она тоже большая любительница была!

- А где она сейчас?

Диван горестно вздохнул.

- Нет ее уже. Давно.

- Как нет?

- Ушла... в другой мир. Старая стала, порвалась.

Диван замолчал. Ему было грустно.

- Пожалуйста, не молчи, - попросил его котенок. - А то я заплачу.

- Свернись колечком. Я тебе песенку спою, - сказал Диван и негромко запел:

"Это кто ко мне идет?
Мой красивый рыжий кот!
Мягко лапками ступая,
Тихо песенки поет:
"Ур, ур, ур,
Ур, ур, ур".
Тихо песенки поет".

Но котенку не спалось:

- Расскажи мне еще что-нибудь.

- Ты совсем как Антошка! Он тоже, как и его старший брат спал на мне. Бывало сон не идет к нему, он и просит: расскажи да расскажи. О, сколько сказок я ему рассказал! Не счесть! А потом...

- Что-то случилось? - спросил Пуф.

- Да. В Новый год все гости и хозяева зажгли бенгальские огни. Антошка-егоза за чем-то забежал к себе в спальню. Одна большая искра попала на меня и прожгла маленькую дырочку. Ты не представляешь, как у меня чесалось то место! Да все бы ничего. Я терпеливый. Но потом малыш сунул в эту дырочку карандаш. Потом пальцем расковырял. Дырка стала заметной. Хозяйка, конечно, починила, но при первом же удобном случае, они заменили меня на новый диван, - тут у рассказчика в голосе появились желчные нотки. - Сомневаюсь, что тот молодой выскочка может научить мальчика чему-то хорошему. По-моему, он слишком много уделяет внимания своей внешности. Ты себе и представить не можешь, как лоснился от самодовольства его синий велюр, когда его в первый раз вносили в квартиру двое грузчиков. Я думаю, что в тот момент из него можно было выжать целую бутылку масла.

Пуфу показалось, что диван просто ревнует. А диван продолжал.

- В результате, я оказался на кухне. Уже не такой нужный, как раньше. И поговорить не с кем и опыт передать некому.

- А она? - Пуф указал на кошку.

Диван вздохнул.

- Раньше мы с ней тоже много разговаривали. Но она выросла и теперь просто спит на мне.

Пуф вновь почувствовал разочарование в его голосе.

- А ты не пробовал сказать то же самое хозяйке?

- Взрослые нас не слышат. На это способны только дети и... молодые коты. Ну, все время позднее, а я тебе спать мешаю своей болтовней. Давай лучше я тебе сказку расскажу, - предложил диван.

Пуф еще не знал, что такое сказка, но согласился. Тихим загадочным голосом Диван стал рассказывать котенку сказку про Колобка. Пуф не успел дослушать. Он заснул на спине со счастливой улыбкой на мордочке.

Утром котенок пробовал поговорить с диваном, но тот не отвечал. На всякий случай Пуф осторожно потрогал его лапкой. Может быть, диван еще не проснулся?

- Брысь! - крикнул хозяин и пожаловался хозяйке. - Он еще и когти о диван собирался точить! Давай воспитывай его, а то вылетит отсюда, как миленький!

Кошка торжествовала.

Вечером, когда все люди уснули, диван вновь ожил.

- Здравствуй, мой мальчик! - ласково приветствовал он котенка.

От радости Пуф сделал большой прыжок и оказался на подлокотнике. Котенок высоко поднял спинку, а хвостик изогнул в виде вопросительного знака – так он приветствовал друга.

- Мне приснилось, - сказал диван, - что мы все-таки родственники. Ну, посуди сам: ты - рыжий и я когда-то был почти таким же... золотым. Тебя зовут Пуф... А знаешь ли ты, что это означает?

Котенок отрицательно замотал головой.

- Пуф, пуфик - это небольшое круглое кресло без спинки. А я, как бы большой пуф.

- Здорово! - обрадовался котенок. - А можно я так и буду тебя звать Большой Пуф?

- Если тебе так это важно, то, пожалуйста, - разрешил диван.

В этот вечер диван, или Большой Пуф, как его теперь звал котенок, решил устроить прогулку малышу.

- Ты целый день сидишь в квартире, воздухом не дышишь. Так, гляди, ослабнешь, потеряешь румянец...

Котенок на все был согласен. Большой Пуф приказал ему крепко держаться и они вдвоем вылетели в форточку. Котенок вопил от восторга. Хвост его распушился и стал похож на морковку, шерстка вздыбилась и потрескивала на морозе. Большой Пуф мягко нес его по черному небу. Пуф любовался звездами и иллюминацией ночного города. В какой-то момент он забыл об осторожности и кинулся ловить пролетающую мимо звездочку. Холодный зимний воздух окутал его маленькое тельце, проглотил и потащил вниз. Мысль о том, что всё сейчас закончится для него, привела котенка в ужас. Он стремительно падал, в каждую секунду ожидая смертельного удара. Но удара не последовало. К нему подлетел Большой Пуф, и котенок вцепился в него.

- Ну, все, все, мой мальчик! Ты уже в безопасности. Ослабь свои коготки. Мне больно.

Котенок послушался. Он все еще дрожал от страха и холода. Тогда Большой Пуф повернул обратно. Они влетели в форточку, и диван встал на свое обычное место. Только тут Пуф заметил, что на сидении Большого Пуфа зияет "рана". Старая гобеленовая обивка не выдержала того виража, который проделал Большой Пуф, спасая маленького Пуфа, она треснула, и сквозь лохматый разрыв виднелся желтый поролон.

Утром хозяин и хозяйка сердились на котенка, который вновь "точил когти" о диван и порвал обивку. И снова улыбалась кошка. К счастью, Пуфа не выгнали, как грозил хозяин.

Ночью они снова летали с Большим Пуфом. Тот отнес котенка на то самое место, где его нашла хозяйка. Котенок вспомнил свое раннее детство: холод, голод, исчезнувшую маму... Он не удержался, несколько раз мяукнул - позвал ее. Но даже мышей уже не было на этом заброшенном дебаркадере.

- Зачем ты меня сюда принес? - упрекнул Пуф своего друга.

- Чтобы ты помнил, мой мальчик.

- Но я опять заплакал.

- Вода питает цветок, слезы питают душу. И то, и другое растет. Не волнуйся, золотая слеза не выкатится.

Под утро кошка подошла к дивану и выдрала из дырки кусок поролона. На ее морде сияла мстительная улыбка. Пуф крепко спал и не заметил, что случилось с его другом. И вновь хозяин с тапком гонялся за котенком, загнал его под ванну и, слегка удовлетворенный, ушел на работу. Прошло несколько дней. Однажды в квартиру заявились чужие люди. Они что-то втащили в комнату. Ушли.

- Давай прощаться, - сказал Большой Пуф, когда наступила ночь.

- Я не понимаю тебя, - жалобно мяукнул котенок.

- Хозяева купили новый диван. Теперь, скорее всего, на нем будет спать Антошка. Тот синий - Велюровый пойдет сюда на кухню.

- А ты?

- А я..., - Большой Пуф замолчал. - Наверное, они меня отнесут.

- Куда? - воскликнул котенок.

- В иной мир.

- Я не хочу этого, - заплакал котенок.

- Не нужно, мой мальчик. Это со всеми когда-нибудь произойдет. Давай лучше в последний раз полетаем.

Большой Пуф осторожно нес котенка, покачивая как колыбелькойБольшой Пуф осторожно нес котенка, покачивая как колыбелькой. Он рассказывал ему сказки. Он боялся, что тот синий - велюровый ничего подобного не знает.

- А, может быть, я к нему предвзято отношусь, просто ревную к нему Антошку, - признался Большой Пуф. - Ну, все, пора возвращаться. Светает.

- Давай не будем возвращаться, - предложил котенок. - Улетим куда-нибудь подальше, и будем жить.

- Нет, мой мальчик, у каждого существа свое предназначение в этой жизни и свой уход.

- А какое у меня предназначенье?

- Ты должен остаться вместо меня и любить Антошку.

- Любить? И только то? - удивился Пуф.

- Это самое главное предназначение в этой жизни.

С этими словами Большой Пуф влетел в форточку и чуть не налетел на поджидавшую их кошку. Кошка отпрыгнула, и Пуф впервые услышал, как она говорит.

- Уходишь, значит, дядя Дива?

- Это она меня так называла в детстве, - пояснил диван Пуфу. - Да, ухожу, - согласился он с кошкой.

- Мне нужно поговорить с тобой, - сказала кошка, намекая на то, что котенок сейчас лишний.

- У меня от друзей нет секретов, - тихо сказал Большой Пуф.

Только тут Пуф заметил, что кошка плачет. Она не хотела, чтобы он видел ее слез.

- Прости меня, - каялась кошка. - Это из-за меня...

- Ну, что ты, что ты, - утешал ее диван. - Я просто стар стал. Это естественно.

- Но это же я расширила дырку и вытащила поролон, - плакала кошка. - Я хотела, чтобы все подумали на котенка и выгнали, наконец, его из дома.

- Ну, это ты зря, конечно, - сказал диван. - Ты была такой ласковой хорошенькой киской. Помнишь, я ведь тоже катал тебя на себе. А однажды мы еле-еле успели к побудке. Хозяин идет, а мы в это время влетаем в форточку. Помнишь? Хорошо еще, что накануне они на чьей-то свадьбе были. Хозяин решил, что померещилось ему.

- Все помню, дядя Дива.

- Вот что, Паня. У нас мало времени. Пообещай мне, что ты больше не будешь злиться на этого котенка. Он мой друг... Ну, ради меня...

Кошка нехотя подошла к Пуфу и лизнула его в одно ухо.

- Теперь ты, - потребовал диван. Пуф сделал то же самое. Диван вздохнул с облегчением и замолчал. Наступило время, когда диваны не разговаривают. После работы хозяин с приятелем вынесли Большого Пуфа из квартиры. На его месте теперь стоял синий - Велюровый. Но тот ни разу не заговорил, ни с Пуфом, ни с Паней. Кто знает, может быть, он так и не научился разговаривать? Зато Пуф и Паня больше не ссорились. Они теперь спали на синем – Велюровом, уткнувшись друг в друга носами. Иногда им снились полеты среди звезд. Они летали по Сметанному пути, ловко убегали от Гончих псов, пытались поймать за длинные хвосты Большую и Малую Мышь. Во сне они погружали лапы в синий ворс Велюрового и "месили", "месили" своими розовыми подушечками, не выпуская когтей. Как можно? Ведь им казалось, что они по-прежнему летят на своем дорогом друге - Большом Пуфе.


Искать на сайте:

Награды Лукошка
Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.