Подпишись на новости
 
 
Нашли ошибку в тексте?
Ctrl+Enter

Колыбельная для дракона

Каменное плато, заросшее ярко зелёной травой и невысоким кустарником, резко обрывалось в море. Волны упрямо бились о высокие скалы, но те, в своей застывшей надменности, не обращали на них никакого внимания.

С отрогов величественных гор на плато спускались ручьи, несущие живительную влагу, и вода, стремясь в свой вечный путь к морю, срывалась вниз, образуя каскады водопадов.

Одна из гор, словно стараясь оторваться от остального горного кряжа, возвышалась в центре плато. Внутри неё, в огромной пещере, спал дракон, убаюканный шумом волн. Дракон был очень стар, гораздо старше этого юного мира, к чьему созданию приложил когда-то лапу. Могучие золотые крылья, позволяющие ему летать меж звёздами, сейчас укутывали исполинское тело, словно покрывало.


Щупальце гигантского кракена скользило почти рядом Меллина прижалась к скале и постаралась свернуться за камнем как можно незаметнее, поджав под себя великолепный русалочий хвост. Как хорошо, что, заплывая глубже в пещеру, она приметила этот большой булыжник. На его вершине рос огромнейший анемон, она даже не предполагала, что они могут вырастать до таких размеров. Да и цвет у него был очень странный - тёмно-фиолетовый, с яркими малиновыми пятнами, такого девушка никогда раньше не видела. В другое время она постаралась бы держаться от этого жгучего создания подальше, но сейчас хвалила себя за предусмотрительность. Щупальце, хозяина здешних мест – гигантского кракена, скользило почти рядом, пытаясь ухватить проворную добычу.

Это уже было неважно, главное Меллина достала то, зачем она пустилась в это опасное путешествие. Прекрасная свадебная ракушка была крепко зажата в её руке. Это была не обычная белая или розовая раковина, и даже не редкая красная, а золотая! Они встречались только в одном месте – глубоко в пещере гигантского кракена. Редкостные смельчаки рискуют забраться сюда и потревожить хозяина здешних вод. Огромные, многометровые щупальца, снабжённые присосками, подстерегают тех, кто решится добыть золотое чудо.

Точно такую же свадебную ракушку, отец Меллины, владыка океана, подарил её матери в знак величайшей любви. И та, с гордостью, до сих пор демонстрирует этот великолепный дар на торжественных приёмах.

Но ведь и её любимый Ясс достоин самого лучшего! Меллине захотелось полюбоваться на маленькое, золотое чудо, зажатое у неё в руке. Она слегка пошевелилась, и это движение воды сразу уловило щупальце кракена, метнувшееся в её сторону. Русалочка замерла, боясь даже дышать. Ей было страшно и не просто страшно, а глубокий ужас охватил всё её существо. Лучше подумать о чём-нибудь приятном, пока она не завизжала и не выскочила из своего убежища, стараясь ускользнуть от мучительной смерти в пасти чудовища. А ведь её единственное спасение спрятаться и не шевелиться. Кракен почти слеп, а его щупальца могут определить, где находится жертва только по движению воды.

- Необходимо закрыть глаза, расслабиться и представить себе лицо Ясса. Вспомнить хотя бы нашу первую встречу - решила Меллина, стараясь взять себя в руки и плотно сжать зубы, чтобы они от страха не выбивали дробь

Она тогда подглядела у старшей сестры заклинание, разделяющее хвост на две ноги, и решила его немедленно испробовать. Решено – сделано. А так как Меллина была весьма решительной русалкой, то, ускользнув от нянюшки, она вскоре добралась до такой манящей и таинственной суши. Ей всегда хотелось выбраться на берег и потрогать цветы и деревья. Океан был для неё обыден, прост и скучен, а вот земля таила в себе множество неизведанного, так что упустить такой шанс Меллина просто не могла.

Заклинание она прочитала правильно, и чешуя хвоста превратилась в тонкую, почти воздушную синюю ткань, накинутую длиной туникой на тело Меллины, а вместо самого хвоста получились две очаровательные ножки. Просто замечательные ножки! На них можно не только ходить, но и прыгать, и танцевать. А трава такая мягкая и совсем не похожа на воду. Девушка закружилась на полянке в каком-то восторженном танце.

Теперь она понюхает вот этот белоснежный цветок, и можно будет возвращаться домой, пока нянюшка ни хватилась и не пожаловалась отцу. Цветок пах изумительно, как жаль, что в океане нет ничего подобного.

- А теперь домой! - строго приказала она себе, и, дойдя до воды, остановилась, замерев от ужаса. - Как же я туда попаду? Обратного заклинания я же не знаю?! -слёзы градом хлынули из глаз испуганной русалки, теперь земля казалась чем-то ужасным, а родной океан, совершенно недостижимым.

- Не плачь, не плачь, пожалуйста, красавица, - раздался рядом приятный голос.

- Это ты мне? – удивилась, Меллина. – Мне ещё никто не говорил, что я – красавица.

Слёзы сразу высохли, любая девушка знает, что они никогда не добавляют привлекательности. Поплакать можно и потом, если возникнет такое желание, а вот плакать, когда тебе говорят комплименты, по меньшей мере – глупость.

- У тебя самые прекрасные глаза на свете, они зелёные, как листья молодого ясеня, - произнёс юноша, осторожно вытирая её слёзы, - а таких великолепных волос удивительного цвета, словно мягкая, молодая трава на поляне, я никогда не встречал.

Вот это другое дело, а то сёстры всегда смеялись над цветом её волос, говорили, что Меллина, вместо волос нацепила на голову пучок водорослей, у них-то они были серые или голубые. Согласитесь, что “мягкая, зелёная трава” - звучит гораздо лучше, чем “пучок водорослей”. Русалка осторожно подняла глаза на юношу.

- Ты эльф? – неожиданно вырвалось у неё.

- Увы, с красотой эльфов никто не может поспорить, разве что только ты. У эльфов не бывает курносых носов с веснушками, - и юноша рассмеялся, отчего лицо его стало таким милым и ещё более притягательным. – Я лесовик, а зовут меня – Ясень или Ясс.

- Лесовиков не бывает, - авторитетно заметила Меллина, - в книжке у бабушки про эльфов написано, про леших тоже, а про лесовиков нет.

- Значит я – приведение, - рассмеялся юноша и ласково коснулся зелёного локона девушки, - про привидение там написано?

- Про привидения – написано, только ты не похож, у тебя руки тёплые, а они должны быть холодные.

- А про дриад там написано?

Меллина задумалась на секунду и уверенно кивнула.

- Вот всегда так, про сестёр пишут, а про нас нет, - Ясс развёл руками. - Какая всё-таки у твоей бабушки интересная книга, для человека.

- А она не человек, а русалка и я тоже. А ещё меня зовут Меллина, - выпалила она одним духом, чтобы стоящий рядом лесовик, про которого и в книжках-то не пишут, не задирал нос.

- У тебя очень красивое имя, только вот у русалок, по-моему, имеется хвост, в отличие от тебя. Но так даже красивее.

В этот момент действие заклинания кончилось и две ножки вновь превратились в русалочий хвост. На них стоять было гораздо удобнее, чем на хвосте, поэтому Меллина пошатнулась и стала падать. И упала бы, если бы Ясс не подхватил её на руки. В этот момент у него было такое смешное и удивленное лицо, что девушка звонко рассмеялась. На душе у неё стало так легко и празднично, что сердце русалочки забилось в груди быстро-быстро, словно плавники золотой рыбки.


И тут Меллина поняла, что, замечтавшись, смеётся на самом деле. Уловив движение воды, несколько щупалец кракена метнулись к её убежищу. Они почти достали юркую русалочку, но наткнулись на анемон. Тот никому не позволял так к себе относиться, даже самому повелителю глубин. Тысячи жалящих стрел вонзились в нарушителя его покоя, и кракен резко отдёрнул щупальца. Этим моментом необходимо было воспользоваться.

Русалочка выбралась из убежища и устремилась к выходу из пещеры. К сожалению, она нечаянно задела и без того рассерженный анемон. Руку словно обожгло, и сильная боль волной прокатилась по всему телу. Но жалеть себя, совершенно не было времени, кракен тоже постепенно приходил в себя и в глубине пещеры вновь зазмеились его щупальца. Меллина постаралась собраться с силами и поплыла к выходу.

По дороге, стараясь отвлечься от сильной боли в раненной руке, она вспоминала лицо Ясса, их встречи, прогулки по удивительному лесу.

- Смотри, видишь высокую, тёмную гору, - Ясс показал на каменного исполина, вздымающегося на горном плато. – Говорят, там спит дракон.

- Никогда не видела дракона, - улыбнулась Меллина, - давай заглянем?

- Не стоит его будить, он очень стар и не любит шума. Так рассказала мне сестра, она как раз живёт в огромном дубе, рядом с его пещерой.

- Ясс, Ясень, - русалочка прошептала имя любимого. Теперь она и дня не могла прожить, без встреч с молодым лесовиком.

Вчера отец вызвал Меллину в тронный зал и в присутствии всех родственников вручил её жемчужное ожерелье – символ совершеннолетия. Девушка улыбнулась, вспоминая трогательные поздравления от сестёр. За встречами с Ясом, она даже забыла о своём совершеннолетии, а ведь когда-то считала дни до этого события и страшно завидовала старшим сёстрам. Позже отец с мамой пришли в её комнату.

- Доченька, ты у нас самая младшая и любимая. Теперь ты стала взрослой, пора искать себе пару. К нам прибыло несколько посольств, может быть, кое-кто из принцев заинтересует тебя, и ты вручишь ему свадебную ракушку.

Но её интересовал только Ясс. Все принцы показались ей занудными, глупыми, спесивыми, некрасивыми - эпитетов можно было подобрать множество, а самое главное, она уже любила своего Ясеня. Ради него она согласна оставить родителей, родной океан, всё на свете, лишь бы быть с ним рядом.

Меллина представляла, как удивится и обрадуется её любимый, увидев этот великолепный свадебный дар. Она понимает, что он не умеет нырять и обрадуется любой ракушке подаренной ей взамен, пусть это будет даже простая устричная раковина, ими изобилуют прибрежные отмели. Это не важно, главное он любит её, и пообещал сегодня принести свидетельство своей любви. И что значит боль в обожженной руке по сравнению с улыбкой любимого, так, пустяк.

Вот, наконец, и берег. Ясс стоит и всматривается в морскую даль. Меллина подплыла поближе, и даже не прочитав заклинание превращающие её хвост в ноги, протянула ему со светящимся от счастья лицом, свадебную ракушку.

Она ожидала всего что угодно в ответ на дар своего сердца – простую устричную раковину, поцелуя и признания в любви. Но не ЭТОГО! Любимый с довольным видом вручил ей ШИШКУ! Простую шишку, пусть не простую, а хрустальную, но всё равно ШИШКУ. Он просто посмеялся над ней, над её любовью. Сразу навалилась усталость от пережитого ужаса, когда её чуть не слопал кракен и боль от ожога анемона.

Этот самодовольный болван сейчас пыжился, словно рыба фугу, когда до неё дотрагиваешься, и совал ей совершенно ненужную вещь. А от её чудесной свадебной ракушки просто отвернулся, как от какого-то пустяка! Слёзы хлынули из глаз Меллины.

- Ты плачешь, милая? Я так и знал, что ты будешь, тронута до слёз.

- ТРОНУТА?! Да я в ярости! Я тебе принесла такую редкостную красоту, а ты тычешь мне побрякушку! У тебя, наверное, вместо мозгов одни листья!

- ПОБРЯКУШКА?! Да я чуть не погиб, пока это чудо тебе доставал! Хотя твоими рыбьими мозгами этого не оценить!

От такого оскорбления, вместо слов любви и извинений, щёки Меллины вспыхнули ярко-красным цветом. Запустив в самодовольного глупца его шишку и свою раковину: “Ненавижу”, - почти завизжала она, и, залепив пощёчину Яссу, бросилась в воду.

Рыдания сотрясали плечи девушки, а слёзы застилали глаза, не разбирая дороги, Меллина плыла домой. Её всегда удивляла странная поговорка – от любви до ненависти, один шаг. Так вот этот шаг, она теперь сделала. Её никогда ещё так не унижали! Ничего, не видя, Меллина налетела на кого-то.

- Доченька, кто тебя обидел? – раздался ласковый голос отца.

Заходясь, плачем, она поведала обо всём – о страшном кракене, ожоге анемона, своей свадебной ракушке и страшном унижении в ответ на драгоценный дар. С каждым словом, лицо отца всё больше мрачнело.

- Война! – прогремел его голос. – Никому не позволено оскорблять принцессу Атлантики! Если лесной царь не накажет наглеца, то я объявляю ему войну!

- Не накажет, - всхлипнула Меллина, - это его сын.

Война. Война между сушей и морем. Война из-за взаимных оскорблений, она туманит разум и разжигает ненависть. Прибыло требование лесного царя к правителю океана, извиниться за глупое поведение его дочери. Неслыханная наглость! Война и только война может смыть подобное оскорбление!

И вот две такие разные, но такие одинаковые в своём гневе рати, сошлись на кромке воды и суши. Меллина вместе с отцом, восседая на огромной волне, разглядывала огромное войско противника. Она увидела бледного Ясса, стоящего рядом со своим отцом. На какое-то мгновение, ей захотелось остановить это безумие. Но, вспомнив, с каким пренебрежением он отшвырнул её дар, её любовь, сердце Меллины вновь ожесточилось.

По традиции оба правителя должны лично объявить друг другу войну, перед началом военных действий. Меллина вместе с отцом гордо подъехала к берегу на волне. Сердце разрывала ненависть. Она сама должна ещё раз увидеть того, кто причинил ей столько страданий.

- Война! Между нами Война! - произнесли правители ритуальную фразу и войска подхватили её, крича и бряцая оружием. И тут произошло непредвиденное. Огромная гора, возле которой располагалось такое удобное для битвы место - обширный пляж и мелководье, вдруг затряслась и высоко в ней появилась огромная пещера. Из пещеры, позёвывая в свою немаленькую пасть, выбрался дракон.

- Так-так, что за шум, а драки нет? – поинтересовался он. Удивительным образом его слова прекрасно слышали абсолютно все. – Оказывается, есть драка, - откомментировал он происходящее. - Что за времена настали, подберёшь себе тихое, спокойное местечко обустроишь его, чтобы со вкусом вздремнуть, так не пройдет и трёхсот лет, как тебя обязательно разбудят. М-да, и что мне с вами теперь делать? Думаю, придётся уничтожить зачинщиков. И кто же у нас виноват?

- Это Ясс меня унизил и оскорбил, - громко сказала Меллина, указывая на своего обидчика.

Золотой дракон расправил огромные крылья Дракон расправил огромные крылья, и в тоже мгновение огромная магическая сила подхватила Меллину вместе с Яссом и перенесла их на каменный уступ рядом с пещерой. Дракон наклонил голову, внимательно разглядывая представшую перед ним пару.

- И так, с кого мне начать свой обед? – вежливо поинтересовался исполин.

- Я вам не позволю съесть её, - неожиданно для Меллины, сказал Ясс и выступил вперёд, загораживая её собой.

- Это почему ещё? – искренне удивился дракон.

- Пусть она меня ненавидит, пусть она посмеялась и отвергла дар моего сердца, но я всё равно люблю её.

- Это ты, ты первый отверг мою свадебную ракушку, отказался от моей любви, а меня чуть не сожрал кракен, пока я добывала её! У меня до сих пор ожог от анемона болит!

Меллина показала руку, обезображенную ожогом. Ясс побледнел, и, схватив её за руку, потащил к горному ручью, бьющему недалеко от пещеры. Осторожно промыв рану, он сорвал растущие у ручья травы, растёр их в руках и приложил к ране. Боль сразу утихла.

- Не болит больше, любимая? – голос юноши звучал печально и грустно. Русалочка подняла на юношу глаза и тихо спросила.

- Ты меня, правда, любишь?

- Конечно, я принес тебе хрустальную шишку, это предложение руки и сердца у лесовиков. Я ожидал, что ты согласишься выйти за меня замуж.

- А я и согласилась. Я принесла тебе в дар свадебную ракушку, как знак моей величайшей любви. Только теперь её у меня нет.

- Может, попробуем начать всё сначала? - улыбнулся Ясс и достал золотую раковину и хрустальную шишку.

- Я так понимаю, что теперь я третий лишний, но это с тем условием, что вы мне не будете мешать спать своим свадебным пиром, - дракон зевнул и отправился досыпать ещё лет триста.


Дракон вернулся в пещеру положил голову на могучие лапы и погрузился в сон.

Когда-то исполин познал великую ненависть и ещё более великую любовь. Теперь, в своем сне, он возвращается туда, где сплелись в единую цепь эти два таких разных чувства.


Мальчишка был худ и грязен. На вид ему было лет тринадцать. Огромный ошейник, исписанный сложными рунами, казался совершенно нелепым на его худенькой шее. Так же как и массивная цепь, приковывающая ошейник к стене. Звенья цепи были испещрены не менее сложными рунами и знаками.

- И вся эта магическая охрана только для какого-то мальчишки?! - Элия удивлённо покачала головой и презрительно сморщила носик. Покупка отца вызывала у неё недоумение и злость. При одном только воспоминании о потери, слёзы навернулись на глаза. К изрядной куче денег, отец, не обращая внимания ни на какие мольбы и просьбы, отдал её любимца Стремительного и всё в уплату за вот этого полудохлого мальчишку. Деньги не волновали девочку, а вот потеря единственного любящего её живого существа была просто не переносима. Она с ненавистью глянула вниз. Туда, где в каменном мешке сидел прикованный узник. И в ответ получила не менее ненавистный взгляд золотистых глаз, странно смотрящихся на исхудалом лице мальчика.

- Мальчишку?!! – рассмеялся отец, словно это была невесть какая хорошая шутка. – Мальчишку, говоришь? Хорошо, пусть будет мальчишка!

- Ты отдал за него моего коня! – обвиняющее произнесла Элия.

Но отец уже не слышал её, впрочем, как и всегда. В замке у неё был один единственный друг, конь Стремительный, которого девочка выходила жеребёнком. Со временем он превратился в великолепного скакуна, вполне оправдывающего своё имя. На неё никто никогда не обращал внимания. Отец всегда был занят изучением древних манускриптов и поисками всё более сложных и могучих заклинаний, часто он уезжал на очень длительное время, а когда возвращался - требовал чтобы Элия “не путалась у него под ногами”. Несколько слуг, работающих в их замке, сторонились дочь волшебника, а матери своей девочка не помнила.

Одна только нянюшка, ухаживающая за ней в далёком детстве, была добра и ласкова. Она даже учила её простенькой магии, отец так и не позаботился о том, чтобы дочь мага получила соответствующее образование. Хорошо, что нянюшка показала ей буквы и научила читать. Теперь, в свои тринадцать лет, Элия считала себя достаточно опытной волшебницей, и всё благодаря великолепной отцовской библиотеке. И ещё, ей иногда удавалось подсматривать за занятиями отца, незаметно укрывшись в случайно обнаруженном тайнике. Он, пожалуй, и не догадывался, что Элия умеет читать и владеет магией. Один раз, когда она брала книгу в библиотеке, отец застал её за этим занятием и пришёл в страшное негодование. Вот тогда Элия узнала, насколько тяжела рука родителя.

- Как ты посмела!!! – осыпая её градом ударов, ревел отец. – Не сметь! Никогда больше не сметь прикасаться к книгам! Зачем ты вообще её взяла? – прекратив избиение, спросил он, подозрительно смотря на дочь. – Ты умеешь читать?

Что-то такое странное было в его голосе, что Элия решила скрыть не только то, что умеет читать, но и то, что сама потихоньку изучает магию по книгам.

- Я хотела посмотреть картинки, - робко произнесла она, благо в травнике, который лежал сейчас рядом с ней на полу были действительно прекрасные изображения растений.

- Ладно, на сегодня с тебя хватит, а теперь убирайся с моих глаз.

С тех пор библиотека была закрыта на сложный магический замок.

Можно подумать, таким образом, девочку, знающую все закоулки их огромного, старинного замка, могло остановить. Через одну из давно пустующих гостевых комнат в библиотеку вёл прекрасный тайный ход. И пол там разрушен был всего лишь в одном месте, но пара крепких досок решила эту проблему. Элия давно подмечала за собой такую способность, как разыскивать тайные проходы в то место, куда ей очень хотелось попасть. Впрочем, теперь, спустя три года после того достопамятного случая и магический замок не составляет для неё никаких проблем.

Добрая нянюшка умерла почти семь лет назад. С тех пор за ней присматривали служанки, но у тех и без неё было полно забот, так что девочка радовалась предоставленной свободе, посвящая всё своё время изучению магии и замка. Всё изменилось три года назад, после того, как отец встретил её в библиотеки. На следующий день в замке появилась злобная и сварливая женщина.

Теперь за любым движением девочки наблюдали маленькие, внимательные глазки. Элия была в полном отчаянье, теперь о занятиях магией не могло быть и речи. До тех пор, пока не нашла лёгкий способ отделаться от назойливого внимания. Оказывается, у злобной сторожихе была маленькая слабость к вину, и малая толика сонного зелья только улучшала вкус и усиливала сон, быстро наступающий после нескольких глотков.

Девочка рыдала в подушку, вспоминая своего друга Стремительного. Это был вороной красавец конь, словно сама ночь окрасила его в свой чёрно-бархатный цвет. Она выхаживала умирающего жеребёнка при помощи трав и магии. И он стал единственным другом на всём белом свете.

- Нет, она должна узнать, что это за мальчишка, по милости которого она лишилась любящего её существо.

Сборы были не долгие, мягкие сапожки без каблуков, простые штаны и незамысловата туника. Хорошо бы, конечно прихватить ещё и тёплый плащ или куртку, не смотря на лето, в замке гуляли сквозняки, и было прохладно, особенно по ночам. Но в них будет не удобно пролазить под низкими каменными сводами, которыми изобилует подземный переход в темницу, где сидит проклятый мальчишка. Теперь требовалось только заплести рыжие пряди в косу. Элия всегда соблюдала эту предосторожность с тех пор, как в детстве исследуя свои первый нечаянно обнаруженный тайный проход, её непокорные рыжие волосы попали в какой-то скрытый механизм и, зацепившись там, стали наматываться на шестерёнку. Неудержимая сила стала затягивать её вниз. Рванувшись изо всех сил, Элия еле успела вырвать у себя огромный клок волос.

Невысокая девочка, спешно заплетающая волосы, отразилась в старинном зеркале. Светло-орехового цвета глаза, вздёрнутый носик с россыпью веснушек, она совершенно не походила на своего отца – высокого, черноволосого красавца с изумительными ярко-синими глазами. Приезжающие к нему женщины тоже были подстать ему. Изящны, высоки и черноволосы. Они всегда презрительно и с каким-то странным болезненным любопытством разглядывали Элию. Словно перед ними стояла не обычная девочка, а какое-то экзотическое насекомое.

Теперь осталось только уложить одеяло таким образом, чтобы казалось, на кровати кто-то есть, на случай если спящая в соседней комнате злобная фурия решит проверить на месте ли она. Прихватив с собой со стола яблоко, служившее ужином, девочка легкой тенью выскользнула из своей комнаты и поспешила одной ей ведомыми переходами в самую мрачную часть замка. Темнота не мешала, простенькое заклятие ночного зрения прекрасно помогало ориентироваться. Вот и потайной ход, ведущий прямо в коридор, где располагалась дверь узника. По нужному коридору раздавались тяжёлые шаги стражника. Вот этого Элия не предусмотрела. Осталось только ждать, когда стражник уйдёт. Время тянулось медленно, и холод окружающих девочку камней стал пробирать её хрупкое тело. От такого холода даже заломило зубы при попытки всё-таки съесть свой ужин – яблоко. Да и есть, совершенно не хотелось.

Наконец, бдительный страж удалился. Нажав на нужный камень, открывающий дверь, Элия выскользнула из прохода и бросилась к нужной ей двери. Как она и рассчитывала, дверь была закрыта только на огромный засов. Войдя к узнику, девочка плотно закрыла за собой дверь, и тихо шепча заклинание, провела ладонью по её внутренней стороне. Засов вернулся на место, теперь никто не догадается, что его кто-либо открывал.

- Что тебе нужно? – спросил мальчишка, лёжа на охапке соломы.

Вот это да, оказывается, этот узник не так прост, он обладал врожденным ночным зрением, потому что, судя по тому, сколько запрещающих рун было на его ошейнике и цепи, он не мог бы выполнить ни одного, даже самого простенького заклинания. От холода у Элии не попадал зуб на зуб, каково ж тогда пленнику, если на нём всего лишь старые рваные штаны.

“Ты пришла сюда не за тем, чтобы жалеть всяких тут!” - одёрнула себя девочка. Горе от потери своего любимца вновь наполнило её глаза слезами.

- Ты во всём виноват! Отец отдал за тебя моего коня! – зло выкрикнула Элия и запустила в мальчишку яблоком, которое по-прежнему держала в руках.

- Я?! – изумился он. Поймав яблоко на лету, он откусил от него большой кусок, прицелился и бросил обратно в девчонку, точно попав ей при этом в лоб. – Ты держишь меня на цепи в этом жутком каменном мешке, и ещё смеешь мне предъявлять претензии! – его золотистые глаза метали молнии, а голос дрожал от ненависти.

В этот момент в коридоре послышались шаги. Это был не стражник, сюда шёл её отец! Его быструю, легкую походку можно было узнать всегда. Не соображая от страха, что она делает, Элия произнесла недавно выученное заклинание левитации, и сиганула вниз в камеру к узнику. Но в спешке допустила ошибку, и прыжок на пятиметровую высоту закончился вывихом ноги.

- Спрячь, - с мольбой смотря на мальчишку, шёпотом попросила она. Тот понимающе кивнул, и легко подняв её на руки, словно девочка совершенно ничего не весила, отнёс на свое место и прикрыл лежащей там соломой. Сам постарался расположиться так, чтобы сверху не было заметно свернувшуюся в клубочек Элию.

Загремел засов и дверь открылась, на верхнюю площадку вышел маг.

- Ну, что змеёныш, как устроился на новом месте? Надеюсь, ты стоишь тех денег, которые я за тебя отдал.

- Я не змеёныш, я дракон.

- Надо же?! – делано изумился чародей. – Скажи-ка на милость и где твои крылья? И как же это удалось посадить на цепь самого дракона?

- Я выберусь на свободу, и тогда от этих жалких развалин ничего не останется! – глаза мальчишки горели ненавистью. Казалось ещё немного и ошейник, удерживающий юного дракона, расплавиться от переполняющего его гнева. Чародей побледнел и отшатнулся. Но магические руны, и на этот раз устояли, не дав вырваться на свободу драконьей магии.

- Не долго тебе осталось, - зло усмехнулся маг, и ушёл, громко хлопнув дверью.

Элия осторожно зашевелилась, стараясь не беспокоить повреждённую ногу. Каменный пол темницы был словно ледяной, но от мальчика веяло теплом. Он сидел рядом, обхватив руками голову. Что-то защемило в душе у девочки, глядя на него. Она робко протянула руку и погладила его по голове. Тот дёрнулся, словно от удара и удивлённо посмотрел на Элию.

- Ты не бойся, я тебя не обижу, - ласково произнесла девочка. – Я тебя просто погладить хотела.

И ещё раз нежно провела по его спутанным волосам. Тут она неловко повернулась и вывихнутая лодыжка отозвалась сильной болью. Слёзы невольно брызнули из глаз.

- Дай посмотрю, - предложил мальчик, и, не слушая никаких возражений, принялся осматривать поврежденную ногу. Внезапно он резко дёрнул и сустав встал на место.

- Спасибо, хочешь яблоко? – улыбалась Элия, ей стало отчего-то легко и просто с этим мальчишкой.

- Хочу.

- Ты, правда, дракон? А как тебя зовут?

- Меня зовут Дарк. И я действительно дракон, по крайне мере так утверждали те, кто держал меня в клетке. К сожалению, я ничего не знаю кроме клетки. Я и из яйца появился в проклятой клетки и на мне всегда был ошейник. Только во сне представляю как ветер наполняет мои крылья и я летаю среди звёзд. Но сон проходит и вместо чистого неба проклятая тюрьма.

Они долго сидели и разговаривали, откусывая по маленькому кусочку от самого вкусного яблока на свете.

Уже под самое утро, когда ночное небо начало светлеть и звёзды постепенно гаснуть, Элия, на этот раз, правильно сотворив заклинание левитации, поднялась наверх и, бросив последний раз, взгляд на оставшегося внизу Дарка, осторожно открыла засов и вышла в коридор. Хорошо, что утомлённые стражники предпочитали под утро спать, а не вышагивать по холодным коридорам тюрьмы.

Утром предстояло найти способ избавиться от следящей за ней чужих глаз. Но здесь повезло, у её сторожихи разболелись зубы, и строго наказав девочке оставаться в своей комнате, она вместе с парой кувшинов вина удалилась к себе лечиться.

Весь день Элия потратила на поиски любых книг о драконах, но, увы, в библиотеке ничего не было. За исключением какой-то совершенно старой, разорванной книги, которая даже не стояла на полках, а просто валялась в углу за огромным креслом. Девочка ни за что бы не смогла её найти, если бы увлёкшись поисками нужной информации, не пропустила шаги отца, приближающиеся к двери библиотеки. И только щёлчок открываемого замка, привёл её в чувства. Скрываться в тайном ходе она уже не успевала и поэтому метнулась в дальний, тёмный угол и спряталась за старинным, громадным креслом.

- Где же она? Нужная мне книга должна быть в библиотеке! – отец, рыся в полках, небрежно отбрасывая не нужные ему книги.

В дверь робко постучали.

- Мой господин, прибыла госпожа Сатра, она ожидает вас, в вашем кабинете.

- За каким демоном припёрлась эта ведьма?! До ритуала ещё неделя! Она, что собирается мне мозолить глаза целую неделю, - уже тише произнёс отец. Сатра была достаточно могущественной чародейкой, и ссориться с ней было опасно. Девочка боялась эту холодную красавицу, та старалась каждый раз при встрече выдернуть у неё клок волос, а последний раз острой шпилькой расцарапала руку.

Прижав к себе найденную книгу, Элия выбралась из своего убежища. При свете дня она внимательно рассмотрела неожиданную находку. С ветхой обложки на неё смотрел золотой дракон. Теперь нужно спешить, странное слово “ритуал”, словно жгло её изнутри. Оно вызывало ощущение близкой опасности, необходимо было подслушать разговор отца и Сатры. Ноги сами несли привычными тайными коридорами, вот и последний поворот. Девочка приникла к тонкой щели возле слегка раздвинутых резных, дубовых панелей, украшавших кабинет её отца.

- Чем обязан такой чести, видеть вас? – раздался вкрадчивый голос отца.

- Оставь свои любезности, - резко прервала его женщина. – Я никогда не думала, что у тебя получиться задуманное, но не упущу такой возможности увидеть всё своими собственными глазами. Тем более тебе потребуется помощник справиться с обеими жертвами одновременно.

- Надеешься таким образом получить часть их силы?

- Дорогой, не время перепираться, на следующей неделе в созвездие дракона войдёт звезда путешественника, лучшего времени не найти. Кстати, ты действительно уверен, что девчонка принадлежит к Путешествующим по звёздам? Я пыталась изучать её волосы и кровь, но ничего необычного не обнаружила.

- Ха-ха-ха, ты действительно так наивна? Я как вспомню, сколько времени потратил на то, чтобы понравиться её папаше, как льстил и убеждал, что лучшего места для его беременной жены, чем мой замок и быть не может, у меня до сих пор скулы сводит, - зло сверкнул глазами человек, которого она считала своим отцом.

- Твой замок?! – Сатра надменно изогнула бровь. – Насколько мне помнится, этот замок всегда принадлежал семье Рисс. И достался тебе в наследство от скоропостижно скончавшейся жены.

– Теперь этот замок МОЙ! – голосом, от которого по спине девочки пробежал холодок озноба произнёс чародей. Сатра тоже сочла за лучшее не спорить по таким пустякам. - Долгие годы я изучал трактаты, пытаясь постичь их магию, и мне удалось найти возможность, наконец, получить то, что я хочу! И ты собираешься вот так просто присоединиться ко мне?

- Не просто, совсем не просто. Во-первых, вдвоём будет гораздо удобнее, а во-вторых, тебе нужно убить их одним ударом и только “Язык дракона” поможет тебе справиться с этим лучше всего. И совершенно случайно, - почти промурлыкала довольная чародейка, - вчера мне привезли этот древний меч.

- У тебя с собой меч позволяющий совладеть с любой магией?! Где он?

- Э, не спеши, - рассмеялась чародейка, - так как? Мы договорились? А о мече не беспокойся, он у меня с собой, вот только найти его ты не сможешь.

Услышанное потрясло Элию. Теперь многое становилось понятно. Наверное, поэтому она так легко могла обнаруживать тайные, давно позабытые проходы или отыскивать нужные ей вещи. Из замка нужно бежать и чем быстрее, тем лучше. Но как же Дарк? Девочка спешила по коридору, на ходу составляя десяток планов спасения и тут же их отвергая. Ах, если бы она могла добраться до меча, привезённого проклятой Сатрой. Но это потом, на это есть почти неделя, сейчас главное всё сообщить Дарку. Может быть он, что-либо придумает, возможно, ответ находиться в книге, крепко прижатой сейчас к груди.

- Ах, ты неуклюжая! Смотри, что ты наделала!

Задумавшись, девочка налетела на служанку, несущую ведро воды. Она стояла, уперев руки в боки, а пустое ведро валялось рядом.

- Я сейчас наберу воды и отнесу её сама куда нужно, - примирительно предложила Элия.

- А нужно в тюрьму, новому узнику, - ворчливо заметила служанка. – Ладно, если сделаешь, заглянешь потом на кухню. Найду тебе чего-нибудь вкусного.

О таком прекрасном поводе посетить узника девочка даже и не мечтала. Тем более стражники видели всё происходящее и беспрепятственно пропустили её, несущую полное ведро воды в темницу. С замиранием сердца открыла дверь камеры, заклятие левитации и вот она уже обнимает Дарка.

- Я приду ночью, а ты попробуй что-нибудь найти в этой книге, - и девочка опять взмыла вверх, чтобы не вызвать подозрения у стражников своим долгим присутствием в камере пленника.

Никогда ещё день не тянулся так долго. Наконец, долгожданная ночь вступила в свои права. Вечером Элия наведалась на кухню за обещанным угощением и сумела подсыпать в пищу стражников сонное зелье. И вот знакомый тайный проход, из комнаты стражников раздаётся могучий храп, слышный даже здесь.

- Дарк, - тихо позвала она, спускаясь к нему. Мальчик-дракон радостно помахал рукой, на его коленях лежала раскрытая книга.

- Элия, смотри, в книге обнаружились новые записи на пустых страницах. Ни когда бы не подумал, что от этой штуки, - и он повертел ошейник на своей шее, - будет хоть какая-нибудь польза. Она не только мою магию поглощает, но и всех предметов, стоит только мне к ним прикоснуться.

- Это хорошая новость, но есть и плохая, - вздохнула Элия, ставя рядышком корзинку с провизией. – У нас всего неделя, чтобы найти способ вытащить тебя отсюда и убраться куда подальше от замка. Иначе нас убьют.

- Тебя-то за что? В чём ты так сильно провинилась перед своим отцом?

- В том-то и дело, что он не мой отец. Оказывается, я принадлежу к какому-то клану Путешествующих по звёздам. Тот, кого я называла отцом, уничтожил моих настоящих родителей и вырастил меня, чтобы, убив в последствии, получить мою магию. Тебя ожидает та же участь. Одна я не уйду! – Элия сразу отмела все возражения Дарка. – Давай лучше поговорим о чём нибудь более интересном, - девочка зябко передёрнула плечами и прижалась к Дарку, от него исходило такое приятное тепло, что озябшая Элия сразу же согрелась. - Что интересного ты нашёл на вновь открывшихся страницах? Для меня эти руны абсолютно не понятны.

- Если соединить сердца золотого дракона и Путешествующего среди звёзд в то время, когда Звезда Путешественника входит в созвездие Дракона, то можно высвободить магию позволяющую создавать и разрушать миры.

- Вот это и собираются сделать парочка кровожадных магов, проткнув, мечём оба наших сердца одновременно.

Элия прижалась к Дарку и заплакала.

- Знаешь, когда мне грустно я всегда напеваю детскую песенку. Мне её пела няня, когда укладывала спать.

Месяц по небу гулял,
Месяц звёзды собирал.
Спи, усни, любимый мой,
Принесёт звезда покой.

- Мне никто никогда не пел колыбельную. Спасибо. Пусть это будет – колыбельная для дракона. Вот ты и улыбнулась. Мы обязательно что-нибудь придумаем.

Дни бежали теперь с огромной скоростью, время летело, а выхода всё не было. Остался последний день, Элия была в отчаяние. Она тщательно обыскала весь замок от подвала до запылённого чердака и не могла найти меч, спрятанный Сатрой. Совершенно отчаявшаяся девочка решила сделать ещё одну, совершенно не вероятную попытку. Она закрыла глаза и сосредоточилась на своём желании оказаться там, где находится сейчас меч “Язык Дракона”. И шагнула вперёд.

Элия оказалась в неизвестной комнате. По крайне мере, таких в их замке точно не было. На столе лежал, светясь золотистым светом удивительный клинок. Эфес был выполнен в виде головы дракона, изрыгающего пламя. Схватив меч, она представила камеру Дарка, и смело шагнула вперёд.

- Элия? Я же просил тебя оставить меня здесь. Мне ты не поможешь и сама пропадёшь!

- Смотри! Сейчас я тебя освобожу! – и девочка, смеясь, продемонстрировала свою добычу. Осторожно, стараясь не поранить Дарка, она просунула лезвие меча между ошейником и его шеей. Лезвие медленно стало врезаться в металл. Вот осталось совсем немного и испещренный рунами ошейник будет окончательно разрезан.

- Элия!!! – резкий двухголосый окрик раздался под сводами тюрьмы. Два мага спешно плели заклинания.

Но поздно, ошейник, с жалобным звуком упал на каменный пол камеры.

- Я люблю тебя, Дракон и вверяю тебе своё сердце!

- Я тоже люблю тебя, Путешествующая среди звёзд, и вверяю тебе своё сердце!

Они стояли, обнявшись, бросая вызов этому миру и творя свой собственный мир, где нет злобы и ненависти. Камера старого замка пропала, и они вместе шагнули на поросшее ярко-зелёной травой высокое, каменное плато. Внизу синий океан, неспешно катил волны, а зелёный лес, о чём-то шелестел листвой.

Всё это было очень-очень давно. Это был первый мир, созданный их совместной магией. А теперь древний, золотой дракон спал в своей пещере и видел во сне смеющуюся рыжеволосую девочку, которой он отдал своё сердце.


- Мама! Мамочка, это здесь спит дракон, помиривший вас с папой?

- Здесь, малыш. Тише, не буди его.

Молодые мужчина и женщина, держа за руки маленькую девочку, подошли к горе, внутри которой спал исполин.

- Дракон, я знаю, ты меня слышишь, - тихо произнесла молодая женщина, - мы пришли сказать тебе спасибо.

- Мамочка, давай я спою ему колыбельную, - и чистый детский голос запел. –

Месяц по небу гулял,
Месяц звёзды собирал.
Спи, усни, любимый мой,
Принесёт звезда покой.

- Это были те юные глупцы, которых ты мирил? – рассмеялась седая женщина, уютно устроившаяся на спине дракона и заботливо прикрытая его крылом. – Ты держишь своё обещание.

- Конечно, моя любовь. Во имя того чувства, что связало нас навеки, я обещал всегда помогать влюблённым, если это в моих силах.

- Ты неисправимый романтик, за что и люблю тебя, дракон.

- Спи, любовь моя, слышишь, нам поют колыбельную. Колыбельную для дракона.


Искать на сайте:

Награды Лукошка
Благодарность
Светлане Вовянко из Киева, предоставившей для сканирования личную библиотеку.
Андрею Никитенко из Минска, приславшему более 100 сказок.